Холмы️ анализ стихотворения Иосифа Бродского, главный смысл

Иосиф Бродский — Холмы: Стих

Вместе они любили
сидеть на склоне холма.
Оттуда видны им были
церковь, сады, тюрьма.
Оттуда они видали
заросший травой водоем.
Сбросив в песок сандалии,
сидели они вдвоем.

Руками обняв колени,
смотрели они в облака.
Внизу у кино калеки
ждали грузовика.
Мерцала на склоне банка
возле кустов кирпича.
Над розовым шпилем банка
ворона вилась, крича.

Машины ехали в центре
к бане по трем мостам.
Колокол звякал в церкви:
электрик венчался там.
А здесь на холме было тихо,
ветер их освежал.
Кругом ни свистка, ни крика.
Только комар жжужал.

Трава была там примята,
где сидели они всегда.
Повсюду черные пятна —
оставила их еда.
Коровы всегда это место
вытирали своим языком.
Всем это было известно,
но они не знали о том.

Окурки, спичка и вилка
прикрыты были песком.
Чернела вдали бутылка,
отброшенная носком.
Заслышав едва мычанье,
они спускались к кустам
и расходились в молчаньи —
как и сидели там.

По разным склонам спускались,
случалось боком ступать.
Кусты перед ними смыкались
и расступались опять.
Скользили в траве ботинки,
меж камней блестела вода.
Один достигал тропинки,
другой в тот же миг пруда.

Был вечер нескольких свадеб
(кажется, было две).
Десяток рубах и платьев
маячил внизу в траве.
Уже закат унимался
и тучи к себе манил.
Пар от земли поднимался,
а колокол все звонил.

Один, кряхтя, спотыкаясь,
другой, сигаретой дымя —
в тот вечер они спускались
по разным склонам холма.
Спускались по разным склонам,
пространство росло меж них.
Но страшный, одновременно
воздух потряс их крик.

Внезапно кусты распахнулись,
кусты распахнулись вдруг.
Как будто они проснулись,
а сон их был полон мук.
Кусты распахнулись с воем,
как будто раскрылась земля.
Пред каждым возникли двое,
железом в руках шевеля.

Один топором был встречен,
и кровь потекла по часам,
другой от разрыва сердца
умер мгновенно сам.
Убийцы тащили их в рощу
(по рукам их струилась кровь)
и бросили в пруд заросший.
И там они встретились вновь.

Еще пробирались на ощупь
к местам за столом женихи,
а страшную весть на площадь
уже принесли пастухи.
Вечерней зарей сияли
стада густых облаков.
Коровы в кустах стояли
и жадно лизали кровь.

Электрик бежал по склону
и шурин за ним в кустах.
Невеста внизу обозленно
стояла одна в цветах.
Старуха, укрытая пледом,
крутила пред ней тесьму,
а пьяная свадьба следом
за ними неслась к холму.

Сучья под ними трещали,
они неслись, как в бреду.
Коровы в кустах мычали
и быстро спускались к пруду.
И вдруг все увидели ясно
(царила вокруг жара):
чернела в зеленой ряске,
как дверь в темноту, дыра.

Кто их оттуда поднимет,
достанет со дна пруда?
Смерть, как вода над ними,
в желудках у них вода.
Смерть уже в каждом слове,
в стебле, обвившем жердь.
Смерть в зализанной крови,
в каждой корове смерть.

Смерть в погоне напрасной
(будто ищут воров).
Будет отныне красным
млеко этих коров.
В красном, красном вагоне
с красных, красных путей,
в красном, красном бидоне —
красных поить детей.

Смерть в голосах и взорах.
Смертью полн воротник. —
Так им заплатит город:
смерть тяжела для них.
Нужно поднять их, поднять бы.
Но как превозмочь тоску:
если убийство в день свадьбы,
красным быть молоку.

Смерть — не скелет кошмарный
с длинной косой в росе.
Смерть — это тот кустарник,
в котором стоим мы все.
Это не плач похоронный,
а также не черный бант.
Смерть — это крик вороний,
черный — на красный банк.

Смерть — это все машины,
это тюрьма и сад.
Смерть — это все мужчины,
галстуки их висят.
Смерть — это стекла в бане,
в церкви, в домах — подряд!
Смерть — это все, что с нами —
ибо они — не узрят.

Смерть — это наши силы,
это наш труд и пот.
Смерть — это наши жилы,
наша душа и плоть.
Мы больше на холм не выйдем,
в наших домах огни.
Это не мы их не видим —
нас не видят они.

Розы, герань, гиацинты,
пионы, сирень, ирис —
на страшный их гроб из цинка —
розы, герань, нарцисс,
лилии, словно из басмы,
запах их прян и дик,
левкой, орхидеи, астры,
розы и сноп гвоздик.

Прошу отнести их к брегу,
вверить их небесам.
В реку их бросить, в реку,
она понесет к лесам.
К черным лесным протокам,
к темным лесным домам,
к мертвым полесским топям,
вдаль — к балтийским холмам.

Холмы — это наша юность,
гоним ее, не узнав.
Холмы — это сотни улиц,
холмы — это сонм канав.
Холмы — это боль и гордость.
Холмы — это край земли.
Чем выше на них восходишь,
тем больше их видишь вдали.

Холмы — это наши страданья.
Холмы — это наша любовь.
Холмы — это крик, рыданье,
уходят, приходят вновь.
Свет и безмерность боли,
наша тоска и страх,
наши мечты и горе,
все это — в их кустах.

Холмы — это вечная слава.
Ставят всегда напоказ
на наши страданья право.
Холмы — это выше нас.
Всегда видны их вершины,
видны средь кромешной тьмы.
Присно, вчера и ныне
по склону движемся мы.
Смерть — это только равнины.
Жизнь — холмы, холмы.

Анализ стихотворения «Холмы» Бродского

Стихотворение «Холмы» И. Бродский впервые прочитал публично в 1962 г. в «Литературном кафе». В произведении поэт прозрачно намекает на свое недовольство окружающей действительностью. Точно не установлено, скрываются ли за образами «двоих» конкретные люди. Скорее всего, это просто символ.

Читайте также:
Краткие вредные советы - читать книжку онлайн за несколько минут

Основная тема произведения — противостояние жизни и смерти. Холм, на котором сидят два человека, символизирует собой отрешенность от действительности, возвышенное состояние духа. Впоследствии Бродский будет развивать тему вечного одиночества, неприемлемости обыденной жизни.

В рассматриваемом стихотворении двое людей любили уединяться на холме. Поднявшись на него, они чувствовали себя абсолютно свободными и могли беспристрастно оценивать жизнь остальных людей. Открывавшаяся перед их глазами картина была малопривлекательна: «калеки ждали грузовика», «ворона вилась, крича». Возникает первое противоречие между холмами и равниной, которое пока еще не содержит ничего трагического.

Первое тревожная нота звучит в строке: «всем это было известно, но они не знали о том». Возникает мысль, что безобидное посещение холма с простыми человеческими радостями («окурки, спичка и вилка… бутылка») кому-то не давало покоя.

Страшная развязка наступила в тот день, когда в городе справляли две свадьбы. Как обычно, двое людей разными путями уходили с холма. Они не подозревали, что встретят убийц. Беззащитность жертв подчеркнута тем, что один умер «от разрыва сердца». В последний раз приятели встретились на дне заросшего пруда. Известие об убийстве переполошило весь город и грубо оборвало двойной праздник.
Автор не называет убийц, для него это не важно. Двое приятелей погибли насильственной смертью, потому что их поведение не укладывалось в стандарты обывателей. Судя по всему, убийство планировалось давно. Игнорирование приятелями общегородского праздника переполнило чашу терпения тех, кто за ними наблюдал.

Бродский не скрывал своего отрицательного отношения к безликой серой массе людей. Холм для него олицетворяет собой жизнь и яркую индивидуальность. Город со всеми его грубыми и бездушными атрибутами («все машины, тюрьма», «стекла в бане») — это смерть и обезличенное существование.

Автор иронично передает слова жителей города: «Мы больше на холм не выйдем». Попытка выделиться из толпы, подняться над нею неизбежно закончится гибелью. Лучше не искушать судьбу и покориться требованиям общества.

В заключительной части произведения содержится главная мысль Бродского. Он описывает холмы с помощью самых сокровенных понятий, символизирующих собой саму жизнь: «юность», «боль и гордость», «любовь». Вершины холмов гордо красуются «средь кромешной тьмы», в которую погружены равнины, олицетворяющие собой смерть.

Таким образом, противостояние «холмы — равнины» в философском смысле тождественно «жизни — смерти». Применительно к советской действительности за этими символами скрывается противоречие между независимой личностью и жизнью под диктовку коммунистической партии.

Анализ стихотворения Иосифа Бродского «Холмы»

При анализе стихотворения Бродского «Холмы» видно, что в нем отражается взгляд поэта на советскую действительность, неприятие ее законов и правил. Это происходит через символы, потому что Бродский не мог в открытую критиковать власть. Образы двух людей в стихотворении тоже символичны, за ними не скрываются определенные личности. Позже в свет вышел сборник с одноименным названием. В нем были собраны многие другие творения поэта: «Отрывок», «Переживи всех», «Дебют», «Шествие» и «Дорогая, я вышел сегодня из дому поздно вечером…».

  1. Тема произведения
  2. Композиция стихотворения
  3. Жанровые особенности
  4. Средства выразительности

Тема произведения

Впервые стихотворение «Холмы» Бродский читает в 1962 году. Это происходило в «Литературном кафе» — месте сбора многих поэтов и писателей в Санкт-Петербурге.

В «Холмах» Иосиф Александрович противопоставляет жизнь и смерть, их вечное единоборство. И в тексте стихотворения смерть оказывается победителем. Поэт не только ставит философский вопрос перед читателем, но и рассуждает и о человеческом одиночестве.

В его стихотворении герои непоняты окружением, выделяются среди остальных, потому что будто бы наблюдают за жизнью свысока:

Сидеть на склоне холма.

Оттуда видны им были церковь, сады, тюрьма».

Холмы являются символом отрешенности, а два человека выбиваются из общей серой массы. Бродский пытается сказать, что в советское время иметь индивидуальность и как-то отличаться от типичного гражданина своей страны значит навлечь на себя беду. Это и происходит в стихотворении — «они» заканчивают трагично и погибают от рук убийц, решивших прервать встречи двух молодых людей.

Поэт всегда негативно относился к безликой серой массе, но, по его мнению, существование тех двух невозможно в условиях советской власти, ведь она уничтожает любые отклонения от своей нормы.

Герои отважно взирают с холмов именно на смерть — моральную и духовную. Упадок проявляется во всем, за что цепляется их взгляд: тюрьма, машины, баня, банк. Даже в день свадьбы, казалось бы, торжества любви и жизни происходит трагедия. Уже настоящая физическая смерть. Все это говорит читателю о существовании неправильной, искаженной действительности. Стихнет свадьба, пройдут похороны, и о двух смельчаках забудут навсегда.

В творчестве Бродского часто поднимаются подобные темы. Например, похожие по смыслу произведения — «Ты поскачешь во мраке, по бескрайним холодным холмам…» и «Набросок». В них такая же тревога и безысходность. Герои находятся в поиске чего-то, что для них недостижимо.

Композиция стихотворения

Стихотворение является большим по объему. Композиционно Бродский делит его на три части:

  1. Жизнь двух людей, которые взирали с высоты на обычную жизнь. Описание их места, детали досуга. Эта часть похожа по настроению на «Август», который поэт написал в 1996 году.
  2. Смерть героев и события, повлекшие известие об их гибели. Реакция тех самых обыкновенных людей.
  3. Философские размышления Бродского на тему жизни и смерти. Эта часть является самой главной. Предыдущие две плавно подводят к изложению главных мыслей, указанных в третьей.

Все части стихотворения полны горечи и боли. Поэт описывает события ярко и живо, что заставляет полностью окунуться в повествование. Этим самым он пытается сказать, что все — юность, гордость, любовь, убийство — является жизнью.

Примечательно, что после случившегося в тексте мелькает строчка, что жители больше не выйдут на холмы — слишком велика расплата. Никто больше не рискнет подняться, ведь лучше принять требования общества и государства, чем поплатиться жизнью за вызов устоявшимся правилам.

Жанровые особенности

Жанр этого стихотворения тяжело определить с филологической точки зрения, потому что завязка и кульминация отличаются смысловым содержанием от развязки. Иногда Бродский указывал жанр в самом заглавии, например, как в стихотворении «Элегия», но здесь другой случай.

Читайте также:
Русский язык - анализ, история создания, основная мысль

Большинство исследователей относят «Холмы» к философскому рассуждению. В тексте решаются вопросы жизни и смерти, человеческого предназначения и смысла существования. Это доказывает мнение ученых.

Стихотворение написано ямбом — это самый распространенный размер стихотворений. Возможно, Бродский делает это намеренно, чтобы показать простоту жизни, по сравнению со смертью.

Средства выразительности

В стихотворении можно найти множество эпитетов, метафор и сравнений. Самое важное в нем, к пониманию чего подводит поэт на протяжении всего своего рассказа: смерть в личностном и эмоциональном плане — это равнины, а настоящая жизнь — холмы.

В философском смысле Бродский под холмами подразумевает яркую человеческую личность, невозможную в условиях советской диктатуры, которая является равниной — в прямой линии нет никакого развития и никакой динамики. Так и жизнь граждан СССР двигалась под указку власти.

Также в тексте можно найти и другие тропы. Они помогают проникнуться смыслом:

  1. Эпитеты: «розовый шпиль», «разные склоны», «страшный крик», «вечерняя заря», «страшная весть», «пьяная свадьба».
  2. Метафоры: «крик потряс склоны», «сон был полон мук», «стада густых облаков», «чернела в ряске дыра».
  3. Олицетворения: «закат унимался и манил тучи», «пар поднимался», «кусты проснулись», «город заплатит».
  4. Сравнения: «неслись, как в бреду», «как дверь в темноту», «смерть, как вода».

Большое изобилие средств выразительности дополняет стихотворение, дает полную картину происходящего. Оно создает ощущение тревоги, которое оправдано, ведь происходит убийство. Но это чувство не исчезает до самого конца. Даже во время философских отступлений читатель чувствует эмоциональное неспокойствие внутри. Бродский как мастер своего дела смог добиться такого результата. У него это получилось.

Холмы в стихотворении Бродского отныне останутся нетронутыми — никто больше не рискнет к ним прикоснуться, никто больше не нарушит обыденный строй жизни. Правильно это или нет, должен понять сам читатель, как и сделать свой выбор: сидеть наверху и видеть все вокруг или довольствоваться равниной.

Бродский надо что то иметь позади. Анализ стихотворения Бродского «Письма к стене»

Написанное Иосифом Бродским стихотворение “Холмы” очень трагично. Оно отражает мнение автора о советской действительности его времени. Краткий анализ “Холмы” по плану, который может быть использован на уроке литературы в 11 классе, даст общее представление об этом произведении и раскроет замысел автора. Этот разбор может быть использован и как основной материал, и в качестве дополнения.

Краткий анализ

История создания – поэт написал это стихотворение в 1962 году, тогда же оно было прочитано в “Литературном кафе”.
Тема стихотворения – противостояние жизни со смертью.

Композиция – произведение разделено на несколько частей. В первой рассказывается история двух людей, которые любили сидеть на холме, вторая посвящена их смерти, а третья – это философские рассуждения автора о жизни и смерти.

Жанр – философская лирика.

Стихотворный размер – ямб.

Эпитеты – “розовый шпиль”, “разные склоны”, “страшный крик”, “вечерняя заря”, “страшная весть”, “пьяная свадьба”.

Метафоры – “крик потряс склоны”, “сон был полон мук”, “стада густых облаков”, “чернела в ряске дыра”.

Олицетворения – “закат унимался и манил тучи”, “пар поднимался”, “кусты проснулись”, “город заплатит”.

Сравнение – “неслись, как в бреду”, “как дверь в темноту”, “смерть как вода”.

Анализ денотативного пространства текста

Глобальная ситуация: одиночество героя. Текстовая макропропозиция – условное пребывание лирического героя в «нигде» и его поведение. Микропропозиции реализуют восприятие лирическим героем окружающего его мира и соответствуют в некоторой мере элементам эпистолярного клише:

1) Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря.

2) …Я любил тебя больше, чем ангелов и самого…

3) …Поздно ночью, в уснувшей долине, на самом дне…

4) ..Я взбиваю подушку мычащим «ты»…

Глобальная ситуация задаёт тон, настроение всего стихотворения. Понимание ситуации читателем происходит постепенно, за счёт появления новых номинаций: топографических и эмоциональных. Вначале с помощью абсурдного времени, «невидимого» (в смысле, невспоминаемого) портрета лирического героя – адресата письма, невозможного, нереального пространства («с одного из пяти континентов») автор вводит нас в картину, которую мы должны уже понимать, как заведомо ложную, невоплощённую, несуществующую в мире. Затем лирический герой называет причину своего пребывания в «нигде» – это любовь к адресанту письма («я любил тебя больше … поэтому дальше теперь от тебя»). Потом автор опять возвращает нас к пространству-времени и сужает хронотоп до размера простыни. В финале эмоция («я взбиваю подушку мычащим «ты») опять преобладает, но чувственный мир лирического героя выражается через предметные символы: подушка, зеркало, моря.

Лексико-семантические репрезентации указывают на смешанный стиль текста: среди общеупотребительных слов есть слово высокого стиля «ибо» и просторечие: «мычащим», а также заимствованный из «Записок сумасшедшего» Н.В. Гоголя неологизм явно сниженного характера: надцатого мартобря. Но высокое драматическое напряжение текста даёт право отнести стихотворение к высокому стилю.

Это стихотворение автор посвящает противостоянию жизни и смерти, в котором смерть побеждает, Таким образом он не только ставит острый философский вопрос, но и рассматривает еще одну важную тему – вечного одиночества человека, который не хочет мириться с окружающей его действительностью, не хочет быть частью серой массы. Отрешенность от нее как раз и символизируют холмы. Но Бродский также показывает, что стремление к тому, что никак не укладывается в обывательские стандарты, обычно заканчивается весьма трагически.

Читайте также:
Турандот краткое содержание оперы написанной Гоцци - читать онлайн

Иосиф Бродский «Письма к стене»

Сохрани мою тень. Не могу объяснить. Извини. Это нужно теперь. Сохрани мою тень, сохрани. За твоею спиной умолкает в кустах беготня. Мне пора уходить. Ты останешься после меня. До свиданья, стена. Я пошёл. Пусть приснятся кусты. Вдоль уснувших больниц. Освещённый луной. Как и ты. Постараюсь навек сохранить этот вечер в груди. Не сердись на меня. Нужно что-то иметь позади.

Сохрани мою тень. Эту надпись не нужно стирать. Всё равно я сюда никогда не приду умирать, Всё равно ты меня никогда не попросишь: вернись. Если кто-то прижмётся к тебе, дорогая стена, улыбнись. Человек — это шар, а душа — это нить, говоришь. В самом деле глядит на тебя неизвестный малыш. Отпустить — говоришь — вознестись над зелёной листвой. Ты глядишь на меня, как я падаю вниз головой.

Разнобой и тоска, темнота и слеза на глазах, изобилье минут вдалеке на больничных часах. Проплывает буксир. Пустота у него за кормой. Золотая луна высоко над кирпичной тюрьмой. Посвящаю свободе одиночество возле стены. Завещаю стене стук шагов посреди тишины. Обращаюсь к стене, в темноте напряжённо дыша: завещаю тебе навсегда обуздать малыша.

Не хочу умирать. Мне не выдержать смерти уму. Не пугай малыша. Я боюсь погружаться во тьму. Не хочу уходить, не хочу умирать, я дурак, не хочу, не хочу погружаться в сознаньи во мрак. Только жить, только жить, подпирая твой холод плечом. Ни себе, ни другим, ни любви, никому, ни при чём. Только жить, только жить и на всё наплевать, забывать. Не хочу умирать. Не могу я себя убивать.

Так окрикни меня. Мастерица кричать и ругать. Так окрикни меня. Так легко малыша напугать. Так окрикни меня. Не то сам я сейчас закричу: Эй, малыш! — и тотчас по пространствам пустым полечу. Ты права: нужно что-то иметь за спиной. Хорошо, что теперь остаются во мраке за мной не безгласный агент с голубиным плащом на плече, не душа и не плоть — только тень на твоём кирпиче.

Изолятор тоски — или просто движенье вперёд. Надзиратель любви — или просто мой русский народ. Хорошо, что нашлась та, что может и вас породнить. Хорошо, что всегда всё равно вам, кого вам казнить. За тобою тюрьма. А за мною — лишь тень на тебе. Хорошо, что ползёт ярко-жёлтый рассвет по трубе. Хорошо, что кончается ночь. Приближается день. Сохрани мою тень.

Композиция

Поэт делит свое произведение на три части, где первые две – это символические истории: первая – о жизни двух людей, поднимавшихся над обывательщиной, вторая – об их смерти и о том, как она повлияла на тех обывателей, от которых они стремились отгородиться.

Основной является третья часть, которая представляет собой философские размышления Бродского о сущности жизни и ее противоположности – смерти. Первую поэт описывает очень горько, но жизнь для него наполнена особым смыслом, поэтому он передает ее самыми сокровенными понятиями: любовь, юность, гордость. Даже боль – это все же жизнь.

Анализ художественного пространства

Важнейшей характеристикой пространства является её отчуждаемость от человека. Пространство осознаётся лирическим субъектом как некая абстрактная категория, которая существует сама по себе, вне поле зрения субъекта и нужная ему просто как «заполненность», вместилище всего остального, что не является предметным миром субъекта.

Пространство в стихотворении:

1) Открытое, практически не имеющее пространственных границ: бесконечность, необъятность характеризуется упоминанием больших и открытых пространств: континенты, моря; а также вызовом ассоциаций с теологическими пространствами: Небесами и миром («я любил тебя больше, чем ангелов и самого, / и поэтому [нахожусь] дальше теперь от тебя, чем от них обоих» – имеется в виду и Бог, и сатана).

2) Нереальное – упоминание пяти континентов вместо реальных шести, пусть и явно соотносящихся с реальными (под континентом, «держащимся на ковбоях», явно подразумевается Северная Америка, имеющая устойчивую ассоциативно-культурную связь с понятием «ковбои»), разрушает правдоподобие и углубляет тему безумия лирического героя, заданного ещё в первой строке нереальным временем: «надцатого мартобря».

3) Чужое: герой – сторонний наблюдатель, заброшен на чужбину, не может найти себя.

4) Заполненное: в пространстве находится множество объектов: континенты, ковбои, ангелы, Бог, сатана, долина, городок, ручка двери, простыня, подушка, моря, зеркало.

Пространство имеет верх («ангелов и самого») и низ («в долине, на самом дне»). Также оно имеет пространственные координаты близости («простыня», «подушка») и дальности («за морями, которым конца и края»), т.е. пространство, строящееся по вертикали, сменяется пространством, строящемся по горизонтали. В центре пространства находятся простыня, подушка и лирический герой. Всё остальное – весь необъятный мир, все упомянутые географические объекты и все пространственные ориентиры – находится на периферии.

Пространственные координаты задаются ключевым словом «простыня». По мере прохождения пути к точке «простыне» автор постепенно то сужает, то расширяет пространство, доступное видению. Пространство в финале точечное, оно предельно сужено и конкретизировано.

Пространство монотопическое, замкнутое, основная точка локализации – простыня и подушка (т.е. кровать), на которой происходит действие; оно психологически замкнуто, сосредоточенно на внутренних переживаниях лирического героя.

Средства выразительности

Это произведение насыщено не только символами, но и разнообразными выразительными средствами, такими, как:

  • Эпитеты – “розовый шпиль”, “разные склоны”, “страшный крик”, “вечерняя заря”, “страшная весть”, “пьяная свадьба”.
  • Метафоры – “крик потряс склоны”, “сон был полон мук”, “стада густых облаков”, “чернела в ряске дыра”.
  • Олицетворения – “закат унимался и манил тучи”, “пар поднимался”, “кусты проснулись”, “город заплатит”.
  • Сравнение – “неслись, как в бреду”, “как дверь в темноту”, “смерть как вода.
Читайте также:
Отзывы о рассказе М.М. Пришвина «Кладовая солнца» для читательского дневника

Анализ эмотивного пространства текста

Доминирующая эмоция в тексте – отчаянье, доводящее до безумия. Эмоциональные маркёры: использование неологизма «надцатое мартобря», вызывающего аллюзию на «Записки сумасшедшего» Н.В. Гоголя; парадоксальное нагромождение определений («дорогой уважаемый милая»); гипнотизирующее постепенное сужение пространства. Высший накал доминирующей эмоции – финал стихотворения, где эмоциональными маркёрами выступают фразы: «мычащим ты» как выражение муки; «как безумное зеркало повторяя» – ключевая фраза к пониманию сути всего стихотворения – как выражение безграничного отчаянья и явного безумия.

Репрезентация эмоции – внутренний монолог.

Анализ членимости текста

Ввиду особенностей синтаксического и семантического построения текста и его малого объёма лучше членить текст с позиций структурно-смыслового членения текста. Объёмно-прагматическое членение неактуально, т.к. в тексте невозможно выделить главы, абзацы и отдельные предложения. Анализ контекстно-вариативного членения текста не представляется возможным ввиду малого объёма текста и отсутствия в нём способов репрезентации чужой речи, также наличие в тексте только одной композиционно-речевой формы авторской речи: повествование.

При взгляде с композиционно-тематического плана, в стихотворении можно выделить два ССЦ, графически разделённых знаком точка с запятой.

Первое ССЦ представляет собой соединение двух микротем: зачина-приветствия и объяснения причины одиночества. Вначале стихотворения автор даёт развёрнутое описание самого себя, точнее, констатирует ситуацию утраты памяти о нём адресантом письма; затем он приводит причину, по которой он одинок и по которой пишет письмо.

Второе ССЦ, являющееся соединением других двух микротем: то сужающегося, то расширяющегося пространства и описания выражения эмоции, – кульминация стихотворения и его финал.

Краткое содержание

Стихотворение начинается со строки «вместе они любили сидеть на склоне холма», которая знакомит читателей с парой людей. Они смотрели на церковь, сады, тюрьму, природу. Затем парочка смотрела в небо, а в это время в городе жизнь шла своим чередом. Машины ехали к бане, в церкви звонили в колокола, и только на холмах стояла тишина.

Героев не отвлекали звуки, только иногда был слышен комар. Когда люди уходили, на траве оставались пятна от еды — их слизывали коровы. После расставания персонажи шли по своим делам. Но стоило им спуститься, как одного убили, а второй умер от разрыва сердца. Трупы сбросили в пруд.

Весть о гибели людей быстро распространилась в городе. Свадьба остановилась, пастухи рассказали о страшной находке, после чего все побежали к пруду. Перед ними встала проблема: как достать тела. Далее идет описание того, что же именно является смертью.

Убитых хоронят, на их могилу несут разные цветы. Холмы символизируют нежелание быть похожим на других. Они всегда видны в любой темноте. Только смерть может вернуть к равнинам и заставить стать обычным.

В последних строчках автор подводит важный итог: тот, кто хочет жить по-настоящему, будет идти на холмы.

Связность текста

Характеристика текстообразующих логико-семантических связей. Связность текста обнаруживается на семантическом уровне организации текста. Она выражена:

1) в тождественном повторе (черт-черт, ночью-ночью);

2) в частичном лексико-семантическом повторе (с любовью – любил);

3) в антонимическом повторе (континент – море);

3) в тематическом повторе слов, имеющих общие семы (одного – пяти – обоих, континент – долина, дно – море, простыня – подушка, дорогой – уважаемый – милая как клише, ночь – темнота);

4) в дейктическом повторе (ангелов и самого – от них обоих).

Текстообразующие грамматические средства связи:

1) употребление деепричастий и деепричастных оборотов: говоря откровенно, извиваясь ночью на простыне, как безумное зеркало повторяя;

2) синтаксический параллелизм: я любил тебя больше, чем ангелов и самого, / и поэтому дальше теперь от тебя, чем от них обоих;

3) неполнота синтаксических конструкций: усечение: чем ангелов и самого [Бога]; за морями, которым конца и края [нет].

Также в тексте встречается довольно много текстообразующих прагматических связей:

1) ассоциативные связи: в первую очередь, отсылка к гоголевским «Запискам сумасшедшего»; социально-культурологическая ассоциация: «континент, держащийся на ковбоях», под которым подразумевается Северная Америка (ковбои прочно ассоциируются с Диким Западом и индейцами); усечённый русский фразеологизм: моря без конца и без края («морям, которым конца и края»);

2) образные связи: яркое сравнение черт лица и изгибов тела; метафоры.

Художественные приемы

Стих относится к философским произведениям. В нем автор рассматривает один из вечных вопросов — отношение к жизни и смерти. Размер работы — ямб, так как он лучше всего передает простоту и глубину текста.

Композиция стихотворения состоит из трех частей. В первой автор рассказывает о жизни двух людей, которые поднялись над обыденной жизнью, вторая повествует об их смерти и реакции толпы. Но важнее всего третья часть — она содержит размышления поэта о сущности смерти и жизни.

Автор показывает существование чего-то горького, печального, он именно оно дает самое ценное — любовь, дружбу, гордость. Бродский использовал следующие средства выразительности:

  • эпитеты — у поэта шпиль стал розовым, склоны разными, а крик страшным;
  • метафоры — Бродский показывает холмы кричащими, сны мучительными, а облака у него сбиваются в стада;
  • сравнение — поэт сравнивает смерть с водой;
  • олицетворение — Бродский делает живыми кусты, закат, пар, город.

У Бродского есть свои представления о жизни. В своем творчестве он не боялся это показывать. Поэт отрицательно относился к безликой серой массе и всегда стремился проявлять индивидуальность.

В тексте стихотворения он делится дорогими для себя вещами и подчеркивает, что ему неинтересны материальные ценности.

Поэзия Бродского наполнена разными темами. Например, в стихотворении «Ты поскачешь во мраке» поэт рассказывает о смерти, а в «Переживи их всех» призывает набираться терпения и преодолевать любые препятствия.

История создания

Стих был написан в 1962 году, тогда же поэт прочитал его в «Литературном кафе». Бродский не скрывал своего отношения к советской власти. В стихотворении он раскрывает с необычной точки зрения противостояние толпы и поэта.

Читайте также:
Стихи о театре для детей - подборка коротких и красивых

«Холмы» Иосифа Бродского наполнены символами. Автор не рассказывает о своем видении прямо, только использует образы. В центре истории находятся два человека. Неизвестно, были ли это конкретные люди или поэт использовал собирательный образ. Литературоведы склонны полагать, что верен второй вариант.

«Холмы» Бродского посвящены отказу жить спокойной и размеренной жизнью. Возвышенность символизирует отказ быть похожим на остальных. Герой, который решит оторваться от равнин, станет жертвой.

Автор также показывает распространенную точку зрения — лучше не искушать судьбу и покориться требованиям общества.

«Холмы» И. Бродский

Вместе они любили
сидеть на склоне холма.
Оттуда видны им были
церковь, сады, тюрьма.
Оттуда они видали
заросший травой водоем.
Сбросив в песок сандалии,
сидели они вдвоем.

Руками обняв колени,
смотрели они в облака.
Внизу у кино калеки
ждали грузовика.
Мерцала на склоне банка
возле кустов кирпича.
Над розовым шпилем банка
ворона вилась, крича.

Машины ехали в центре
к бане по трем мостам.
Колокол звякал в церкви:
электрик венчался там.
А здесь на холме было тихо,
ветер их освежал.
Кругом ни свистка, ни крика.
Только комар жжужал.

Трава была там примята,
где сидели они всегда.
Повсюду черные пятна –
оставила их еда.
Коровы всегда это место
вытирали своим языком.
Всем это было известно,
но они не знали о том.

Окурки, спичка и вилка
прикрыты были песком.
Чернела вдали бутылка,
отброшенная носком.
Заслышав едва мычанье,
они спускались к кустам
и расходились в молчаньи –
как и сидели там.

По разным склонам спускались,
случалось боком ступать.
Кусты перед ними смыкались
и расступались опять.
Скользили в траве ботинки,
меж камней блестела вода.
Один достигал тропинки,
другой в тот же миг пруда.

Был вечер нескольких свадеб
(кажется, было две).
Десяток рубах и платьев
маячил внизу в траве.
Уже закат унимался
и тучи к себе манил.
Пар от земли поднимался,
а колокол все звонил.

Один, кряхтя, спотыкаясь,
другой, сигаретой дымя –
в тот вечер они спускались
по разным склонам холма.
Спускались по разным склонам,
пространство росло меж них.
Но страшный, одновременно
воздух потряс их крик.

Внезапно кусты распахнулись,
кусты распахнулись вдруг.
Как будто они проснулись,
а сон их был полон мук.
Кусты распахнулись с воем,
как будто раскрылась земля.
Пред каждым возникли двое,
железом в руках шевеля.

Один топором был встречен,
и кровь потекла по часам,
другой от разрыва сердца
умер мгновенно сам.
Убийцы тащили их в рощу
(по рукам их струилась кровь)
и бросили в пруд заросший.
И там они встретились вновь.

Еще пробирались на ощупь
к местам за столом женихи,
а страшную весть на площадь
уже принесли пастухи.
Вечерней зарей сияли
стада густых облаков.
Коровы в кустах стояли
и жадно лизали кровь.

Электрик бежал по склону
и шурин за ним в кустах.
Невеста внизу обозленно
стояла одна в цветах.
Старуха, укрытая пледом,
крутила пред ней тесьму,
а пьяная свадьба следом
за ними неслась к холму.

Сучья под ними трещали,
они неслись, как в бреду.
Коровы в кустах мычали
и быстро спускались к пруду.
И вдруг все увидели ясно
(царила вокруг жара):
чернела в зеленой ряске,
как дверь в темноту, дыра.

Кто их оттуда поднимет,
достанет со дна пруда?
Смерть, как вода над ними,
в желудках у них вода.
Смерть уже в каждом слове,
в стебле, обвившем жердь.
Смерть в зализанной крови,
в каждой корове смерть.

Смерть в погоне напрасной
(будто ищут воров).
Будет отныне красным
млеко этих коров.
В красном, красном вагоне
с красных, красных путей,
в красном, красном бидоне –
красных поить детей.

Смерть в голосах и взорах.
Смертью полн воротник. –
Так им заплатит город:
смерть тяжела для них.
Нужно поднять их, поднять бы.
Но как превозмочь тоску:
если убийство в день свадьбы,
красным быть молоку.

Смерть – не скелет кошмарный
с длинной косой в росе.
Смерть – это тот кустарник,
в котором стоим мы все.
Это не плач похоронный,
а также не черный бант.
Смерть – это крик вороний,
черный – на красный банк.

Смерть – это все машины,
это тюрьма и сад.
Смерть – это все мужчины,
галстуки их висят.
Смерть – это стекла в бане,
в церкви, в домах – подряд!
Смерть – это все, что с нами –
ибо они – не узрят.

Смерть – это наши силы,
это наш труд и пот.
Смерть – это наши жилы,
наша душа и плоть.
Мы больше на холм не выйдем,
в наших домах огни.
Это не мы их не видим –
нас не видят они.

Розы, герань, гиацинты,
пионы, сирень, ирис –
на страшный их гроб из цинка –
розы, герань, нарцисс,
лилии, словно из басмы,
запах их прян и дик,
левкой, орхидеи, астры,
розы и сноп гвоздик.

Прошу отнести их к брегу,
вверить их небесам.
В реку их бросить, в реку,
она понесет к лесам.
К черным лесным протокам,
к темным лесным домам,
к мертвым полесским топям,
вдаль – к балтийским холмам.

Холмы – это наша юность,
гоним ее, не узнав.
Холмы – это сотни улиц,
холмы – это сонм канав.
Холмы – это боль и гордость.
Холмы – это край земли.
Чем выше на них восходишь,
тем больше их видишь вдали.

Читайте также:
Антитеза - определение, значение слова, виды, роль в русском языке

Холмы – это наши страданья.
Холмы – это наша любовь.
Холмы – это крик, рыданье,
уходят, приходят вновь.
Свет и безмерность боли,
наша тоска и страх,
наши мечты и горе,
все это – в их кустах.

Холмы – это вечная слава.
Ставят всегда напоказ
на наши страданья право.
Холмы – это выше нас.
Всегда видны их вершины,
видны средь кромешной тьмы.
Присно, вчера и ныне
по склону движемся мы.
Смерть – это только равнины.
Жизнь – холмы, холмы.

Дата создания: 1962 г.

Анализ стихотворения Бродского «Холмы»

Стихотворение «Холмы» было написано И. А. Бродским в 1962 году. В нём поэт предложил новую историю, раскрывающую извечное противостояние личности и толпы.

Произведение имеет незамысловатую композицию. Оно состоит из 24 строф. В каждой строфе 8 строк, рифмующихся перекрёстно (ababcdcd). Большая часть строф раскрывает сюжет, остальные содержат размышления и выводы поэта по поводу описанных выше событий.

История, которой делится автор, тоже не отличается запутанностью. Выступая в роли рассказчика, Иосиф Александрович повествует о двух друзьях из маленького городка, окружённого живописными холмами. Своё свободное время молодые люди проводят на одном из склонов, любуясь природой. Поэт показывает, что эти юноши – неисправимые романтики:
Руками обняв колени,
смотрели они в облака.

Эти необыкновенные герои находят красоту даже в куче мусора:
Мерцала на склоне банка
возле кустов кирпича.

Автор противопоставляет тонкость натур своих персонажей грубости и приземлённости остального населения города, которое составляют калеки и какие-то работяги. У этих людей простые интересы – они ждут грузовики, женятся, держат скотину, коров. Поэт указывает на простоту нравов этих людей, описывая их нехитрые наряды:
Десяток рубах и платьев
маячил внизу в траве.

Но есть среди горожан и те, кому посиделки на холме противны. Поэт не объясняет, чем вызвано недовольство – то ли тем, что герои пренебрегают городским укладом, то ли тем, что двое мужчин много времени проводят наедине. Как и не раскрывает того, кто решился на ужасное убийство молодых людей.

Героев подстерегают поодиночке и жестоко расправляются с ними, а затем бросают в пруд. Показательно, что, несмотря на то, что это событие переполошило весь город, у некоторых оно вызвало только недовольное бурчание:
Невеста внизу обозлённо
стояла одна в цветах.
Старуха, укрытая пледом,
крутила пред ней тесьму…

Потому-то поэту приходится привлекать к этому инциденту дополнительное внимание, просить поднять тела несчастных со дна пруда. Автор несколько строф посвящает объяснению того, что значат эти смерти для горожан. Анафоры («Смерть – это…»), рефрены («в красном, красном вагоне…») тщетно раскатываются в строках, словно эхо испуганных голосов. В конце концов, жители открещиваются от погибших, будто снимая с себя вину:
Это не мы их не видим –
нас не видят они.

Представляется, что под погибшими юношами Иосиф Александрович подразумевал творчество, поэзию, которую никак не хотят терпеть приверженцы традиционного практичного взгляда на жизнь.

Поэт продолжает оплакивать героев. Последние три строфы он посвящает холмам, где прошли их беззаботные тихие дни. Для автора холм – это отражение самой жизни, кривая взлётов и падений, творческого подъёма и упадка. Город на равнине – синоним унылой стабильности, застоя. Так дихотомии личность – толпа, жизнь – смерти обретают новые очертания.

Анализ стихотворения «Холмы» Бродского

Средняя оценка: 4.2

Всего получено оценок: 15.

Средняя оценка: 4.2

Всего получено оценок: 15.

Написанное Иосифом Бродским стихотворение “Холмы” очень трагично. Оно отражает мнение автора о советской действительности его времени и о жизни вообще. Краткий анализ “Холмы”, написанного Бродским в начале его творческого пути, может быть использован на уроке литературы в 11 классе, даст общее представление об этом произведении и раскроет замысел автора. Этот разбор может быть использован и как основной материал, и как дополнительный.

Краткий анализ

История создания – поэт написал это стихотворение в 1962 году, тогда же оно было прочитано им в “Литературном кафе”.

Тема стихотворения – противостояние жизни и смерти.

Композиция – состоит из 24 строф по 8 строк в каждой. Произведение разделено на несколько частей. В первой рассказывается история двух людей, которые любили сидеть на холме, вторая посвящена их смерти, а третья – это философские рассуждения автора о жизни и смерти.

Жанр – лирическое стихотворение (поэма), сюжетное стихотворение (баллада) на философскую тему.

Стихотворный размер – дольник.

Эпитеты“розовый шпиль”, “заросший пруд”, “страшный крик”, “внезапно распахнулись”, “страшная весть”, “пьяная свадьба”, “красное млеко”, “кошмарный скелет”.

Метафоры”пространство росло меж них”, “кусты распахнулись”, “крик потряс склоны”, “сон был полон мук”, “стада облаков”, “царила жара”, “чернела в ряске дыра”.

Олицетворения“закат унимался и манил тучи”, “кусты расступились”, “кусты проснулись”, “город заплатит”.

Сравнение”как будто раскрылась земля”, “неслись, как в бреду”, “как дверь в темноту”, “смерть как вода”.

Метонимии“десяток рубах и платьев маячили”, “шевеля железом в руках”, “встречен топором”.

История создания

Иосиф Бродский не пытался скрыть своё неприязненное отношение к окружавшей его действительности. Он выражал его в основном в поэтической форме через символы. И одним из таких символических стихотворений стали “Холмы”, написанные в 1962 году. Тогда же поэт представил свой стих на суд публики, публично прочитав его в “Литературном кафе”.

Это стихотворение автор посвящает противостоянию жизни и смерти, в котором смерть побеждает. Он рассматривает еще одну важную тему – вечного одиночества человека, который не хочет мириться с окружающей его действительностью, не хочет быть частью серой массы.
В этом стихотворении равнина символизирует смерть, а холмы – жизнь. Но Бродский также показывает, что стремление быть не как все обычно заканчивается весьма трагически. Всё стихотворение представляет из себя философскую метафору человеческой жизни как перехода от страдания к смерти.

Читайте также:
Печорин и Вернер - характеристика героев в романе Лермонтова

Композиция

Формально состоит из 24 строф по 8 строк в каждой. Поэт делит свое произведение на три части, где первые две – это символическая история двух людей, поднявшихся над обывательским сознанием. Их смерть повлияла на горожан, от которых они стремились отгородиться.

Основной является третья часть, которая представляет собой философские размышления Бродского о сущности жизни и её противоположности – смерти. Первую поэт описывает очень горько, но жизнь для него наполнена особым смыслом, поэтому он передает её самыми сокровенными понятиями: любовь, юность, гордость. Даже боль – это всё-таки жизнь.

В стихотворении есть эпическое начало (история двух друзей, встречающихся на холме) и лирическое (эмоциональный отклик автора на смерть героев), поэтому, а также из-за большого объёма, исследователи нередко называют его поэмой. Видна близость “Холмов” и к балладе (сюжетному стихотворению, зародившемуся в западном средневековье).

Это философское произведение, в котором автор рассматривает вечные вопросы жизни и смерти. Оно написано дольником (вид тонического стиха, в строках которого совпадает число ударных слогов, а количество безударных слогов между ними колеблется от 2 до 0). Балладный сюжет определяет и его ритмическую структуру: испанские “романсеро” в русских переводах имели тот же ритм и размер.

Средства выразительности

Это произведение основано на сопоставлении и противопоставлении: смерть – это равнина (кустарник, крик, машины, тюрьма, стёкла); жизнь – это холмы (юность, сотни улиц, боль, гордость, любовь). Оно насыщено не только символами, но и разнообразными выразительными средствами.

  • Эпитеты – “розовый шпиль”, “заросший пруд”, “страшный крик”, “внезапно распахнулись”, “страшная весть”, “пьяная свадьба”, “красное млеко”, “кошмарный скелет” .
  • Метафоры – ”пространство росло меж них”, “кусты распахнулись”, “крик потряс склоны”, “сон был полон мук”, “стада облаков”, “царила жара”, “чернела в ряске дыра”.
  • Олицетворения – “закат унимался и манил тучи”, “кусты расступились”, “кусты проснулись”, “город заплатит”.
  • Сравнение – ”как будто раскрылась земля”, “неслись, как в бреду”, “как дверь в темноту”, “смерть как вода.

В стихотворении много лексических повторов: “красный” (млеко, дети, пути, вагон), “смерть”, “холмы”.
Эти же слова составляют анафоры: “холмы – это наше страданье/ холмы – это наша любовь, холмы – это крик, рыданье…”
Контекстуальные антонимы создают основу для сопоставления и противопоставления – “боль/гордость”, “мечты/боль”, “мечты/горе” и другие.
Многие предложения построены по принципу синтаксического параллелизма.
Для синтаксиса также характерно использование длинных рядов однородных членов, например: “розы, герань, гиацинты, пионы, сирень, ирис…”

В стихотворении определяющим становится мотив смерти, основной мотив поэтов-романтиков, к которым можно отнести и раннего Бродского.
Финал стихотворения чётко выражает позицию автора: “Смерть – это только равнины,/ Жизнь – холмы, холмы”.

Анализ стихотворений Бродского

Список стихотворений:

Отзывы: 3

Писал — что получится.

Круто. Я пишу стихи в его стиле. Мне давно интересно было, были ли такие же писатели раньше как я. Пока мне не посоветовала подруга прочесть его стихи.

Анализ стихотворений Бродского: читать популярные, лучшие, красивые стихотворения поэта классика на сайте РуСтих о любви и Родине, природе и животных, для детей и взрослых. Если вы не нашли желаемый стих, поэта или тематику, рекомендуем воспользоваться поиском вверху сайта.

  • Стихи Александра Пушкина
  • Стихи Михаила Лермонтова
  • Стихи Сергея Есенина
  • Басни Ивана Крылова
  • Стихи Николая Некрасова
  • Стихи Владимира Маяковского
  • Стихи Федора Тютчева
  • Стихи Афанасия Фета
  • Стихи Анны Ахматовой
  • Стихи Владимира Высоцкого
  • Стихи Иосифа Бродского
  • Стихи Марины Цветаевой
  • Стихи Александра Блока
  • Стихи Агнии Барто
  • Омар Хайям: стихи, рубаи
  • Стихи Бориса Пастернака
  • Стихи Самуила Маршака
  • Стихи Корнея Чуковского
  • Стихи Эдуарда Асадова
  • Стихи Евгения Евтушенко
  • Стихи Константина Симонова
  • Стихи Ивана Бунина
  • Стихи Валерия Брюсова
  • Стихи Беллы Ахмадулиной
  • Стихи Юлии Друниной
  • Стихи Вероники Тушновой
  • Стихи Николая Гумилева
  • Стихи Твардовского
  • Стихи Рождественского
  • Евгений Онегин
  • Бородино
  • Я помню чудное мгновенье (Керн)
  • Я вас любил, любовь еще, быть может
  • Парус (Белеет парус одинокий)
  • Письмо матери
  • Зимнее утро (Мороз и солнце; день чудесный)
  • Не жалею, не зову, не плачу
  • Стихи о советском паспорте
  • Я памятник себе воздвиг нерукотворный
  • У лукоморья дуб зеленый
  • Ночь, улица, фонарь, аптека
  • Сказка о царе Салтане
  • Жди меня, и я вернусь
  • Ты меня не любишь, не жалеешь
  • Что такое хорошо и что такое плохо
  • Кому на Руси жить хорошо
  • Я пришел к тебе с приветом
  • Незнакомка
  • Письмо Татьяны к Онегину
  • Александр Пушкин — Пророк
  • Анна Ахматова — Мужество
  • Николай Некрасов — Железная дорога
  • Сергей Есенин — Письмо к женщине
  • Александр Пушкин — Полтава
  • Стихи о любви
  • Стихи для детей
  • Стихи о жизни
  • Стихи о природе
  • Стихи о дружбе
  • Стихи о женщине
  • Короткие стихи
  • Грустные стихи
  • Стихи про осень
  • Стихи про зиму
  • Стихи о весне
  • Стихи про лето
  • Смешные стихи
  • Матерные стихи
  • Стихи с добрым утром
  • Стихи спокойной ночи
  • Стихи про семью
  • Стихи о маме
  • Стихи про папу
  • Стихи про бабушку
  • Стихи про дедушку
  • Стихи о войне
  • Стихи о родине
  • Стихи про армию
  • Стихи про школу
  • Стихи о музыке
  • Стихи для малышей
  • Стихи о доброте
  • Стихи на конкурс
  • Сказки в стихах
  • Популярные стихи Пушкина
  • Популярные стихи Лермонтова
  • Популярные стихи Есенина
  • Популярные басни Крылова
  • Популярные стихи Некрасова
  • Популярные стихи Маяковского
  • Популярные стихи Тютчева
  • Популярные стихи Фета
  • Популярные стихи Ахматовой
  • Популярные стихи Цветаевой
  • Популярные стихи Бродского
  • Популярные стихи Блока
  • Популярные стихи Хайяма
  • Популярные стихи Пастернака
  • Популярные стихи Асадова
  • Популярные стихи Бунина
  • Популярные стихи Евтушенко
  • Популярные стихи Гумилева
  • Популярные стихи Рождественского
  • Другие поэты

Огромная база, сборники стихов известных русских и зарубежных поэтов классиков в Антологии РуСтих | Все стихи | Карта сайта

Читайте также:
Отношения Григория Печорина и Бэлы в романе Лермонтова

Все анализы стихотворений, краткие содержания, публикации в литературном блоге, короткие биографии, обзоры творчества на страницах поэтов, сборники защищены авторским правом. При копировании авторских материалов ссылка на источник обязательна! Копировать материалы на аналогичные интернет-библиотеки стихотворений – запрещено. Все опубликованные стихи являются общественным достоянием согласно ГК РФ (статьи 1281 и 1282).

В чём феномен поэзии Бродского

Ну что ж, видимо, пришло время и моего первого поста. Неразумно обмолвился в комментариях по поводу того, что, мол, есть соображения о природе феномена Бродского — и нате, пожалуйста, два подписчика. Если вдруг @4ydoIIec среди тех двоих нет, то призываю, вы же спрашивали.

Ниже вашему вниманию представляется статья, написанная мною уже почти три года тому назад, к двадцатилетию смерти Бродского, для университетского журнала, но он, как назло, перестал выходить. Так она и осталась неопубликованной до сегодняшнего дня, поскольку я не терял надежды на то, что журнал возродится, но, видимо, этого уже не произойдёт. Править я её сейчас не буду, стилистически писать так, как писал на первом курсе, уже не получится, поэтому придётся добавить пару ремарок к тексту (так как текст описывал сам феномен, как я его вижу, но без акцента на причинах популярности). Причин популярности, думаю, две: во-первых и главных, непохожесть Бродского ни на какого другого отечественного поэта, его крайняя “выбиваемость из ряда” (о чём, собственно, длиннопост ниже), а любая непохожесть и оригинальность привлекает сама по себе. Во-вторых (эту версию любит развивать Дмитрий Быков), Бродский – поэт одиночества, а мы живём во время тотальной атомизации, когда одиночество – одна из основных эмоций современного человека. То есть, если в двух словах, Бродский популярен потому, что он 1) уникальный поэт, 2) попавший в основную общественную эмоцию. А почему уникальный – ловите статью. Если будут какие-то вопросы, пишите в комментариях.

Двадцать лет назад, 28 января 1996 года, не стало Иосифа Бродского. Он жил в сверхскоростном двадцатом веке, летал на самолётах, разговаривал по мобильному телефону, а умер — и сразу стал живым классиком. Хочется сказать — античным.

Поэзия Бродского (как и его жизнь) крайне нетипична для русской традиции стихосложения. Поражает разрыв между масштабом его личности и тем, насколько это явление было отрефлексировано, насколько уложился в головах Наш Рыжий. Впрочем, он давно уже не Наш Рыжий, а Наше Всё, новый главный поэт эпохи — только вот признание и популярность пришли не столько в форме сотен академических работ за авторством седых (и не очень) филологов, сколько в виде сотен пабликов в социальных сетях, принтов на футболках и чехлах айфонов. Иосиф Бродский, самый непонятый наш поэт, в новом веке неожиданно и быстро опопсел, захватив умы целого поколения пятнадцатилетних девочек. И как следствие того разрыва, о котором я писал в начале абзаца, разрыв следующий — между высотой задаваемой им планки и широтой признания. Чем сложнее и утончённее произведение, тем меньшее количество людей его понимает — это правило здесь не сработало, породив едва ли не самое крупное исключение. Бродский, в своих стихах восходящий то к английской поэзии, то к Риму; наполненный деталями из жизни шестидесятых годов, оккупирован хипстерами настолько основательно, что уже стало моветоном упоминать его в качестве любимого поэта: фи, ещё один денди. Отчасти из-за этого несоответствия флагманом неожиданной популярности стали довольно слабые в сравнении с другими вещами «Стансы» (это которые «На Васильевский остров я приду умирать») и «Не выходи из комнаты, не совершай ошибку. » Они проще, так как не нагружают читателя географией, античностью, метафизикой и сложными размерами. Однако такое положение вещей должно быть обидно для автора — ранние вещи были слабыми и с точки зрения самого Бродского: в письме к Эдуарду Безносову, относящемуся к периоду работы над сборником «Часть речи», он сам потребовал исключить их. [1] Феномен Бродского толком не описан, словно так и надо. Такое впечатление, что его у нас предпочитают не трогать — в Штатах о нём написано гораздо больше.

А заключается феномен Бродского вот в чём.

Отчасти он есть следствие биографии, ведь Бродский — наш единственный крупный эмигрант-поэт. Эмигрантов в ХХ веке Россия поставила миру множество, но практически все они относились к другим цехам. Было много критиков, переводчиков, публицистов, биографов и иных околотворческих специальностей (объясняется это, думаю, тем, что мера интеллигентности, в отечественном случае приводящая к оппозиционности, в среднем выше меры таланта). Были изобретатели — Сикорский, Зворыкин, Прокудин-Горский. Были танцоры — Годунов, Барышников. Были актёры — Видов, Сичкин, Крамаров. Литераторов было больше остальных, но практически все — прозаики: Солженицын, Довлатов, Некрасов, Синявский, Набоков, Бунин. Были поэты, как, например, последние два, но поэзия в их жизни не занимала главенствующую роль, да и основной её корпус относится к доэмиграционному периоду.

Дело в том, что поэзия куда более национальна по своей сути, чем все остальные сферы человеческой деятельности и искусства в частности, поскольку завязана на языке. Она становится отображением этого языка, смесью его мелодики, выраженной через форму, с национальной культурой в момент времени, выраженной через содержание. Поэтому, собственно, переводить стихи затруднительно.

Поэт — это человек, очень сильно привязанный к родной стране. Эмиграция для них, как правило, заканчивалась плохо. Уехал Галич, скажем. Но за рубежом он себя не нашёл.

Говоря, что Бродский — единственный эмигрант-поэт, нужно добавить: оставшийся в живых и продолживший писать.

С поэтом, перемещающимся в другую языковую среду, не могут не произойти определённые изменения. С писателем, кстати, могут — такова особенность формата. Прозой можно писать что угодно; ты сам выбираешь слова, синтаксис, сюжет — ты можешь покрыться налётом другой культуры, но не стать её частью, если не захочешь. Набоков вот стал американским писателем, а Бунин французским — нет.

Читайте также:
Отрицательные герои в пьесе Недоросль - описание качеств персонажей

Но от поэта эти изменения не очень зависят, потому что в поэзии, в отличие от прозы, дело не во владении языком, а в том, какие слова этот язык тебе предлагает.

Сам Бродский со мною, наверное, не согласился бы. Из его письма к Брежневу перед отъёздом из страны: «Я принадлежу к русской культуре, я сознаю себя ее частью, слагаемым, и никакая перемена места на конечный результат повлиять не сможет. Язык – вещь более древняя и более неизбежная, чем государство. Я принадлежу русскому языку, а что касается государства, то, с моей точки зрения, мерой патриотизма писателя является то, как он пишет на языке народа, среди которого живет, а не клятвы с трибуны. Я здесь [в России] родился, вырос, жил, и всем, что имею за душой, я обязан ей. Все плохое, что выпадало на мою долю, с лихвой перекрывалось хорошим, и я никогда не чувствовал себя обиженным Отечеством. Переставая быть гражданином СССР, я не перестаю быть русским поэтом».

Поспорить с этим сложно.

Но не менее сложно назвать Бродского великим русским поэтом, чем в последнее время многие грешат. Проблем с первым прилагательным нет. Есть со вторым. Поэзия Бродского, какой бы прекрасной она ни была, вываливается из русского контекста. Дело не столько в словах и грамматике, сколько в духе и междустрочиях.

Захолустная бухта; каких-нибудь двадцать мачт.

Сушатся сети — родственницы простыней.

Закат; старики в кафе смотрят футбольный матч.

Синий залив пытается стать синей.

Чайка когтит горизонт, пока он не затвердел.

После восьми набережная пуста.

Синева вторгается в тот предел,

За которым вспыхивает звезда.

Это читается как переводная английская поэзия. Или стихи английского поэта, знающего русский язык.

Русской души за этими стихами не стоит. Это не из мира литературного анализа, это нечто, считываемое мгновенно. Доказать это невозможно, вы можете лишь согласиться или не согласиться.

Эти стихи никогда не приходят, когда в тебе звенит боль национальная. Но они придут, когда потребуется общечеловеческое.

Феномен Бродского вот в чём: он поэт-космополит. Что в принципе нонсенс.

Подозреваю, что многих литературоведов сбивали с толку многочисленные признания в любви к России и русской культуре, твёрдая уверенность в принадлежности к ним. Но тут нет большого противоречия: отечественную культуру Бродский любил, но не имел возможности к ней относиться. Для него был открыт весь мир, кроме родины. Такое положение, вкупе с обширными путешествиями, со временем стёрли его национальную идентичность, не дав новой взамен.

Бродский — это не «русский поэт (еврейского происхождения в скобках), находящийся в конфликте с советской властью», а просто поэт. Русский поэт еврейского происхождения в конфликте бла-бла-бла — это Галич.

И дело здесь не только в эмиграции. Процесс изолирования начался ещё в России. Это, подозреваю, Бродского и спасло: он вырывал себя из контекста самостоятельно, и потому грубая и быстрая высылка не подорвала его, а лишь завершила обособление.

Ко многим окружающим его вещам Бродский относился равнодушно или презрительно. Все отмечали его холодный характер, его почти математически холодные стихи. «Я не люблю людей» — прямая цитата. Лучше всего об этом сказал Довлатов: «Бродский создал неслыханную модель поведения. Он жил не в пролетарском государстве, а в монастыре собственного духа. Он не боролся с режимом. Он его не замечал. И даже нетвердо знал о его существовании». На знаменитом суде Бродский вёл себя спокойно, отстранённо. Такая форма пассивного несогласия с действительностью постепенно изолировала его, грубо говоря, от современного дискурса, но не на уровне осмысления, а на уровне реакции на него.

Популярность его, как и популярность Печорина, думаю, этим и объясняется, этой его холодностью, а также желанием людей проецировать на себя красивые биографии. Одинокий непонятый гений, да ещё и отчасти мизантроп, да ещё и интеллектуал. Чем не образец для подражания?

Бродскому с самого начала было трудно найти себя. Защитой от абсурдности советской системы стал не алкоголь, а философский взгляд на мир, возвышение над реальностью (за что и был судим — ничего действительно антисоветского в его стихах не было). За рубежом этот процесс логически завершился.

Наш человек, как правило, с детства привыкает, что родина убивает не хуже курения. Но всё равно любит её. В этом, если попытаться свернуть до двух строк, заключается весь трагизм литературы последнего столетия. Галич, которого я вспоминаю уже не в первый раз, такой же непечатаемый и несоветский, написал пронзительнейшую «Ошибку» и «Петербургский романс». Высоцкий, пусть и не имевший таких значительных проблем с властями, по-чёрному глушил водкой это ощущение несоответствия между тем, как есть, и тем, как хочется. Покончил с собой Шпаликов. Бродский же просто смотрел на мир с пренебрежением. Но, отстранившись от него, он закономерно поднялся сначала над национальным дискурсом, а затем — и идентичностью вообще.

«Ниоткуда с любовью». Вот именно что ниоткуда.

Не знаю, хотел ли он этого сам. Судя по настойчивому причислению себя к русской культуре — вряд ли. Это была его индивидуальная защита, в итоге его спасшая.

Но поэзия, как я писал в начале статьи, от поэта мало зависит. А национальная идентичность тесно связана с географией.

И здесь произошла другая интересная штука: вырванный из русской культуры и не нашедший себя как поэта в культуре американской, Бродский ощутил почву под ногами на другой земле, истинно подходящей для него — пилигрима-скитальца, интеллектуала, классика.

Читайте также:
Русский язык - анализ, история создания, основная мысль

В Древнем Риме. «Нынче ветрено и волны с перехлестом. Скоро осень, все изменится в округе. »

А кто-нибудь пробовал вообще переводить Бродского на латынь? По-моему, он зазвучит там более чем органично.

И здесь можно только гадать, что врождённое, а что привнесённое. Он был далеко не единственным, кто не был доволен советской системой, но только он выбрал такой христианский путь борьбы — уход в себя и возвышение над мирским. С одной стороны, этот уход доброволен. С другой — он есть реакция защиты.

Стихи Бродского полны ностальгии по давно ушедшему — в современном мире ему было очевидно тесно. В Италии, полной мраморных колоннад и античных скульптур, он и нашёл вечный приют.

Поэтому-то его стихи и не отдают ни русской, ни английской поэзией, а автопереводы с одного языка на другой показали их взаимозаменяемость. И заодно обогатили обе традиции, добавив в английскую — отечественный хаос смысла и строгость формы, а в русскую — строго говоря, наоборот: упорядоченный и уплотнённый смысл — с одной стороны — и отсутствие рифм, редкую прежде свободную форму и анжамбеман [2] в непредсказуемых местах — с другой. Да, русскую поэзию, как родную, он любил гораздо больше, но принадлежать к ней уже не мог.

Зато, как и похожий на него в этом смысле Набоков, мог её преподавать, поскольку разбирался в ней прекрасно.

Ещё одно следствие его эмигрировавшего русского языка он сам отметил в интервью Дмитрию Радышевскому: «Когда вы, например, пишете по-русски, окруженный англоговорящим миром, вы более внимательно следите за вашей речью: это выражение имеет смысл или оно просто хорошо звучит? Это уже не песенный процесс, когда открываешь рот, не раздумывая над тем, что из него вываливается. Здесь это становится процессом аналитическим, при том, что часто все равно дело начинается с естественной песни. Но потом ты ее записываешь на бумагу, начинаешь править, редактировать, заменять одно слово другим. И это уже аналитический процесс». Здесь он в точку попал: его поздние стихи действительно похожи на анализ или даже медитацию. Чего стоит только «Выступление в Сорбонне»: стихотворение, начисто лишённое рифмы, очень текучее, и на лекцию похожее действительно больше, чем на поэзию.

. естественно, что стремиться

к сходству с вещами не следует. С другой стороны, когда

вы больны, необязательно выздоравливать

и нервничать, как вы выглядите. Вот что знают

люди после пятидесяти. Вот почему они

порой, глядя в зеркало, смешивают эстетику с метафизикой.

. Есть, впрочем, прямо противоположная версия: Бродский вовсе не космополит, а более чем национальный поэт, по воле судьбы несостоявшийся Вергилий, главный поэт империи. Пересказывать эту точку зрения нет места, можете поискать: это прекрасно сделал Егор Холмогоров [3]. Эта концепция объясняет стихотворение «На независимость Украине», полное желчи и презрения. Построенное, как и любое стихотворение Бродского, с отсылками и метафорами, оно выбивается из ряда других именно эмоциями (которых у него вообще обычно мало) — сильными, резкими, агрессивными и довольно-таки имперскими для «поэта без национальности». Поначалу даже не верили, что это его стихотворение. Она объясняет настойчивое отождествление себя с русской культурой.

Но она не объясняет всего предыдущего. Не объясняет, почему заголовок другого его стихотворения гласит: империя — страна для дураков. А письма римскому другу добавляют: если выпало в ней родиться, лучше жить в глухой провинции у моря. Бродский не тянет на главного поэта империи не потому даже, что он был слишком возвышен над окружающим, сколько потому, что стихи его, как я уже говорил выше, на русские не похожи.

Отмахнуться не получается ни от того, ни от другого.

Остаётся синтез двух противоположностей.

Синтез даёт критику мира со стороны римского старца, много повидавшего. Он может выразить сопереживание Риму, хоть первому, хоть третьему, но в целом он осознаёт условность политических дрязг и войн.

Он — имперец в прошлом, причём не в ленинградских шестидесятых, а в двух тысячах лет назад.

И тема смерти, осмысленная им не столько как поэтом, сколько как философом, гораздо более важна для него, и значит — для нас, если мы хотим понять его поэзию.

На фоне этой темы любые лязганья железом меркнут, и стихи становятся холодными — имяреку, тебе, от меня, анонима.

И при этом этот же холодный человек страстно, на протяжении пары десятков лет, любил одну и ту же женщину, оставив целый цикл сильнейших стихов о любви.

Даже здесь не существует, Постум, правил.

1) Безносов. Э. Л. От составителя // Иосиф Бродский. Часть речи / С-Пб.: Издательский Дом «Азбука-классика», 2008. — С. 7.

2) Анжамбеман — это несовпадение смыслового и ритмического окончания, требующего от автора переход на следующую строку или строфу. Он присутствовал в русской поэзии и ранее, но Бродский первым додумался в массовом порядке дробить такие конструкции, как «говоря откровенно», «уже не ваш, но | и ничей», «на улице» «если оно», то есть ставить ритмический акцент на служебные части речи. С моей точки зрения, это заимствовано из английской поэзии.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: