На пути, Чехов: читать онлайн бесплатно

На пути, Чехов: читать онлайн бесплатно

Ночевала тучка золотая

На груди утеса великана…

В комнате, которую сам содержатель трактира, казак Семен Чистоплюй, называет «проезжающей», то есть назначенной исключительно для проезжих, за большим некрашеным столом сидел высокий широкоплечий мужчина лет сорока. Облокотившись о стол и подперев голову кулаком, он спал. Огарок сальной свечи, воткнутый в баночку из-под помады, освещал его русую бороду, толстый широкий нос, загорелые щеки, густые черные брови, нависшие над закрытыми глазами… И нос, и щеки, и брови, все черты, каждая в отдельности, были грубы и тяжелы, как мебель и печка в «проезжающей», но в общем они давали нечто гармоническое и даже красивое. Такова уж, как говорится, планида русского лица: чем крупнее и резче его черты, тем кажется оно мягче и добродушнее. Одет был мужчина в господский пиджак, поношенный, но обшитый новой широкой тесьмой, в плюшевую жилетку и широкие черные панталоны, засунутые в большие сапоги.

На одной из скамей, непрерывно тянувшихся вдоль стены, на меху лисьей шубы спала девочка лет восьми, в коричневом платьице и в длинных черных чулках. Лицо ее было бледно, волосы белокуры, плечи узки, всё тело худо и жидко, но нос выдавался такой же толстой и некрасивой шишкой, как и у мужчины. Она спала крепко и не чувствовала, как полукруглая гребенка, свалившаяся с головы, резала ей щеку.

«Проезжающая» имела праздничный вид. В воздухе пахло свежевымытыми полами, на веревке, которая тянулась диагонально через всю комнату, не висели, как всегда, тряпки и в углу, над столом, кладя красное пятно на образ Георгия Победоносца, теплилась лампадка. Соблюдая самую строгую и осторожную постепенность в переходе от божественного к светскому, от образа, по обе стороны угла, тянулся ряд лубочных картин. При тусклом свете огарка и красной лампадки картины представляли из себя одну сплошную полосу, покрытую черными кляксами; когда же изразцовая печка, желая петь в один голос с погодой, с воем вдыхала в себя воздух, а поленья, точно очнувшись, вспыхивали ярким пламенем и сердито ворчали, тогда на бревенчатых стенах начинали прыгать румяные пятна, и можно было видеть, как над головой спавшего мужчины вырастали то старец Серафим, то шах Наср-Эддин, то жирный коричневый младенец, таращивший глаза и шептавший что-то на ухо девице с необыкновенно тупым и равнодушным лицом…

На дворе шумела непогода. Что-то бешеное, злобное, но глубоко несчастное с яростью зверя металось вокруг трактира и старалось ворваться вовнутрь. Хлопая дверями, стуча в окна и по крыше, царапая стены, оно то грозило, то умоляло, а то утихало ненадолго и потом с радостным, предательским воем врывалось в печную трубу, но тут поленья вспыхивали и огонь, как цепной пес, со злобой несся навстречу врагу, начиналась борьба, а после нее рыдания, визг, сердитый рев. Во всем этом слышались и злобствующая тоска, и неудовлетворенная ненависть, и оскорбленное бессилие того, кто когда-то привык к победам…

Очарованная этой дикой, нечеловеческой музыкой, «проезжающая», казалось, оцепенела навеки. Но вот скрипнула дверь, и в комнату вошел трактирный мальчик в новой коленкоровой рубахе. Прихрамывая на одну ногу и моргая сонными глазами, он снял пальцами со свечи, подложил в печку поленьев и вышел. Тотчас же в церкви, которая в Рогачах находится в трехстах шагах от трактира, стали бить полночь. Ветер играл со звоном, как со снеговыми хлопьями; гоняясь за колокольными звуками, он кружил их на громадном пространстве, так что одни удары прерывались или растягивались в длинный, волнистый звук, другие вовсе исчезали в общем гуле. Один удар так явственно прогудел в комнате, как будто звонили под самыми окнами. Девочка, спавшая на лисьем меху, вздрогнула и приподняла голову. Минуту она глядела бессмысленно на темное окно, на Наср-Эддина, по которому в это время скользил багряный свет от печки, потом перевела взгляд на спавшего мужчину.

– Папа! – сказала она.

Но мужчина не двигался. Девочка сердито сдвинула брови, легла и поджала ноги. За дверью в трактире кто-то громко и протяжно зевнул. Вскоре вслед за этим послышался визг дверного блока и неясные голоса. Кто-то вошел и, стряхивая с себя снег, глухо затопал валяными сапогами.

– Чиво? – лениво спросил женский голос.

– Барышня Иловайская приехала… – отвечал бас.

Опять завизжал дверной блок. Послышался шум ворвавшегося ветра. Кто-то, вероятно, хромой мальчик, подбежал к двери, которая вела в «проезжающую», почтительно кашлянул и тронул щеколду.

– Сюда, матушка-барышня, пожалуйте, – сказал певучий женский голос, – тут у нас чисто, красавица…

Дверь распахнулась, и на пороге показался бородатый мужик, в кучерском кафтане и с большим чемоданом на плече, весь, с головы до ног, облепленный снегом. Вслед за ним вошла невысокая, почти вдвое ниже кучера, женская фигура без лица и без рук, окутанная, обмотанная, похожая на узел и тоже покрытая снегом. От кучера и узла на девочку пахнуло сыростью, как из погреба, и огонь свечки заколебался.

Читайте также:
Сочинение Любовь сильнее смерти по роману М.А. Булгакова

– Какие глупости! – сказал сердито узел. – Отлично можно ехать! Осталось ехать только двенадцать верст, всё больше лесом, и не заблудились бы…

– Заблудиться-то не заблудились бы, да кони не идут, барышня! – отвечал кучер. – И господи твоя воля, словно я нарочно!

– Бог знает куда привез… Но тише… Тут, кажется, спят. Ступай отсюда…

Кучер поставил на пол чемодан, причем с его плеч посыпались пласты снега, издал носом всхлипывающий звук и вышел. Затем девочка видела, как из середины узла вылезли две маленьких ручки, потянулись вверх и стали сердито распутывать путаницу из шалей, платков и шарфов. Сначала на пол упала большая шаль, потом башлык, за ним белый вязаный платок. Освободив голову, приезжая сняла салоп и сразу сузилась наполовину. Теперь уж она была в длинном сером пальто с большими пуговицами и с оттопыренными карманами. Из одного кармана вытащила она бумажный сверток с чем-то, из другого вязку больших, тяжелых ключей, которую положила так неосторожно, что спавший мужчина вздрогнул и открыл глаза. Некоторое время он тупо глядел по сторонам, как бы не понимая, где он, потом встряхнул головой, пошел в угол и сел… Приезжая сняла пальто, отчего опять сузилась наполовину, стащила с себя плисовые сапоги и тоже села.

Теперь уж она не походила на узел. Это была маленькая, худенькая брюнетка, лет 20, тонкая, как змейка, с продолговатым белым лицом и с вьющимися волосами. Нос у нее был длинный, острый, подбородок тоже длинный и острый, ресницы длинные, углы рта острые и, благодаря этой всеобщей остроте, выражение лица казалось колючим. Затянутая в черное платье, с массой кружев на шее и рукавах, с острыми, локтями и длинными розовыми пальчиками, она напоминала портреты средневековых английских дам. Серьезное, сосредоточенное выражение лица еще более увеличивало это сходство…

Брюнетка оглядела комнату, покосилась на мужчину и девочку и, пожав плечами, пересела к окну. Темные окна дрожали от сырого западного ветра. Крупные хлопья снега, сверкая белизной, ложились на стекла, но тотчас же исчезали, уносимые ветром. Дикая музыка становилась всё сильнее…

После долгого молчания девочка вдруг заворочалась и сказала, сердито отчеканивая каждое слово:

– Господи! Господи! Какая я несчастная! Несчастней всех!

Мужчина поднялся и виноватой походкой, которая совсем не шла к его громадному росту и большой бороде, засеменил к девочке.

– Ты не спишь, дружочек? – спросил он извиняющимся голосом. – Чего ты хочешь?

– Ничего не хочу! У меня плечо болит! Ты, папа, нехороший человек, и бог тебя накажет! Вот увидишь, что накажет!

– Голубчик мой, я знаю, что у тебя болит плечо, но что же я могу сделать, дружочек? – сказал мужчина тоном, каким подвыпившие мужья извиняются перед своими строгими супругами. – Это, Саша, у тебя от дороги болит плечо. Завтра мы приедем к месту, отдохнем, оно и пройдет…

Антон Чехов – На пути

  • 100
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Антон Чехов – На пути краткое содержание

На пути – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

– В Новочеркасске, в Донском институте.

– А на курсах не были? Стало быть, вы не знаете, что такое науки. Все науки, сколько их есть на свете, имеют один и тот же паспорт, без которого они считают себя немыслимыми: стремление к истине! Каждая из них, даже какая-нибудь фармакогнозия, имеет своею целью не пользу, не удобства в жизни, а истину. Замечательно! Когда вы принимаетесь изучать какую-нибудь науку, то вас прежде всего поражает ее начало. Я вам скажу, нет ничего увлекательнее и грандиознее, ничто так не ошеломляет и не захватывает человеческого духа, как начало какой-нибудь науки. С первых же пяти-шести лекций вас уже окрыляют самые яркие надежды, вы уже кажетесь себе хозяином истины. И я отдался наукам беззаветно, страстно, как любимой женщине. Я был их рабом и, кроме них, не хотел знать никакого другого солнца. День и ночь, не разгибая спины, я зубрил, разорялся на книги, плакал, когда на моих глазах люди эксплоатировали науку ради личных целей. Но я не долго увлекался. Штука в том, что у каждой науки есть начало, но вовсе нет конца, всё равно, как у периодической дроби. Зоология открыла 35000 видов насекомых, химия насчитывает 60 простых тел. Если со временем к этим цифрам прибавится справа по десяти нолей, зоология и химия так же будут далеки от своего конца, как и теперь, а вся современная научная работа заключается именно в приращении цифр. Сей фокус я уразумел, когда открыл 35001-й вид и не почувствовал удовлетворения. Ну-с, разочарования я не успел пережить, так как скоро мною овладела новая вера. Я ударился в нигилизм с его прокламациями, черными переделами и всякими штуками. Ходил я в народ, служил на фабриках, в смазчиках, бурлаках. Потом, когда, шатаясь по Руси, я понюхал русскую жизнь, я обратился в горячего поклонника этой жизни. Я любил русский народ до страдания, любил и веровал в его бога, в язык, творчество… И так далее, и так далее… В свое время был я славянофилом, надоедал Аксакову письмами, и украйнофилом, и археологом, и собирателем образцов народного творчества… увлекался я идеями, людьми, событиями, местами… увлекался без перерыва! Пять лет тому назад я служил отрицанию собственности; последней моей верой было непротивление злу.

Читайте также:
Пьер Безухов - характеристика героя, жена графа, духовные искания

Саша прерывисто вздохнула и задвигалась. Лихарев поднялся и подошел к ней.

– Дружочек мой, не хочешь ли чаю? – спросил он нежно.

– Пей сам! – грубо ответила девочка.

Лихарев сконфузился и виноватой походкой вернулся к столу.

– Значит, вам весело жилось, – сказала Иловайская. – Есть о чем вспомнить.

– Ну. да, всё это весело, когда сидишь за чаем с доброй собеседницей и болтаешь, но вы спросите, во что мне обошлась эта веселость? Что стоило мне разнообразие моей жизни? Ведь я, сударыня, веровал не как немецкий доктор философии, не цирлих-манирлих, не в пустыне я жил, а каждая моя вера гнула меня в дугу, рвала на части мое тело. Судите вы сами. Был я богат, как братья, но теперь я нищий. В чаду увлечений я ухлопал и свое состояние и женино – массу чужих денег. Мне теперь 42 года, старость на носу, а я бесприютен, как собака, которая отстала ночью от обоза. Во всю жизнь мою я не знал, что такое покой. Душа моя беспрерывно томилась, страдала даже надеждами… Я изнывал от тяжкого беспорядочного труда, терпел лишения, раз пять сидел в тюрьме, таскался по Архангельским и Тобольским губерниям… вспоминать больно! Я жил, но в чаду не чувствовал самого процесса жизни. Верите ли, я не помню ни одной весны, не замечал, как любила меня жена, как рождались мои дети. Что еще сказать вам? Для всех, кто любил меня, я был несчастьем… Моя мать вот уже 15 лет носит по мне траур, а мои гордые братья, которым приходилось из-за меня болеть душой, краснеть, гнуть свои спины, сорить деньгами, под конец возненавидели меня, как отраву.

Лихарев поднялся и опять сел.

– Если б я был только несчастлив, то я возблагодарил бы бога, – продолжал он, не глядя на Иловайскую. – Мое личное несчастье уходит на задний план, когда я вспоминаю, как часто в своих увлечениях я был нелеп, далек от правды, несправедлив, жесток, опасен! Как часто я всей душой ненавидел и презирал тех, кого следовало бы любить, и – наоборот. Изменял я тысячу раз. Сегодня я верую, падаю ниц, а завтра уж я трусом бегу от сегодняшних моих богов и друзей и молча глотаю подлеца, которого пускают мне вслед. Бог один видел, как часто от стыда за свои увлечения я плакал и грыз подушку. Ни разу в жизни я умышленно не солгал и не сделал зла, но нечиста моя совесть! Сударыня, я не могу даже похвастать, что на моей совести нет ничьей жизни, так как на моих же глазах умерла моя жена, которую я изнурил своею бесшабашностью. Да, моя жена! Послушайте, у нас в общежитии преобладают теперь два отношения к женщинам. Одни измеряют женские черепа, чтоб доказать, что женщина ниже мужчины, ищут ее недостатков, чтоб глумиться над ней, оригинальничать в ее же глазах и оправдать свою животность. Другие же из всех сил стараются поднять женщину до себя, т. е. заставить ее зазубрить 35000 видов, говорить и писать те же глупости, какие они сами говорят и пишут…

Лицо Лихарева потемнело.

– А я вам скажу, что женщина всегда была и будет рабой мужчины, – заговорил он басом, стукнув кулаком по столу. – Она нежный, мягкий воск, из которого мужчина всегда лепил всё, что ему угодно. Господи боже мой, из-за грошового мужского увлечения она стригла себе волосы, бросала семью, умирала на чужбине… Между идеями, для которых она жертвовала собой, нет ни одной женской… Беззаветная, преданная раба! Черепов я не измерял, а говорю это по тяжкому, горькому опыту. Самые гордые самостоятельные женщины, если мне удавалось сообщать им свое вдохновение, шли за мной, не рассуждая, не спрашивая и делая всё, что я хотел; из монашенки я сделал нигилистку, которая, как потом я слышал, стреляла в жандарма; жена моя не оставляла меня в моих скитаниях ни на минуту и, как флюгер, меняла свою веру параллельно тому, как я менял свои увлечения.

Читайте также:
Любовная лирика С.А. Есенина особенности и своеобразие темы, адресаты, анализ произведений поэта, короткие и красивые стихи о любви

Лихарев вскочил и заходил по комнате.

– Благородное, возвышенное рабство! – сказал он, всплескивая руками. – В нем-то именно и заключается высокий смысл женской жизни! Из страшного сумбура, накопившегося в моей голове за всё время моего общения с женщинами, в моей памяти, как в фильтре, уцелели не идеи, не умные слова, не философия, а эта необыкновенная покорность судьбе, это необычайное милосердие, всепрощение…

Лихарев сжал кулаки, уставился в одну точку и с каким-то страстным напряжением, точно обсасывая каждое слово, процедил сквозь сжатые зубы:

– Эта… эта великодушная выносливость, верность до могилы, поэзия сердца… Смысл жизни именно в этом безропотном мученичестве, в слезах, которые размягчают камень, в безграничной, всепрощающей любви, которая вносит в хаос жизни свет и теплоту…

Антон Чехов: На пути

Здесь есть возможность читать онлайн «Антон Чехов: На пути» весь текст электронной книги совершенно бесплатно (целиком полную версию). В некоторых случаях присутствует краткое содержание. категория: Русская классическая проза / Классическая проза / на русском языке. Описание произведения, (предисловие) а так же отзывы посетителей доступны на портале. Библиотека «Либ Кат» — LibCat.ru создана для любителей полистать хорошую книжку и предлагает широкий выбор жанров:

Выбрав категорию по душе Вы сможете найти действительно стоящие книги и насладиться погружением в мир воображения, прочувствовать переживания героев или узнать для себя что-то новое, совершить внутреннее открытие. Подробная информация для ознакомления по текущему запросу представлена ниже:

  • 60
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • Описание
  • Другие книги автора
  • Правообладателям
  • Похожие книги

На пути: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «На пути»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Антон Чехов: другие книги автора

Кто написал На пути? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

Возможность размещать книги на на нашем сайте есть у любого зарегистрированного пользователя. Если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info@libcat.ru или заполните форму обратной связи.

В течение 24 часов мы закроем доступ к нелегально размещенному контенту.

На пути — читать онлайн бесплатно полную книгу (весь текст) целиком

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «На пути», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Поставьте закладку, и сможете в любой момент перейти на страницу, на которой закончили чтение.

Антон Павлович Чехов

Ночевала тучка золотая

На груди утеса великана…

В комнате, которую сам содержатель трактира, казак Семен Чистоплюй, называет «проезжающей», то есть назначенной исключительно для проезжих, за большим некрашеным столом сидел высокий широкоплечий мужчина лет сорока. Облокотившись о стол и подперев голову кулаком, он спал. Огарок сальной свечи, воткнутый в баночку из-под помады, освещал его русую бороду, толстый широкий нос, загорелые щеки, густые черные брови, нависшие над закрытыми глазами… И нос, и щеки, и брови, все черты, каждая в отдельности, были грубы и тяжелы, как мебель и печка в «проезжающей», но в общем они давали нечто гармоническое и даже красивое. Такова уж, как говорится, планида русского лица: чем крупнее и резче его черты, тем кажется оно мягче и добродушнее. Одет был мужчина в господский пиджак, поношенный, но обшитый новой широкой тесьмой, в плюшевую жилетку и широкие черные панталоны, засунутые в большие сапоги.

На одной из скамей, непрерывно тянувшихся вдоль стены, на меху лисьей шубы спала девочка лет восьми, в коричневом платьице и в длинных черных чулках. Лицо ее было бледно, волосы белокуры, плечи узки, всё тело худо и жидко, но нос выдавался такой же толстой и некрасивой шишкой, как и у мужчины. Она спала крепко и не чувствовала, как полукруглая гребенка, свалившаяся с головы, резала ей щеку.

Читайте также:
Невский проспект - краткое содержание, история создания, анализ

«Проезжающая» имела праздничный вид. В воздухе пахло свежевымытыми полами, на веревке, которая тянулась диагонально через всю комнату, не висели, как всегда, тряпки и в углу, над столом, кладя красное пятно на образ Георгия Победоносца, теплилась лампадка. Соблюдая самую строгую и осторожную постепенность в переходе от божественного к светскому, от образа, по обе стороны угла, тянулся ряд лубочных картин. При тусклом свете огарка и красной лампадки картины представляли из себя одну сплошную полосу, покрытую черными кляксами; когда же изразцовая печка, желая петь в один голос с погодой, с воем вдыхала в себя воздух, а поленья, точно очнувшись, вспыхивали ярким пламенем и сердито ворчали, тогда на бревенчатых стенах начинали прыгать румяные пятна, и можно было видеть, как над головой спавшего мужчины вырастали то старец Серафим, то шах Наср-Эддин, то жирный коричневый младенец, таращивший глаза и шептавший что-то на ухо девице с необыкновенно тупым и равнодушным лицом…

На дворе шумела непогода. Что-то бешеное, злобное, но глубоко несчастное с яростью зверя металось вокруг трактира и старалось ворваться вовнутрь. Хлопая дверями, стуча в окна и по крыше, царапая стены, оно то грозило, то умоляло, а то утихало ненадолго и потом с радостным, предательским воем врывалось в печную трубу, но тут поленья вспыхивали и огонь, как цепной пес, со злобой несся навстречу врагу, начиналась борьба, а после нее рыдания, визг, сердитый рев. Во всем этом слышались и злобствующая тоска, и неудовлетворенная ненависть, и оскорбленное бессилие того, кто когда-то привык к победам…

Очарованная этой дикой, нечеловеческой музыкой, «проезжающая», казалось, оцепенела навеки. Но вот скрипнула дверь, и в комнату вошел трактирный мальчик в новой коленкоровой рубахе. Прихрамывая на одну ногу и моргая сонными глазами, он снял пальцами со свечи, подложил в печку поленьев и вышел. Тотчас же в церкви, которая в Рогачах находится в трехстах шагах от трактира, стали бить полночь. Ветер играл со звоном, как со снеговыми хлопьями; гоняясь за колокольными звуками, он кружил их на громадном пространстве, так что одни удары прерывались или растягивались в длинный, волнистый звук, другие вовсе исчезали в общем гуле. Один удар так явственно прогудел в комнате, как будто звонили под самыми окнами. Девочка, спавшая на лисьем меху, вздрогнула и приподняла голову. Минуту она глядела бессмысленно на темное окно, на Наср-Эддина, по которому в это время скользил багряный свет от печки, потом перевела взгляд на спавшего мужчину.

– Папа! – сказала она.

Но мужчина не двигался. Девочка сердито сдвинула брови, легла и поджала ноги. За дверью в трактире кто-то громко и протяжно зевнул. Вскоре вслед за этим послышался визг дверного блока и неясные голоса. Кто-то вошел и, стряхивая с себя снег, глухо затопал валяными сапогами.

– Чиво? – лениво спросил женский голос.

– Барышня Иловайская приехала… – отвечал бас.

Опять завизжал дверной блок. Послышался шум ворвавшегося ветра. Кто-то, вероятно, хромой мальчик, подбежал к двери, которая вела в «проезжающую», почтительно кашлянул и тронул щеколду.

На пути, Чехов: читать онлайн бесплатно

На пути. Антон Павлович Чехов

Ночевала тучка золотая

На груди утеса великана…

В комнате, которую сам содержатель трактира, казак Семен Чистоплюй, называет «проезжающей», то есть назначенной исключительно для проезжих, за большим некрашеным столом сидел высокий широкоплечий мужчина лет сорока. Облокотившись о стол и подперев голову кулаком, он спал. Огарок сальной свечи, воткнутый в баночку из-под помады, освещал его русую бороду, толстый широкий нос, загорелые щеки, густые черные брови, нависшие над закрытыми глазами… И нос, и щеки, и брови, все черты, каждая в отдельности, были грубы и тяжелы, как мебель и печка в «проезжающей», но в общем они давали нечто гармоническое и даже красивое. Такова уж, как говорится, планида русского лица: чем крупнее и резче его черты, тем кажется оно мягче и добродушнее. Одет был мужчина в господский пиджак, поношенный, но обшитый новой широкой тесьмой, в плюшевую жилетку и широкие черные панталоны, засунутые в большие сапоги.

На одной из скамей, непрерывно тянувшихся вдоль стены, на меху лисьей шубы спала девочка лет восьми, в коричневом платьице и в длинных черных чулках. Лицо ее было бледно, волосы белокуры, плечи узки, всё тело худо и жидко, но нос выдавался такой же толстой и некрасивой шишкой, как и у мужчины. Она спала крепко и не чувствовала, как полукруглая гребенка, свалившаяся с головы, резала ей щеку.

«Проезжающая» имела праздничный вид. В воздухе пахло свежевымытыми полами, на веревке, которая тянулась диагонально через всю комнату, не висели, как всегда, тряпки и в углу, над столом, кладя красное пятно на образ Георгия Победоносца, теплилась лампадка. Соблюдая самую строгую и осторожную постепенность в переходе от божественного к светскому, от образа, по обе стороны угла, тянулся ряд лубочных картин. При тусклом свете огарка и красной лампадки картины представляли из себя одну сплошную полосу, покрытую черными кляксами; когда же изразцовая печка, желая петь в один голос с погодой, с воем вдыхала в себя воздух, а поленья, точно очнувшись, вспыхивали ярким пламенем и сердито ворчали, тогда на бревенчатых стенах начинали прыгать румяные пятна, и можно было видеть, как над головой спавшего мужчины вырастали то старец Серафим, то шах Наср-Эддин, то жирный коричневый младенец, таращивший глаза и шептавший что-то на ухо девице с необыкновенно тупым и равнодушным лицом…

Читайте также:
Анализ эпизода "Бал в доме Фамусова" сочинение, характеристика гостей, цитатный план, роль сцены в комедии, поведение Чацкого на балу

На дворе шумела непогода. Что-то бешеное, злобное, но глубоко несчастное с яростью зверя металось вокруг трактира и старалось ворваться вовнутрь. Хлопая дверями, стуча в окна и по крыше, царапая стены, оно то грозило, то умоляло, а то утихало ненадолго и потом с радостным, предательским воем врывалось в печную трубу, но тут поленья вспыхивали и огонь, как цепной пес, со злобой несся навстречу врагу, начиналась борьба, а после нее рыдания, визг, сердитый рев. Во всем этом слышались и злобствующая тоска, и неудовлетворенная ненависть, и оскорбленное бессилие того, кто когда-то привык к победам…

Очарованная этой дикой, нечеловеческой музыкой, «проезжающая», казалось, оцепенела навеки. Но вот скрипнула дверь, и в комнату вошел трактирный мальчик в новой коленкоровой рубахе. Прихрамывая на одну ногу и моргая сонными глазами, он снял пальцами со свечи, подложил в печку поленьев и вышел. Тотчас же в церкви, которая в Рогачах находится в трехстах шагах от трактира, стали бить полночь. Ветер играл со звоном, как со снеговыми хлопьями; гоняясь за колокольными звуками, он кружил их на громадном пространстве, так что одни удары прерывались или растягивались в длинный, волнистый звук, другие вовсе исчезали в общем гуле. Один удар так явственно прогудел в комнате, как будто звонили под самыми окнами. Девочка, спавшая на лисьем меху, вздрогнула и приподняла голову. Минуту она глядела бессмысленно на темное окно, на Наср-Эддина, по которому в это время скользил багряный свет от печки, потом перевела взгляд на спавшего мужчину.

– Папа! – сказала она.

Но мужчина не двигался. Девочка сердито сдвинула брови, легла и поджала ноги. За дверью в трактире кто-то громко и протяжно зевнул. Вскоре вслед за этим послышался визг дверного блока и неясные голоса. Кто-то вошел и, стряхивая с себя снег, глухо затопал валяными сапогами.

– Чиво? – лениво спросил женский голос.

– Барышня Иловайская приехала… – отвечал бас.

Опять завизжал дверной блок. Послышался шум ворвавшегося ветра. Кто-то, вероятно, хромой мальчик, подбежал к двери, которая вела в «проезжающую», почтительно кашлянул и тронул щеколду.

– Сюда, матушка-барышня, пожалуйте, – сказал певучий женский голос, – тут у нас чисто, красавица…

Дверь распахнулась, и на пороге показался бородатый мужик, в кучерском кафтане и с большим чемоданом на плече, весь, с головы до ног, облепленный снегом. Вслед за ним вошла невысокая, почти вдвое ниже кучера, женская фигура без лица и без рук, окутанная, обмотанная, похожая на узел и тоже покрытая снегом. От кучера и узла на девочку пахнуло сыростью, как из погреба, и огонь свечки заколебался.

– Какие глупости! – сказал сердито узел. – Отлично можно ехать! Осталось ехать только двенадцать верст, всё больше лесом, и не заблудились бы…

– Заблудиться-то не заблудились бы, да кони не идут, барышня! – отвечал кучер. – И господи твоя воля, словно я нарочно!

– Бог знает куда привез… Но тише… Тут, кажется, спят. Ступай отсюда…

Кучер поставил на пол чемодан, причем с его плеч посыпались пласты снега, издал носом всхлипывающий звук и вышел. Затем девочка видела, как из середины узла вылезли две маленьких ручки, потянулись вверх и стали сердито распутывать путаницу из шалей, платков и шарфов. Сначала на пол упала большая шаль, потом башлык, за ним белый вязаный платок. Освободив голову, приезжая сняла салоп и сразу сузилась наполовину. Теперь уж она была в длинном сером пальто с большими пуговицами и с оттопыренными карманами. Из одного кармана вытащила она бумажный сверток с чем-то, из другого вязку больших, тяжелых ключей, которую положила так неосторожно, что спавший мужчина вздрогнул и открыл глаза. Некоторое время он тупо глядел по сторонам, как бы не понимая, где он, потом встряхнул головой, пошел в угол и сел… Приезжая сняла пальто, отчего опять сузилась наполовину, стащила с себя плисовые сапоги и тоже села.

Читайте также:
Стихи на день матери: большая подборка

Теперь уж она не походила на узел. Это была маленькая, худенькая брюнетка, лет 20, тонкая, как змейка, с продолговатым белым лицом и с вьющимися волосами. Нос у нее был длинный, острый, подбородок тоже длинный и острый, ресницы длинные, углы рта острые и, благодаря этой всеобщей остроте, выражение лица казалось колючим. Затянутая в черное платье, с массой кружев на шее и рукавах, с острыми, локтями и длинными розовыми пальчиками, она напоминала портреты средневековых английских дам. Серьезное, сосредоточенное выражение лица еще более увеличивало это сходство…

Брюнетка оглядела комнату, покосилась на мужчину и девочку и, пожав плечами, пересела к окну. Темные окна дрожали от сырого западного ветра. Крупные хлопья снега, сверкая белизной, ложились на стекла, но тотчас же исчезали, уносимые ветром. Дикая музыка становилась всё сильнее…

После долгого молчания девочка вдруг заворочалась и сказала, сердито отчеканивая каждое слово:

– Господи! Господи! Какая я несчастная! Несчастней всех!

Мужчина поднялся и виноватой походкой, которая совсем не шла к его громадному росту и большой бороде, засеменил к девочке.

– Ты не спишь, дружочек? – спросил он извиняющимся голосом. – Чего ты хочешь?

– Ничего не хочу! У меня плечо болит! Ты, папа, нехороший человек, и бог тебя накажет! Вот увидишь, что накажет!

– Голубчик мой, я знаю, что у тебя болит плечо, но что же я могу сделать, дружочек? – сказал мужчина тоном, каким подвыпившие мужья извиняются перед своими строгими супругами. – Это, Саша, у тебя от дороги болит плечо. Завтра мы приедем к месту, отдохнем, оно и пройдет…

– Завтра, завтра… Ты каждый день говоришь мне завтра. Мы еще двадцать дней будем ехать!

– Но, дружочек, честное слово отца, мы приедем завтра. Я никогда не лгу, а если нас задержала вьюга, то я не виноват.

– Я не могу больше терпеть! Не могу, не могу!

Саша резко дрыгнула ногой и огласила комнату неприятным визгливым плачем. Отец ее махнул рукой и растерянно поглядел на брюнетку. Та пожала плечами и нерешительно подошла к Саше.

– Послушай, милая, – сказала она, – зачем же плакать? Правда, нехорошо, если болит плечо, но что же делать?

– Видите ли, сударыня, – быстро заговорил мужчина, как бы оправдываясь, – мы не спали две ночи и ехали в отвратительном экипаже. Ну, конечно, естественно, что она больна и тоскует… А тут еще, знаете ли, нам пьяный извозчик попался, чемодан у нас украли… метель всё время, но к чему, сударыня, плакать? Впрочем, этот сон в сидячем положении утомил меня, и я точно пьяный. Ей-богу, Саша, тут и без тебя тошно, а ты еще плачешь!

Мужчина покрутил головой, махнул рукой и сел.

– Конечно, не следует плакать, – сказала брюнетка. – Это только грудные дети плачут. Если ты больна, милая, то надо раздеться и спать… Давай-ка разденемся!

Когда девочка была раздета и успокоена, опять наступило молчание. Брюнетка сидела у окна и с недоумением оглядывала трактирную комнату, образ, печку… По-видимому, ей казались странными и комната, и девочка с ее толстым носом, в короткой мальчишеской сорочке, и девочкин отец. Этот странный человек сидел в углу, растерянно, как пьяный, поглядывал по сторонам и мял ладонью свое лицо. Он молчал, моргал глазами, и, глядя на его виноватую фигуру, трудно было предположить, чтоб он скоро начал говорить. Но первый начал говорить он. Погладив себе колени, кашлянув, он усмехнулся и сказал:

– Комедия, ей-богу… Смотрю и глазам своим не верю: ну, за каким лешим судьба загнала нас в этот поганый трактир? Что она хотела этим выразить? Жизнь выделывает иногда такие salto mortale,[1] что только гляди и в недоумении глазами хлопай. Вы, сударыня, далеко изволите ехать?

– Нет, недалеко, – ответила брюнетка. – Я еду из нашего имения, отсюда верст двадцать, в наш же хутор, к отцу и брату. Я сама Иловайская, ну и хутор также называется Иловайским, двенадцать верст отсюда. Какая неприятная погода!

Вошел хромой мальчик и вставил в помадную банку новый огарок.

– Ты бы, хлопче, самоварчик нам поставил! – обратился к нему мужчина.

– Кто ж теперь чай пьет? – усмехнулся хромой. – Грех до обедни пить.

– Ничего, хлопче, не ты будешь гореть в аду, а мы…

За чаем новые знакомые разговорились. Иловайская узнала, что ее собеседника зовут Григорием Петровичем Лихаревым, что он родной брат тому самому Лихареву, который в одном из соседних уездов служит предводителем, и сам был когда-то помещиком, но

Читайте также:
Сочинение на тему: «Что значит быть гражданином своей страны?» примеры

На пути

  • 135

Скачать книгу в формате:

  • fb2
  • epub
  • rtf
  • mobi
  • txt

Аннотация

Антон Павлович Чехов

Ночевала тучка золотая

На груди утеса великана…

В комнате, которую сам содержатель трактира, казак Семен Чистоплюй, называет «проезжающей», то есть назначенной исключительно для проезжих, за большим некрашеным столом сидел высокий широкоплечий мужчина лет сорока. Облокотившись о стол и подперев голову кулаком, он спал. Огарок сальной свечи, воткнутый в баночку из-под помады, освещал его русую бороду, толстый широкий нос, загорелые щеки, густые черные брови, нависшие над закрытыми глазами… И нос, и щеки, и брови, все черты, каждая в отдельности, были грубы и тяжелы, как мебель и печка в «проезжающей», но в общем они давали нечто гармоническое и даже красивое. Такова уж, как говорится, планида русского лица: чем крупнее и резче его черты, тем кажется оно мягче и добродушнее. Одет был мужчина в господский пиджак, поношенный, но обшитый новой широкой тесьмой, в плюшевую жилетку и широкие черные панталоны, засунутые в большие .

Отзывы

Популярные книги

  • Читаю
  • В архив
  • 89795
  • 25
  • 2

Джон КЕХО Подсознание может все! Серия “Живите с умом” Предшествующие издания на русском язык.

Подсознание может все!

  • Читаю
  • В архив
  • 241345
  • 40
  • 5

Михаил Булгаков Мастер и Маргарита Москва 1984 Текст печатается в последней прижизненной редакци.

Мастер и Маргарита

  • Читаю
  • В архив
  • 56441
  • 10
  • 33

Мы с истекшим сроком годности 1 часть Стейс Крамер Только великая боль приводит дух к пос.

Мы с истекшим сроком годности

  • Читаю
  • В архив
  • 69561
  • 13
  • 3

Когда-то мы были друзьями, но теперь цель его жизни – разрушить мою. Я стала объектом сплетен, и.

Агрессор

  • Читаю
  • В архив
  • 44248
  • 3

В ОЖИДАНИИ МАЛЫША Уильям и Марта Сирс Как пользоваться этой книгой Чтобы составить представление.

В ожидании малыша

  • Читаю
  • В архив
  • 54819
  • 9
  • 2

Остановив машину у заправочной станции, перед которой был расчищен снег, Клерфэ посигналил. Над тел.

Жизнь взаймы

Читатель! Мы искренне надеемся, что ты решил читать книгу “На пути” Чехов Антон Павлович по зову своего сердца. Яркие пейзажи, необъятные горизонты и насыщенные цвета – все это усиливает глубину восприятия и будоражит воображение. Обильное количество метафор, которые повсеместно использованы в тексте, сделали сюжет живым и сочным. Умелое использование зрительных образов писателем создает принципиально новый, преобразованный мир, энергичный и насыщенный красками. Загадка лежит на поверхности, а вот ключ к отгадке едва уловим, постоянно ускользает с появлением все новых и новых деталей. С невероятным волнением воспринимается написанное! – Каждый шаг, каждый нюанс подсказан, но при этом удивляет. При помощи ускользающих намеков, предположений, неоконченных фраз, чувствуется стремление подвести читателя к финалу, чтобы он был естественным, желанным. В тексте находим много комизмов случающихся с персонажами, но эти насмешки веселые и безобидные, близки к умилению, а не злорадству. Просматривается актуальная во все времена идея превосходства добра над злом, света над тьмой с очевидной победой первого и поражением второго. В ходе истории наблюдается заметное внутреннее изменение главного героя, от импульсивности и эмоциональности в сторону взвешенности и рассудительности. Удачно выбранное время событий помогло автору углубиться в проблематику и поднять ряд жизненно важных вопросов над которыми стоит задуматься. “На пути” Чехов Антон Павлович читать бесплатно онлайн увлекательно, порой напоминает нам нашу жизнь, видишь самого себя в ней, и уже смотришь на читаемое словно на пособие.

  • Понравилось: 0
  • В библиотеках: 0
  • 135

Новинки

  • 4

Кор Коэлай — Легендарная Земля Волка. Громадный неисследованный материк, населенный странными созд.

На пути, Чехов: читать онлайн бесплатно

РУЛЕТКА:
Кукольный дом
Александр Дюма:

Флориан Ж.К.

ВСЕГО В ЖУРНАЛЕ:
Авторов: 5729
Произведений: 63816

  • Рассказы, повести, юморески 1880-1882 гг[1882]919kОценка:4.86*104 Проза Комментарии: 3 (29/10/2009)
    Том 1 Полного собрания сочинений и писем в 30-ти томах.
  • Рассказы, юморески 1883-1884 гг.[1884]635kОценка:3.92*50 Проза Комментарии: 16 (12/08/2008)
    Том 2 Полного собрания сочинений и писем в 30-ти томах.
  • Рассказы и юморески 1884-1885 гг. Драма на охоте[1885]1051kОценка:4.97*65 Проза Комментарии: 2 (19/02/2010)
    Том 3 Полного собрания сочинений и писем в 30-ти томах.
  • Подписи к рисункам[1885]54kОценка:5.31*8 Проза
    В Полном собрании сочинений “Подписи” вошли в состав 3-го тома. Иллюстрации/приложения: 50 шт.
  • Рассказы и юморески 1885-1886 гг[1886]922kОценка:4.49*71 Проза Комментарии: 1 (07/04/2013)
    Том 4 Полного собрания сочинений и писем в 30-ти томах.
  • Рассказы и юморески 1886 г[1886]900kОценка:4.20*23 Проза Комментарии: 1 (26/02/2018)
    Том 5 Полного собрания сочинений и писем в 30-ти томах.
  • Рассказы 1887 г[1887]863kОценка:5.68*32 Проза
    Том 6 Полного собрания сочинений и писем в 30-ти томах.
  • Рассказы и повести 1888-1891 гг[1891]1031kОценка:4.65*18 Проза Комментарии: 2 (12/01/2010)
    Том 7 Полного собрания сочинений и писем в 30-ти томах.
  • Рассказы и повести 1892-1894 гг[1894]683kОценка:4.62*71 Проза Комментарии: 9 (27/12/2015)
    Том 8 Полного собрания сочинений и писем в 30-ти томах:
    Попрыгунья
    После театра
    Отрывок
    История одного торгового предприятия
    Из записной книжки старого педагога
    В ссылке
    Рыбья любовь
    Соседи
    Палата No 6
    Страх. (Рассказ моего приятеля)
    Рассказ неизвестного человека
    Володя большой и Володя маленький
    Черный монах
    Бабье царство
    Скрипка Ротшильда
    Студент
    Учитель словесности
    В усадьбе
    Рассказ старшего садовника Иллюстрации/приложения: 1 шт.
  • Рассказы и повести 1894-1897 гг[1897]688kОценка:4.94*35 Проза Комментарии: 4 (01/02/2015)
    Том 9 Полного собрания сочинений и писем в 30-ти томах:
    Три года
    Супруга
    Белолобый
    Ариадна
    Убийство
    Анна на шее
    Дом с мезонином (Рассказ художника)
    Моя жизнь (Рассказ провинциала)
    Мужики
    В родном углу
    Печенег
    На подводе Иллюстрации/приложения: 2 шт.
  • Рассказы и повести 1898-1903 гг[1903]980kОценка:4.08*432 Проза Комментарии: 19 (28/12/2018)
    Том 10 Полного собрания сочинений и писем в 30-ти томах:
    У знакомых
    Ионыч
    Человек в футляре
    Крыжовник
    О любви
    Случай из практики
    По делам службы
    Душечка
    Новая дача
    Дама с собачкой
    В овраге
    На святках
    Архиерей
    Невеста
  • Алфавитный указатель Полного собрания рассказов и повестей[2006]58kОценка:7.31*15 Критика Комментарии: 1 (28/04/2016)
    Указатель из 614 произведений, включенных в Полное собрание сочинений и писем.
    Читайте также:
    Узник анализ стиха Пушкина - тема, основная мысль, размер
  • Иванов[1889]129kОценка:6.89*11 Драматургия
    Драма в четырех действиях
  • Чайка[1896]105kОценка:5.86*51 Драматургия
    Комедия в четырех действиях
  • Дядя Ваня[1897]96kОценка:5.85*82 Драматургия Комментарии: 4 (24/10/2013)
    Сцены из деревенской жизни в четырех действиях
  • Три сестры[1901]124kОценка:5.18*75 Драматургия Комментарии: 6 (31/08/2012)
    Драма в четырех действиях
  • Вишневый сад[1903]100kОценка:4.85*1507 Драматургия Комментарии: 27 (16/08/2016)
    Комедия в 4-х действиях
  • Безотцовщина[1878]420kОценка:4.48*21 Драматургия
  • Леший[1890]164kОценка:8.00*7 Драматургия
    Комедия в 4-х действиях
  • На большой дороге[1884]41kДраматургия
    Драматический этюд в одном действии
  • Ночь перед судом[1884]13kОценка:7.30*5 Драматургия
  • О вреде табака[1886]9kОценка:8.00*3 Драматургия
    Сцена-монолог в одном действии
  • Лебединая песня (Калхас)[1887]15kОценка:8.00*4 Драматургия
    Драматический этюд в одном действии
  • Медведь[1888]27kОценка:4.85*6 Драматургия
    Шутка в одном действии
  • Предложение[1880]26kОценка:8.00*5 Драматургия
    Шутка в одном действии
  • Татьяна Репина[1889]30kДраматургия
    Драма в 1 действии
  • Свадьба[1889]26kОценка:5.41*6 Драматургия
    Сцена в одном действии
  • Трагик поневоле (Из дачной жизни)[1889]11kДраматургия
    Шутка в одном действии
  • Юбилей[1891]26kОценка:8.00*3 Драматургия
    Шутка в одном действии
  • Альбов В.П.Два момента в развитии творчества Антона Павловича Чехова[1903]83kКритика
    Критический очерк.
  • Гвоздей В.Н.Меж двух миров[2003]350kОценка:1.00*3 Критика Комментарии: 1 (01/09/2018)
    Некоторые аспекты чеховского реализма.
    Монография
  • Дермак А.О Чехове собранном и несобранном[1929]4kКритика
  • Замошкин Н.“Устранение лишнего”[1929]10kКритика
    О “Невесте” А. П. Чехова. Иллюстрации/приложения: 1 шт.
  • Курдюмов М.Сердце смятенное[1934]86kКритика
    О творчестве А.П. Чехова. 1904-1934
  • Набоков В.Антон Чехов[1981]18kКритика
    (Фрагмент из книги “Лекции о русской литературе”)
  • Ремизов А.Антон Павлович Чехов[1954]24kКритика
  • Сумароков Т.Чехов на экране[1929]2kКритика
  • Т. К. Шах-Азизова. Русский Гамлет[1977]41kОценка:6.30*5 Критика
    (“Иванов” и его время)
  • А. Чудаков. Чехов-редактор[1981]26kОценка:6.46*4 Критика
    Правка рассказа А. К. Гольдебаева “Ссора”
  • Рецензии на сборник “В сумерках”[1890]41kОценка:5.00*3 Критика
    В сумерках.- Очерки и рассказы Ан. П. Чехова
    В сумерках. Очерки и рассказы А. Чехова. С.-Петербург, 1887
    В сумерках. (Очерки и рассказы) Ан. П. Чехова
    Н. Ладожский (В. К. Петерсен). Плоды мгновенных впечатлений
    Ан. П. Чехов. В сумерках. Очерки и рассказы. СПб., 1887
    А. Кузин. Академическая критика и молодые таланты
    Ан. П. Чехов. В сумерках. Очерки и рассказы
  • Г. Ф. Щеболева. Альбом Н. П. Чехова и неизвестные автографы А. П. Чехова[1996]7kКритика
  • К чеховскому юбилею[1909]10kКритика
  • Μ. Π. Никитин. Чехов как изобразитель больной души[1904]34kКритика
  • С. Кванин. О письмах Чехова[1914]44kКритика
  • Пестрые рассказы. А. Чехонте (Ан. П. Чехов.) Изд. журнала “Осколки”. Спб., 1886 г[1886]Ѣ3kКритика
  • Рассказы Антона Чехова. Спб., 1888 г. Издание А. С. Суворина[1999]Ѣ4kКритика
  • Антон Чехов. Хмурые люди, рассказы. Спб. 1890[1890]Ѣ12kКритика
  • “Дядя Ваня” на сцене Стокгольмского театра[1941]1kКритика
  • Наш Чехов[1959]2kПублицистика
  • В. Н. Гвоздей. Секреты чеховского художественного текста[1999]454kОценка:4.88*9 Критика
  • ЮргисЧеховитана[1930]4kКритика
  • Абрамов Я.В.Наша жизнь в произведениях Чехова[1898]38kКритика
    В сокращении.
  • Амфитеатров А.В.”Ненужная победа”[1911]7kПублицистика
    О повести А. П. Чехова, написанной на спор.
  • Андреевский С.А.Значение Чехова[1910]10kКритика Комментарии: ()
  • Беляев А.Р.“Вишневый сад”[1914]5kКритика
  • Беляев А.Р.“Вишневый сад”[1915]Ѣ7kКритика
  • Бицилли П.М.Чехов[1930]17kКритика, Философия
  • Бицилли П.М.Творчество Чехова[1942]415kПублицистика, Критика
    Опыт стилистического анализа.
  • Богданович А.И.Критические заметки[1898]Ѣ44kКритика
    Наследие минувшего года в литературе.- “Мужики” г. Чехова и “Инвалиды” г. Чирикова.- Несправедливое отношение народнической критики к произведению г. Чирикова.- Полное собраніе сочинений г. Златовратского.- Мягкий и любовный тон его отношения к народу.- Неверное освещение деревни и ее идеализация.- “Золотыя сердца”, “Устои”, “Деревенские будни”.- Значение г. Златовратского.- Стихотворения П. Я.
  • Гельрот М.В.Из нашей текущей литературы[1903]4kКритика
    Отрывок
  • Гельрот М.В.Из нашей текущей литературы. Новый рассказ Антона Чехова “Невеста”[1903]15kКритика
    В сокращении
  • Глаголь С.Пути Художественного театра[1917]44kКритика
    В сокращении
  • Глинка А.С.Очерки o Чехове[1903]Ѣ301kКритика
    I. Конфликт идеала и действительности.
    II. Власть обыденщины.
    III. Равнодушные люди.
    IV. Беспокойные и нудные.
    V. Параллели.
    VI. Мужики.
  • Глинка А.С.“Вишневый сад” Чехова в Художественном театре[1904]40kКритика
  • Гроссман Л.П.Натурализм Чехова[1914]62kКритика
  • Гроссман Л.П.Записные книжки Чехова[1926]13kКритика
  • Долинин А.С.Путник-созерцатель[1914]94kКритика Комментарии: ()
    Творчество А. П. Чехова.
  • Дорошевич В.М.Вишневый театр[1904]10kКритика
  • Дорошевич В.М.Вишневый caд[1904]19kКритика
  • Дорошевич В.М.Десять лет[1914]25kКритика
  • Зайцев Б.К.“Творчество из ничего”[1958]11kПублицистика, Критика
    Вновь Чехов.
  • Измайлов А.А.Вера или неверие?[1911]75kКритика
    (Религия Чехова)
  • Измайлов А.А.Чехов[1916]277kПублицистика, Критика Комментарии: ()
    Биографический набросок [Жизнь. Личность. Творчество]
    (Фрагмент)
    Глава первая. Детство и отрочество
    Глава вторая. “Антоша Чехонте”.
  • Кигн-Дедлов В.Л.Беседы о литературе[1908]44kКритика
    Фрагмент
    А. П. Чехов
  • Короленко В.Г.О сборниках товарищества “Знание” за 1903 г.[1903]Ѣ55kКритика
  • Лундберг Е.Г.Пути к молчанию[1914]Ѣ61kКритика
    (Памяти А. П. Чехова).
  • Меньшиков М.О.Больная воля[1893]62kКритика
    (“Палата No 6”. Рассказ А.П. Чехова)
  • Меньшиков М.О.Антон Чехов. Остров Сахалин[1895]3kКритика
  • Меньшиков М.О.Прогресс и предание[1896]79kКритика
    (По поводу книги А.П. Чехова “Остров Сахалин”)
  • Меньшиков М.О.Слово о мужиках[1897]33kКритика
  • Меньшиков М.О.Три стихии[1900]68kКритика
    (“В овраге”, повесть А.П. Чехова)
  • Мережковский Д.С.Старый вопрос по поводу нового таланта[1888]69kКритика
    В СУМЕРКАХ. Ан. ЧЕХОВА. СПб., 1887 г.
    РАССКАЗЫ. Ан. ЧЕХОВА. СПб., 1888 г.
  • Мережковский Д.С.Асфодели и ромашка[1908]18kКритика
  • Михайловский Н.К.Об отцах и детях и о г-не Чехове[1892]30kПублицистика, Критика
  • Михайловский Н.К.О повестях и рассказах гг. Горького и Чехова[1902]50kКритика Комментарии: ()
  • Михайловский Н.К.Литература и жизнь[1902]Ѣ73kКритика
    О повестях и рассказах гт. Ф. Потехина, Ивана Щеглова, Н. Тимковскаго, Алексея Плетнева, кн. Барятинского, Евгения Чирикова, М. Горького, Антона Чехова.- Два слова о воспоминаниях М. А. Антоновича о Добролюбове.
  • Полнер Т.И.Драматические произведения А. П. Чехова.[1897]9kКритика
    В сокращении.
  • Редько А.М.“Задача жизни” у Ибсена[1905]Ѣ98kКритика
    (Об Ибсене и о “хмурых людях” Чехова).
  • Философов Д.В.Липовый чай[1910]9kПублицистика
    (К пятилетней годовщине со дня смерти А. П. Чехова).
  • Чуковский К.И.Драмы и “Миниатюры” Чехова[1905]5kКритика
  • Чуковский К.И.“Иванов”, драма Чехова[1905]14kКритика
  • Чуковский К.И.О Чехове[1910]19kПублицистика, Критика
  • Чуковский К.И.Письма Чехова[1910]18kПублицистика, Критика
    (Вместо рецензии)
    Собрание писем А. П. Чехова под ред. и с комментариями Владимира Брондер, вступительная статья Ю. Айхенвальда, т. I. К-во “Современное Творчество”.
  • Чуковский К.И.В защиту Чехова[1913]9kПублицистика, Критика
    “Когда в Лондоне в театре Stage-Society был поставлен “Вишневый сад”, публика надрывалась от хохота. “
  • Чуковский К.И.О Чехове[1915]27kПублицистика, Критика
    Журнал “Нива”, No 50 / 1915 г.
  • Чуковский К.И.Мед и деготь[1916]17kПублицистика, Критика
  • Шестов Л.И.Творчество из ничего (А. П. Чехов)[1905]80kФилософия Комментарии: ()
  • Ю-Н.“Вехи” и Чехов[1909]4kКритика
    Ю-н – псевдоним Николая Николаевича Ветцеля.
    Читайте также:
    Руслан и Людмила - краткое содержание поэмы, история создания

    Антон Чехов – На пути

    Гей, ты, хлопчик маненький,

    Бери ножик тоненький,

    Убьем, убьем жида,

    Около прилавка стоял Лихарев, глядел с умилением на певцов и притопывал в такт ногой. Увидев Иловайскую, он улыбнулся во всё лицо и подошел к ней. Она тоже улыбнулась.

    – С праздником! – сказал он. – Я видел, вы хорошо спали.

    Иловайская глядела на него, молчала и продолжала улыбаться.

    После ночных разговоров он уж казался ей не высоким, не широкоплечим, а маленьким, подобно тому, как нам кажется маленьким самый большой пароход, про который говорят, что он проплыл океан.

    – Ну, мне пора ехать, – сказала она. – Надо одеваться. Скажите, куда же вы теперь направляетесь?

    – Я-с? На станцию Клинушки, оттуда в Сергиево, а из Сергиева 40 верст на лошадях в угольные шахты одного дурня, некоего генерала Шашковского. Там мне братья место управляющего нашли… Буду уголь копать.

    – Позвольте, я эти шахты знаю. Ведь Шашковский мой дядя. Но… зачем вы туда едете? – спросила Иловайская, удивленно оглядывая Лихарева.

    – В управляющие. Шахтами управлять.

    – Не понимаю! – пожала плечами Иловайская. – Вы едете в шахты. Но ведь там голая степь, безлюдье, скука такая, что вы дня не проживете! Уголь отвратительный, никто его не покупает, а мой дядя маньяк, деспот, банкрот… Вы и жалованья не будете получать!

    – Всё равно, – сказал равнодушно Лихарев. – И за шахты спасибо.

    Иловайская пожала плечами и в волнении заходила по комнате.

    – Не понимаю, не понимаю! – говорила она, шевеля перед своим лицом пальцами. – Это невозможно и… и неразумно! Вы поймите, что это… это хуже ссылки, это могила для живого человека! Ах, господи, – горячо сказала она, подходя к Лихареву и шевеля пальцами перед его улыбающимся лицом; верхняя губа ее дрожала и колючее лицо побледнело. – Ну, представьте вы голую степь, одиночество. Там не с кем слова сказать, а вы… увлечены женщинами! Шахты и женщины!

    Читайте также:
    Стихи на 9 мая - о войне до слез советских поэтов, о героях России

    Иловайская вдруг устыдилась своей горячности и, отвернувшись от Лихарева, отошла к окну.

    – Нет, нет, вам туда нельзя ехать! – сказала она, быстро водя пальцем по стеклу.

    Не только душой, но даже спиной ощущала она, что позади нее стоит бесконечно несчастный, пропащий, заброшенный человек, а он, точно не сознавая своего несчастья, точно не он плакал ночью, глядел на нее и добродушно улыбался. Уж лучше бы он продолжал плакать! Несколько раз в волнении прошлась она по комнате, потом остановилась в углу и задумалась. Лихарев что-то говорил, но она его не слышала. Повернувшись к нему спиной, она вытащила из портмоне четвертную бумажку, долго мяла ее в руках и, оглянувшись на Лихарева, покраснела и сунула бумажку к себе в карман.

    За дверью послышался голос кучера. Иловайская молча, со строгим, сосредоточенным лицом, стала одеваться. Лихарев кутал ее и весело болтал, но каждое его слово ложилось на ее душу тяжестью. Невесело слушать, когда балагурят несчастные или умирающие.

    Когда было кончено превращение живого человека в бесформенный узел, Иловайская оглядела в последний раз «проезжающую», постояла молча и медленно вышла. Лихарев пошел проводить ее…

    А на дворе всё еще, бог знает чего ради, злилась зима. Целые облака мягкого крупного снега беспокойно кружились над землей и не находили себе места. Лошади, сани, деревья, бык, привязанный к столбу, – всё было бело и казалось мягким, пушистым.

    – Ну, дай бог вам, – бормотал Лихарев, усаживая Иловайскую в сани. – Не поминайте лихом…

    Иловайская молчала. Когда сани тронулись и стали объезжать большой сугроб, она оглянулась на Лихарева с таким выражением, как будто что-то хотела сказать ему. Тот подбежал к ней, но она не сказала ему ни слова, а только взглянула на него сквозь длинные ресницы, на которых висли снежинки…

    Сумела ли в самом деле его чуткая душа прочитать этот взгляд или, быть может, его обмануло воображение, но ему вдруг стало казаться, что еще бы два-три хороших, сильных штриха, и эта девушка простила бы ему его неудачи, старость, бездолье и пошла бы за ним, не спрашивая, не рассуждая. Долго стоял он, как вкопанный, и глядел на след, оставленный полозьями. Снежинки жадно садились на его волоса, бороду, плечи… Скоро след от полозьев исчез, и сам он, покрытый снегом, стал походить на белый утес, но глаза его всё еще искали чего-то в облаках снега.

  • Рейтинг
    ( Пока оценок нет )
    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: