Медицина в годы ВОВ – врачи армии Советского союза и Германии, подвиги

Врачи на передовой: от войны до войны

Ибо чуть не с каменного века
Не было почетнее судьбы,
Чем сражаться в пламени борьбы
За спасенье жизни человека

Кажется, история делает очередной виток. Параллели удивляют, словно случилось дежавю. Сегодня врачи, как и 80 лет назад, снова оказались на передовой, только войны с коронавирусом. И они снова демонстрируют самоотверженность и героизм.

Что это — преемственность поколений? Русский характер? Или отличительный знак профессии?

1941-1945

С началом Великой Отечественной войны в 1941 году перед советской медициной была поставлена ответственная задача сохранения жизни людей — главного стратегического ресурса военного времени. Газета «Правда» в передовой статье писала:

«Каждый возвращенный в строй воин — это наша победа. Это — победа советской медицинской науки… Это — победа воинской части, в ряды которой вернулся старый, уже закаленный в сражениях воин».

Эффективность работы медицинской службы в годы войны была высокой. С 1942 по 1945 год в строй вернулись 72,3% раненых и 90,6% заболевших защитников Родины. Этому способствовало быстрое разворачивание госпиталей на передовой и в тылу, четкая организация лечебного процесса. Главный хирург Советской армии Николай Бурденко уделял особое внимание быстрой доставке раненых в пункты, где им оказывали первую медицинскую помощь и отправляли в эвакуацию на лечение. Лечебный процесс был четко разделен между спецподразделениями и учреждениями, где каждому отводилась своя роль. Все были связаны между собой и взаимозависимы.

Врач-хирург Федор Данилович Коваль, прошедший войну батальонным фельдшером, вспоминал:

«Полевые хирурги творили чудеса. На войне действовала единая медицинская доктрина. Каждый шаг был расписан до мелочей, и не дай бог нарушить инструкцию — хлопот не оберешься, вплоть до трибунала. Поэтому фронтовые врачи ставили в строй 72,3% раненых солдат и офицеров. Это был большой результат в мировой практике».

Силами санитарных и инфекционных врачей фронт и тыл были надежно защищены от эпидемий, которые часто сопутствуют войне.

Большинство медиков были женщины, так как мужчины воевали на фронте. На хрупкие плечи медсестер легли не женские задачи — найти раненых на поле боя прямо во время военных действий, перевязать, дотащить до безопасного места. А еще подбодрить, защитить, дать уверенность в том, что выживут и поправятся.
Санитарка Т.Верозубова вытащила с поля боя 200 раненых солдат и офицеров. Во время одного танкового боя оказала первую помощь прямо на месте боевых действий 40 бойцам. Сама получив три ранения, она тем не менее не оставила поле боя.

Таисия Танкович была совсем юной, но ей приходилось таскать грузных солдат до ближайшего пункта перевязки. Она вспоминает один из боев, когда на пути к госпиталю их застала бомбежка. Ходячие больные спрыгнули с машин и скрылись в лесу. Тяжелые кричали от страха, а Таисия бегала между машинами, успокаивая, невзирая на рвавшиеся вокруг снаряды. Им тогда повезло — никто не пострадал.

Молодые врачи и медсестры

Многие медики, попавшие на фронт, были совсем юными. Некоторым из них пришлось приписать пару лет, чтобы попасть в число призывников.

Анна Медведева, майор медицинской службы, прошла всю войну, от Москвы до Кенигсберга, со своим эвакуационным госпиталем. До войны училась в Саратовском медицинском институте на педиатрическом факультете. Их выпустили досрочно, в декабре 1941 года. На фронте была острая нехватка врачей.

В 1942 она пошла добровольцем в госпиталь № 290 Западного направления. Ей пришлось срочно осваивать новую медицинскую специализацию — военно-полевой хирург. «Опыта у нас не было, но мы все время учились, у всех были учебники», — вспоминала она.

Опасная работа на износ

Прием и перевязка раненых происходили в экстренном и непрерывном режиме, как на конвейере. Из операционных медики не могли отлучиться даже по нужде. Если не было наступления, смена врача или медсестры продолжалась 12 часов. Во время боев рабочий день составлял 16 часов.

В сортировочном госпитале, где работала Анна Медведева, было 4 тысячи коек, но в ходе многодневных боев за Москву, в него поступало 9-10 тысяч бойцов в сутки!

Военный хирург Иосиф Барон вспоминает об объеме работ и нервном напряжении:
«Через пункт проходило больше 400 раненых за сутки, много тяжелых. Пока были бои, мы оказывали первую врачебную помощь: это остановка кровотечения, выведение из шокового состояния, накладывание шин. Санитарная палатка находилась в 400–500 метрах от окопов, поэтому это была опасная работа и, конечно, огромное нервное напряжение. Но судьба нас берегла, хотя жертвы среди врачей и медсестер передовой были явлением нередким».

Смертность медработников была на втором месте после стрелковых. В непосредственной близости от передовой потери составляли 88,2%.

Исследования

Когда началась война, не было опыта преодоления таких масштабных человеческих потерь. Приходилось учиться на ходу. Война значительно ускорила научные исследования в области медицины.

В начале войны у советских врачей не было антибиотиков, которые эффективно справляются с заражением крови. У противника пенициллин появился уже в 1942 году. Советским ученым поступил приказ срочно найти формулу пенициллина. Антибиотик стали успешно применять в Советской армии уже в 1943 году.

Во время войны научились справляться с травматическим шоком. Но был дефицит донорской крови. Донорами часто становились все те же медсестры и санитарки, прямо в полевых условиях. В 1944 году появились новые разработки в области переливания плазмы, растворы для консервации крови и средства для остановки кровотечений.

Подвиг военных медиков

116 тысяч военных медиков получили правительственные награды. Среди них 50 Героев Советского Союза, 19 полных кавалеров ордена Славы.

«То, что сделано военной медициной в годы минувшей войны, по всей справедливости может быть названо подвигом. Для нас, ветеранов Великой Отечественной войны, образ военного медика остается олицетворением высокого гуманизма, мужества и самоотверженности»

Маршал Советского Союза И.Х. Баграмян

Читайте также:
Становление советской власти первые преобразования и шаги большевиков в 1917 году, структура и основные органы власти, формирование новой государственности, результаты

«Наша специальность — это и есть война… в хорошем смысле этого слова»

Гульназ Мулакаева, врач-ординатор

Врачи, работающие с Covid-19, сами называют это войной. Борислав Силаев, заместитель главврача по анастезиологии-реанимации московской государственной клинической больницы (ГКБ) № 15 так и говорит: «Здесь до войны располагался операционный блок и четыре отделения реанимации… До войны было 111 коек… Сейчас 134 пациента».

Валерий Вечорко, главный врач той же больницы: «Сейчас мы находимся практически на фронте… Конечно, без автоматов, пулеметов, но я бы даже сказал, что это страшнее…»

Скорость разворачивания инфекционных больниц и отделений по России в связи с эпидемией коронавируса сравнима с военным временем. Это не дает распространиться эпидемии так быстро, как это произошло в странах Запада. За шесть дней огромную 12-этажную ГКБ № 15 перепрофилировали в инфекционную. Больных распределили по другим клиникам Москвы. Никто не отказывался. В самый пик эпидемии коронавируса сюда поступало от 150 до 300 пациентов в сутки.

Людмила Ларионова, старшая медсестра ГКБ № 40, знаменитой Коммунарки, рассказывает: «Мы развернули клинику за ночь… за несколько часов. В общем-то военные действия… Клиника, только что отремонтированная, пустая, за несколько часов превращается в полностью оборудованную».

Русские умеют реагировать быстро… Молниеносный ответ на любую чрезвычайную ситуацию.

Молодые врачи и медсестры

И снова молодые рвутся в бой. Помочь, облегчить боль, подбодрить, дать надежду на выздоровление.

Шамиль Кочуев, волонтер-медик: «Хотелось внести свой вклад в борьбу с пандемией, помочь врачам…»

Елизавета Фадеева, студентка РНИМУ: «Я пришла сюда волонтером, потому что увидела, что нужна помощь… Не хватает больше сестринской работы. Поэтому как студент, я обычно помогаю сестрам, потому что рук не хватает. Что угодно. Что бы нас ни попросили помочь, мы всегда готовы помочь. Неважно, какая это работа… Когда еду домой, думаю, может надо было остаться и помочь еще?»

Опасная работа на износ

Согласно статистике, до трети зараженных коронавирусом — медицинские работники. Они снова рискуют жизнью, соприкасаясь первыми с неизвестным пока вирусом.

Они проводят до шести часов в защитном костюме. Чтобы не отвлекаться от пациентов и лишний раз не переодеваться, чтобы сходить в туалет, надевают памперсы. В защитном костюме тяжело дышать, очки запотевают, маска в кровь натирает переносицу. Работают по 12 часов. Иногда времени остается только на сон. Кто-то живет в клинике.

Сотрудники лаборатории Коммунарки делают до 150 ПЦР-тестов в день.

Исследования

«Конечно же, буду по всей этой истории скучать, потому что как ни крути, это драйв… Это время и возможность улучшить свои навыки, улучшить свои знания»

Андрей Быков, анестезиолог-реаниматолог ГКБ № 40

Как и война, пандемия дает скачок в познании, расширяет знания медицины о человеке. Вирус коварен и изменчив. Врачи борются с новой болезнью, которую пока не знают. Пробуют новые и испытанные методы реанимации и новые препараты. Здесь не спасают инструкции, которых пока нет. Здесь многое зависит от квалификации и таланта врача.

Опыт эпидемии коронавируса показывает, что наша медицина на высоте — смертность от коронавируса у нас меньше, чем в Европе и США, где правит доказательная медицина и инструкции. Может быть, «виной» тому неограниченный, иррациональный менталитет русских, которых внештатная ситуация только еще больше стимулирует, заставляет мгновенно находить интуитивные решения?

Почему не страшно?

И вечно мы видеть будем,
Как смело, сквозь мрак, вдалеке
Идет он, как Данко, к людям
С пылающим сердцем в руке!

Да, преемственность поколений. Да, русский характер. Да, особая профессия.

Вектор — совокупность свойств и желаний в психике человека. Желания заложены в человека с рождения, а для их реализации даны свойства. Когда свойства развиты — это красиво.

Врач — человек со зрительным вектором. Главное желание — любить. Когда развит и реализован, любит людей и ничего не боится. Стремится сохранить их жизни любой ценой. Жертвенен. Милосерден. В этом секрет бесстрашия военных кожно-зрительных медсестричек и нынешних медиков, героев-борцов с коронавирусом.

На вопрос «Не страшно ли вам?» отвечают врачи Коммунарки.

Гульназ Мулакаева, врач-ординатор: «Страшно за страну… Страшно за людей».

Элеонора Баланюк, заведующая отделением лучевой диагностики: «Нет, не страшно. У меня просто много работы…»

Людмила Ларионова, старшая медсестра: «Я сейчас редко ухожу. Много мыслей разных, но все они все равно о работе. Моя жизнь разделилась на до и после. Сейчас полностью живу тем, что я делаю».

Страх выдавливается наружу, в дела и помощь людям, которые оказались в критической ситуации, чьи жизни находятся под угрозой. Некогда думать о себе и бояться за себя. Бессознательное развитого зрительного человека реагирует сразу желанием помочь, поддержать, излечить тело и душу страждущих, сохранить жизнь.

Из отзывов пациентов клинического госпиталя Лапино: «Как к родным относятся».

И еще отсутствие страха — это развитый зрительный интеллект. Чем выше квалификация врача, чем больше знаний, тем меньше страхов. Меньше всего боятся врачи-инфекционисты. Они работают на передовой всю жизнь.

Потомки героев

«Здесь я почувствовала ощущение команды, чтобы каждое звено работало очень четко, начиная от санитарок-уборщиц, которые если не протрут ручки, может произойти заражение врачей…»

Елизавета Фадеева, студентка РНИМУ

Русские мобилизуются в моменты ЧС. Таков наш менталитет. В моменты кризиса обычный русский человек становится героем. И это массово и не зависит от времени. Мы сегодня способны быть такими же героями, как наши предки, победившие в Великой Отечественной войне.

Читайте также:
Эсеры - история создания партии, особенности программы и тактика

В СССР были лучшая медицина, лучшее образование, лучшая промышленность, лучшая наука. Мы и сейчас можем быть впереди планеты всей. Но не для того, чтобы показать всем «кузькину мать», а для того, чтобы продемонстрировать, как может жить в будущем все человечество, когда люди заботятся друг о друге.

Эпидемия коронавируса подталкивает нас вспомнить основное жизненное кредо русской ментальности: один за всех и все за одного. Когда каждый в нашей стране возьмет ответственность за каждого, мы сможем творить великие дела не только в моменты ЧС, но и в будни. Мы сможем показать всему миру, как умеет жить страна, в которой справедливость и милосердие — ментальное свойство народа.
Врачи первые, кто это делает, потому что это особая профессия. И спасибо им не только за то, что спасают наши жизни, но и за то, что всегда оказываются на передовой, заражая нас примером самоотдачи и служения народу.

Жизнь имеет смысл, когда человек вовлечен в процесс самоотдачи. Справедливость и милосердие — это свойства отдачи. Нужно быть справедливым самому, тогда и мир станет к вам справедливым
Юрий Бурлан

Автор Марина Алексеева
Корректор Татьяна Орлова

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов Юрия Бурлана «Системно-векторная психология»

Война без эпидемий. Как советские врачи побеждали вирусы на фронте и в тылу

В годы войны, когда не только о “социальной дистанции”, но даже и о выборе медикаментов говорить не приходилось, а нужно было обходиться скудным арсеналом: пенициллином, марганцовкой, стрептоцидом, — советской медицине предстояло пройти серьезнейший экзамен и проверку сил. И она выдержала испытания более чем достойно.

Работа сверху

После начала войны, когда из-за перемещения, часто хаотического, огромных масс населения стало невозможно соблюдать даже элементарные санитарные нормы, сразу ухудшилась эпидемическая обстановка: стали распространяться острые кишечные заболевания и дизентерия, сыпной тиф, малярия, вирусный гепатит, туляремия и другие инфекции.

Допустить распространение болезней было нельзя. Наркомздрав и Народный комиссариат путей сообщения СССР через неделю после начала войны издали “Положение о медико-санитарном обслуживании населения, эвакуируемого из угрожаемых районов”, в котором были расписаны действия территори­альных органов здравоохранения и врачебно-санитарной службы транспорта.

Постановление предписывало: поголовно привить против острых кишечных инфекций “призывной контингент” и население крупных городов; своевременно диагностировать и быстро госпитализировать инфек­ционных больных.

Вакцины

Для купирования кишечных инфекций использо­вали формоловую вакцину, либо тривакцину — против тифа, паратифов, А и В, либо пентовакцину — те же компоненты плюс два дизентерийных антигена.

В 1941 году иммунологи супруги Николай Александров и Нина Гефен разработали первую в мире поливакцину против семи инфекций — холеры, брюшного тифа, столбняка, двух видов паратифов и двух видов дизентерии.

Роль этой вакцины сложно переоценить: она дала возможность провести иммунизацию быстро, в то время как старые методы не годились — они предполагали троекратное введение вакцин, при этом для проведения полного курса нужно было 30 дней, а такой возможности в условиях маневренной войны просто не было.

Против туляремии использовалась живая вакцина Николая Гайского и Бориса Эльберта, против сыпного тифа — вакцина Марии Яцимирской-Кронтовской и Михаила Маевского, против сибирской язвы — живая вакцина Николая Гинзбурга, живая противочумная вакцина Николая Жукова-Вережникова, Магдалины Покровской, Елены Коробковой и Михаила Файбича.

Все это позволяло резко снижать эпидемиологическую нагрузку как на фронте, так и в тылу, а главное — обеспечить предупреждение развития эпидемий в войсках и среди населения. Да, эпидемиологическое неблагополучие по отдельным инфекциям иногда возникало, но удавалось добиться, чтобы оно не носило характера эпидемий.

Разъяснительная работа и не только

При районных здравотделах создавались подвижные эпидотряды, был организован институт общественных санинструкторов. Постановление также предписывало создать чрезвычайные противоэпидемические комиссии, которые состояли из председателей местных советов, представителей Наркомздрава, Наркомвнутдела, военных властей гарнизона, санитарной службы армии и партийных органов.

Глав­ное военно-санитарное управление должно было до 20 февра­ля 1942 года сформировать 200 полевых прачечных отрядов.

За противоэпиде­мическую работу отвечал нарком здравоохранения СССР Георгий Митерев, которого наделили чрезвычайными полномочиями. А с 1942 года борьба с инфекциями еще усилилась: в крупных лечебных учреждениях ввели должность замглавврача по противоэпидемической работе, повышенное внимание стали уделять санитарно-просветительной работе.

Барьер для инфекций

Были созданы запасные полки, в ко­торых перед отправлением на фронт всех призывников обучали санэпидграмотности. На крупных и узловых же­лезнодорожных станциях организовали санитарно-контрольные пункты, медицинские службы частей и соединений должны были своевременно выявлять заразных больных, диагностировать заболевание, а затем изолировать и лечить больного.

Много внимания уделялось банно-прачечному и дезинфекционному обслужи­ванию войск и санитарно-эпидемиологической разведке. В 1942 году в каждом военном округе учредили должность главного эпидемиолога и должности эпидемиологов в частях и соединениях.

Войсковой эпидемиолог контролировал санитарное состояние прибывающего пополнения, следил за организацией качественного питания, обеспечения водой, стиркой белья, обеспечением войск полевыми банями.

Подвижные эпидемиологические отряды оснащались сред­ствами для быстрой санитарной обработки людей, одежды и имущества в эпидемических очагах.

Важной частью работы войскового эпидемиолога была санитарно-эпидемиологическая разведка, профилактика заразных болезней, а в случае появления — их ликвидация.

Контроль качества еды

У каждого медработника и хозяйственника были таблицы норм продуктов на одного человека, их калорийности и пищевой ценности. Во время обороны питание было трехразовым, а при ведении активных боевых действий старались, чтобы еда доставлялась не реже, чем два раза в сутки, насколько это позволяли обстоятельства.

Читайте также:
Правда о короле Артуре - существовал ли он на самом деле?

Следили за свежестью и за витаминным составом еды. Например, чтобы не допускать авитаминоза С, в частях готовились и выдавались личному составу настои из хвои.

Иногда фиксировались случаи авитаминоза, А — “куриной слепоты”. Таких бойцов обязывали собирать дикорастущий щавель, который добавлялся в первые блюда. Нужно было съедать 100−150 граммов щавеля.

Чтобы обеззараживать воду в индивидуальных флягах, бойцам выдавали таблетки пантоцида. Вообще каждый источник воды, по правилам военного времени, априори должен был счи­таться сомнительным, поэтому воду обязательно хлорировали и кипя­тили.

Если войска на какой-то территории располагались на значительный период времени, то воду подвергали очистке — отстаивали, коагулировали и фильтровали. С 1942 года там, где была только соленая вода, действовала “Инструкция по опресне­нию воды вымораживанием”.

Обеззараживали воду препаратами хлора, марганцовкой или перекисью водорода, затем ее кипятили и улучшали вкус лимонной кислотой и другими добавками.

В обязанности санэпидвзвода медсанбата входила организация два-три раза в месяц, насколько позволяла боевая обстановка, “помывки личного состава со сменой белья”. Для этого существовали передвижные бани.

В дивизиях были свои прачечные. Эпидемиолог следил за качеством стирки и за тем, чтобы потоки грязного и чистого белья не смешивались. Если эпидобстановка осложнялась, белье начинали пропитывать противопаразитарными составами.

Разведка

Организовывать и проводить санитарно-эпидемиологическую разведку было важнейшим разделом работы санэпидвзвода медсанбата.

Разведка должна была вовремя выявлять очаги инфекционных заболеваний в освобожденных населенных пунктах, обеспечивать локализацию очагов, предотвращать общение личного состава с заразными больными, находить пригодные к использованию источники водоснабжения, собирать сведения об эпидемическом состоянии войск противника.

Конечно, без инфекционных заболеваний, особенно дизентерии, которой чаще всего страдало молодое пополнение, не обходилось. В этом случае важно было не допустить развития и нарастания инфекций.

Именно поэтому эвакуация инфекционных больных в тыловые госпитали, как пра­вило, не допускалась: их лечение проводилось в инфекционных полевых подвижных госпиталях.

Санэпидразведка также обеспечивала са­нитарное обслуживание войск при передвижении на железнодорожном, автомобильном, водном транспорте. Это стало особенно важным, когда войска начали продвигаться вперед.

На освобожденных территориях, где зачастую полностью была разрушена инфраструктура, уничтожены поликлиники и больницы, возникала пря­мая угроза распространения паразитарных тифов и других инфекционных болезней. Иногда нацисты прибегали к намеренному заражению населения, с тем чтобы инфекция вывела из строя наступающие войска.

В этих случаях широко использовался институт чрезвычайных противоэпидемических комиссий, требовалась особенно напряженная работа военно-медицинской службы, чтобы обнаружить, изолировать и обеспечить лечение больных, обеззаразить территорию, создать и оборудовать полевые госпитали для лечение солдат.

Внимание тылу

В мае 1942 года в каждой поликлинике ввели должность замглаввра­ча по эпидработе, организовали подготовку активистов — санинспекто­ров, которые проводили подворные обходы, направляли на госпитализацию всех температурящих больных, дезинфицировали очаги инфекци­онных заболеваний.

Активно участвовали в эпидработе поликлиники и санэпидстанции, число которых за первые два года войны увеличилось с 1760 до 2400. К работе привлекали общественных санинспекторов и сотрудников общества Красного Креста и Красного Полумесяца.

В большом количестве строились бани и дезинфекционные камеры. На основных эваконаправлениях, на крупных железнодорожных узлах создавали специа­лизированные формирования Наркомздрава и медицинской службы Наркомата путей сообщения, включавшие в себя санитарно-контрольные, обсервационные и изоляционно-пропускные пункты.

Таким образом была обеспечена система на­дежных противоэпидемических барьеров на железнодорожных коммуника­циях.

О том, что работа военных эпидемиологов, гигиенистов и санслужб была успешной, свидетельствовуют цифры: доля инфекционных болезней в об­щей заболеваемости составила только 9%, из них дизентерия — 4,4%, сыпной тиф — 2,7%, брюшной тиф и паратифы — 0,6%. За годы войны вылечили 72,3% раненых и более 90% больных.

Усилия врачей и медработников не остались незамеченными. Орденами и медалями СССР за период 1941—1945 годов наградили более 116 тыс. военных медиков и 30 тыс. работников гражданского здравоохранения. 47 человек удостоены высочайшей награды — звания Героя Советского Союза. Больше 20 военных медиков в годы Великой Отечественной войны стали лауреатами Государственной премии СССР.

Благодаря именно их работе и главенству принципа профилактики во время Великой Отечественной войны была одержана блестящая победа над эпидемиями.

Юлия Острогожская

При подготовке материала использована литература: Санитарно-эпидемиологическая служба и ее руководители. Из истории здравоохранения России в ХХ веке. — М., Медицина, 2003 г. Е.Г. Эльяшевич. Санитария, гигиена и эпидемиология в период Великой Отечественной войны (1941−1945 гг.). Белорусский государственный медицинский университет. А. Е. Локтев. Становление и развитие санитарно-эпидемиологической службы Русской и Красной армий (1904−1945). С. Бутаков, О. Берский, А. Зеткин, А. Зобов. Противоэпидемическое обеспечение Красной армии на завершающем этапе Великой Отечественной войны. Военно-медицинский журнал, май 2015 г. С. Лебедев. Вклад советской военной и гражданской медицины в разработку вакцин в годы Великой Отечественной войны / С. М. Лебедев, М. О. Сафронов // Военная медицина. 2015. Живая противочумная вакцина: теория и практика иммунопрофилактики чумы. Е. Коробкова, М., Медгиз, 1956. M. Leitenberg, R. A. Zilinskas with G. H. Kuhn. The Soviet Biological Weapons Program. A History. London, England, 2012.

Медицина в годы ВОВ – врачи армии Советского союза и Германии, подвиги

Н.Ю. Рязанцева, А.А. Козлова, 3-й курс, лечебный факультет, И.А. Жмакин, К.Б. Баканов

ГБОУ ВПО Тверская ГМА Минздрава России, г. Тверь
Кафедра мобилизационной подготовки здравоохранения и медицины катастроф
Научные руководители: к.м.н., доцент И.А. Жмакин; к.м.н., доцент К.Б. Баканов

9 мая 2015 года является знаменательной датой – 70-ой годовщиной победы в Великой Отечественной войне. В России нет ни одной семьи, в которой не было бы своего героя, поэтому память о тех годах останется в людских сердцах навечно. О героях тех лет написано очень много. Но очень мало о героях – медиках, и мы, являясь студентками Тверской государственной медицинской академии, не можем оставить этого без внимания.

Читайте также:
Колониализм история формирования, страны причины распада системы

Цель исследования: изучить и обобщить данные о подвигах военных медиков – Героев Советского Союза в годы Великой Отечественной войны и их вкладе в достижение победы.

Материалы и методы: за время написания данной статьи мы использовали различные методы получения информации о военных медиках: научную и медицинскую литературу, источники, специализирующиеся на Великой Отечественной войне, интернет-ресурсы. Собрав и обработав полученные данные, мы выбрали то, что нас больше всего удивило и вдохновило, именно ту информацию, которая заставляет задуматься, насколько важен вклад медицинских работников в военное время [2, 3, 4, 5].

Результаты:

Герой Советского Союза – высшая степень отличия СССР. Столь высокую награду давали только совершившим подвиг на поле боя. В годы войны в составе медицинской службы было более 200 тысяч врачей и 500 тысяч медицинских работников других категорий, более половины из которых – женщины [7, 9]. В эти страшные времена на поле боя погибло 85 тысяч медиков. Среди них 5 тысяч врачей, 9 тысяч средних медицинских работников, 23 тысячи санитарных инструкторов, 48 тысяч санитаров и санитаров – носильщиков [10]. В любых условиях работники медицинской службы делали все возможное и невозможное, всеми силами стараясь сохранить жизнь советских солдат. Проявляя огромное мужество и смекалку, они заменяли средства оказания первой медицинской помощи – которых почти и не было – подручными средствами, нехватку медицинских работников – беспрерывным трудом и днем, и ночью. Маршал Советского Союза Г.К. Жуков писал, что “в условиях большой войны достижение победы над врагом зависит в немалой степени и от успешной работы военно-медицинской службы, особенно военно-полевых хирургов” [10]. Опыт войны подтвердил справедливость этих слов. Медиками за годы Великой Отечественной Войне была оказана помощь более 10 миллионам раненых, из них 72,3% были возвращены в строй [8]. Именно поэтому труд медицинских работников приравнивался к подвигу. Известный полководец маршал Советского Союза И.Х. Баграмян после завершения войны писал: «То, что сделано советской военной медициной в годы минувшей войны, по всей справедливости может быть названо подвигом. Для нас, ветеранов Великой Отечественной войны, образ военного медика останется олицетворением высокого гуманизма, мужества и самоотверженности» [10].

За время войны 116 тысяч медицинских работников были награждены орденами и медалями Советского Союза, из них 47 стали Героями Советского Союза, среди которых 17 женщин [9].

В боях за город Долину Валерия вынесла с поля боя 47 раненых с их оружием. Двадцать третьего сентября 1943 года В.О. Гнаровская связкой гранат уничтожила фашистский танк «Тигр», спасая жизнь раненых солдат. К сожалению, в этом бою она погибла, но ее героический поступок внес большой вклад в победу над врагом. Президиум Верховного Совета СССР 3 июля 1944 года посмертно присвоил В.О. Гнаровской звание Героя Советского Союза.

В наши дни трудно представить себе, как такая хрупкая женщина смогла вынести на своих плечах столь тяжелую ношу [6, с.35 – 37].

Способность к самопожертвованию, редкая в наше время – вот основное качество солдат и медиков военных лет. Сергей Вартанович Григорьян проявил особый героизм при форсировании Днепра. На переправе он руководил оказанием медицинской помощи. Командира его подразделения тяжело ранило в бою. Сергей оказал ему помощь и на плечах понес его с поля боя. Неподалеку от них разорвался снаряд. Сергей спас командира, закрыв его своим телом, при этом он был тяжело ранен осколками. Превозмогая боль, С.В. Григорьян дотащил раненого до укрытия и потерял сознание. Доставленный в санитарную часть Сергей погиб. С.В. Григорьяну было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, а около школы, где учился Сергей, ему воздвигнут памятник [6, с.52 – 53].

Большой вклад в борьбу с фашистским захватчиком внесла работа подпольных организаций. Руководителем одной из них являлся Михайлов Федор Михайлович. Войдя в доверие к немецким властям, он стал главным врачом больницы города Славуты и на основе этой больницы создал подпольную организацию, в состав которой входило более 4 тысяч бойцов и командиров. За время своей работы организация провела почти 1000 операций. Под откос было пущено 300 железнодорожных эшелонов живой силы, техники и боеприпасов, уничтожены тысячи фашистов. Однако, в 1942 году данная организация была раскрыта, и Ф.М. Михайлов в присутствии насильно согнанных жителей города был повешен на территории больницы. Последними его словами было: “Да здравствует Советская власть! Смерть фашизму!” [6, с.24 – 26].

Особую отвагу и храбрость во время войны проявляли младшие медицинские работники. Стоит отметить Левченко Ирину Николаевну, которая в боях на Смоленщине оказала медицинскую помощь и эвакуировала из окружения 168 раненых. В бою Ирина была тяжело ранена и признана негодной к военной службе. Но стремление Ирины защищать родину было выше физических недугов. Она сумела восстановить функцию парализованной руки и добилась направления в танковое училище. По его окончании Левченко снова была направлена на фронт в составе танковой бригады [6, с.21 – 22].

Иосифу Матвеевичу Петлюк исполнилось 44 года, когда фашисты напали на СССР. Он совершил невероятный подвиг при спасении раненых. В бою Иосиф вынес раненых в укрытие и создал там “гнездо раненых” для их эвакуации. Неожиданно они были настигнуты группой фашистских автоматчиков. И.М. Петлюк отважно принял бой, он уничтожил 16 гитлеровцев, а остальные перешли в отступление. Своим бесстрашным поступком И.М. Петлюк спас жизни многим бойцам [6, с.64 – 65].

Читайте также:
Расстрел царской семьи - как большевики покончили с Романовыми

Медицинским работникам приходилось выполнять свой долг в тяжелейших условиях. Память об этих поступках очень важна. Именно поэтому в Тверской государственной медицинской академии уделяют большое внимание сбору данных об этих людях и их героических свершениях. На территории нашей академии работает музей истории Тверской государственной медицинской академии, в котором есть целая секция, посвященная героям-медикам Великой Отечественной Войны. Помимо этого была издана книга памяти, в которой представлены сведения о ветеранах Великой Отечественно войны 1941-1945 годов – бывших и работающих в настоящее время сотрудников Тверской государственной медицинской академии. В данной книге перечисляются награды, полученные ветеранами, имеются краткие биографические сведения, а также очерки о жизни некоторых ветеранов, с которыми удалось встретиться [1]. Таким образом, мы пытаемся сохранить и передать эту память, ведь для будущих врачей она имеет особое значение.

Выводы: на поле боя в годы Великой Отечественной войны военными медиками было совершено большое количество подвигов, 47 из них получили за это высокое звание Героя Советского Союза. Медиками за годы войны была оказана помощь миллионам раненых и больных, большинство из которых возвращено в строй. Это явилось весомым вкладом в общую победу над врагом. Именно поэтому труд военных медиков в годы Великой Отечественной войны по всей справедливости называется гуманным, самоотверженным и героическим.

Медицина в годы ВОВ – врачи армии Советского союза и Германии, подвиги

  • Главная
  • Для врачей
  • Научные работы
  • МУЖЕСТВО И ОТВАГА МЕДИКОВ ВО ВРЕМЯ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

МУЖЕСТВО И ОТВАГА МЕДИКОВ ВО ВРЕМЯ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Санкт-Петербургский государственный университет

Реферат по дисциплине «История медицины» по теме

МУЖЕСТВО И ОТВАГА МЕДИКОВ ВО ВРЕМЯ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

студентка 1 курса 101 гр. Суровегина О.В.

Глава 1. Медицина в годы Великой Отечественной войны

1.1. Проблемы, возникшие перед медициной в начале войны

1.2. Задачи здравоохранения в годы ВОВ

1.3. Помощь науки

Глава 2. У войны не женское лицо

Глава 3. История в лицах

Вступление

На протяжении пяти тысяч лет письменной истории человечества только 292 года прошли на Земле без войн; остальные 47 веков сохранили память о 16 тысячах больших и малых войн, которые унесли более 4 млрд. жизней. Среди них самой кровопролитной была Вторая мировая война (1939-1945). Для Советского Союза это была Великая Отечественная война 1941-1945 гг., 65-летие со дня окончания которой мы отмечаем в этом году.

Это был тот период, когда служение долгу выходит за пределы науки и своей профессии и совершается во имя Родины, во имя народа. В это тяжелое время медицинские работники проявляли подлинный героизм и преданность своему отечеству, их подвиги в военные годы неповторимы.

Достаточно сказать, что на фронте и в тылу трудились свыше двухсот тысяч врачей и полумиллионная армия средних медицинских работников, показавших чудеса храбрости, небывалой душевной стойкости и гуманизма. Военные медики вернули в ряды защитников Родины миллионы солдат и офицеров. Они оказывали медицинскую помощь на поле боя, под огнем противника, а если этого требовала обстановка — сами становились воинами и увлекали за собой других. Защищая свою землю от фашистских захватчиков, советский народ, по неполным подсчётам, потерял на полях сражений в ходе военных действий более 27 млн. жизней. Миллионы людей остались инвалидами. Но среди тех, кто с победой вернулся домой, многие остались живы, благодаря самоотверженной работе военных и гражданских медиков.

Известный полководец, маршал Советского Союза Иван Христофорович Баграмян, после завершения войны, писал: «То, что сделано советской военной медициной в годы минувшей войны, по всей справедливости может быть названо подвигом. Для нас, ветеранов Великой Отечественной войны, образ военного медика останется олицетворением высокого гуманизма, мужества и самоотверженности».

Глава 1. Медицина в годы Великой Отечественной войны.

1.1. Проблемы, возникшие перед медициной в начале войны.

С первых дней войны медицинская служба испытывала серьезные трудности, ощущался резкий дефицит в средствах, не хватало кадров. Значительная часть мобилизационных материальных и людских ресурсов здравоохранения, составлявшая 39,9% от всего количества врачей и 35,8% от численности больничных коек, находилась в западных областях Советского Союза и уже в первые дни войны была захвачена наступающими частями противника. Большие потери несла медицинская служба непосредственно на поле боя. Более 80% всех ее санитарных потерь приходилось на рядовой и сержантский состав, то есть на передовое звено, действовавшее на линии фронта. Во время войны погибли или пропали без вести более 85 тыс. медиков. Из них 5 тыс. врачей, 9 тыс. средних медицинских работников, 23 тыс. санитарных инструкторов, 48 тыс. санитаров и санитаров-носильщиков. В связи с этим были проведены досрочные выпуски двух последних курсов военно-медицинских академий и медицинских факультетов, организована ускоренная подготовка фельдшеров и младших военфельдшеров. В результате ко второму году войны армия была укомплектована врачами на 91%, фельдшерами на 97.9%, фармацевтами на 89.5%.

Рис.1. Старшина медицинской службы Лисенко В.Ф. перевязывает раненого, 1944 г.

Основной «кузницей кадров» для военно-медицинской службы являлась Военно-медицинская академия имени С.М. Кирова (ВМедА). Военные врачи, проходившие в ней усовершенствование, и слушатели, получившие в период обучения специальные военно-медицинские знания, составляли костяк руководящего и лечебного состава медицинской службы Красной армии. В ее стенах были подготовлены и направлены на фронт 1829 военных врачей. При этом в 1941 г. в академии было произведено 2 досрочных выпуска. Выпускники академии проявили подлинный героизм, выполняя на войне свой патриотический и профессиональный долг. 532 воспитанника и работника академии погибли в боях за Родину. Значительный вклад в победу внесли также представители других медицинских учебных заведений, в том числе 1-го Московского медицинского института имени И.М. Сеченова: 2632 питомца института обслуживали войска действующей армии и тыл страны.

Читайте также:
Правление Петра I (1682-1725), история царствования, заслуги, деятельность

1.2. Задачи здравоохранения в годы ВОВ.


Рис.2. Военфельдшер комсомолка Масличенко О. оказывает помощь раненным бойцам, 1942 г.

В годы войны главными задачами здравоохранения стали:

1.Помощь раненым и больным войнам;

2.Медицинское обслуживание тружеников тыла;

3.Охрана здоровья детей;

4.Широкие противоэпидемические мероприятия.

Борьба за жизнь раненого начиналась сразу после ранения, непосредственно на поле боя. Весь медицинский персонал ясно осознавал, что главной причиной гибели раненых на поле боя, помимо несовместимых с жизнью травм, являются шок и кровопотеря. При решении этой проблемы важнейшим условием успеха были сроки и качество оказания первой медицинской помощи, первой врачебной и квалифицированной медицинской помощи.

Особое внимание уделялось требованию выноса раненых с оружием, что восстанавливало не только человеческий, но и военно-технический потенциал Красной армии. Так, в приказе народного комиссара обороны «О порядке представления к правительственной награде военных санитаров и носильщиков за хорошую боевую работу», подписанном 23 августа 1941 г. лично И.В. Сталиным, предписывалось представлять к награждению санитаров и санитаров-носильщиков за вынос раненых с поля боя с их оружием: за вынос 15 человек представляли к медали «За боевые заслуги» или «За отвагу», 25 человек – к ордену Красной Звезды, 40 человек – к ордену Красного Знамени, 80 человек – к ордену Ленина.

В стране была создана широкая сеть эвакуационных госпиталей (однопрофильных и многопрофильных), оформилась система этапного лечения раненых и больных с эвакуацией по назначению. В теоретическом обосновании этой системы основополагающее значение имели труды Н.И. Пирогова, В.А. Оппеля, Б.К. Леонардова. Система этапного лечения с эвакуацией по назначению была налажена уже в начале войны и в зависимости от стратегической обстановки постоянно видоизменялась и совершенствовалась. Основные элементы системы включали в себя четкое и последовательное оказание раненым и больным медицинской помощи, начиная с первой медицинской на поле боя и заканчивая исчерпывающей специализированной в госпитальных базах фронта и тыла страны.

Эвакуация раненых из госпитальных баз фронта в тыловые госпитали страны осуществлялась в подавляющем большинстве случаев военно-санитарными поездами. Объем железнодорожных перевозок из фронтового района в тыл страны составил более 5 млн. человек.

Совершенствовалась организация специализированной медицинской помощи (раненым в голову, шею и позвоночник, в грудь и живот, бедро и крупные суставы). Во время войны жизненно важное значение имело создание бесперебойной системы заготовки и доставки донорской крови. Единое руководство гражданской и военной службами крови обеспечило более высокий процент выздоровлений раненых. К 1944 г. в стране насчитывались 5,5 млн. доноров. Всего за период войны было использовано около 1 700 тонн консервированной крови. Более 20 тысяч советских граждан были награждены знаком «Почетный донор СССР». Совместная работа военных и гражданских органов здравоохранения по профилактике инфекционных заболеваний, их активное взаимодействие на фронте и в тылу по предотвращению массового развития эпидемий, опасных и неотъемлемых ранее спутников любой войны, полностью себя оправдали и позволили создать строжайшую систему противоэпидемических мероприятий, которая включала:

  • создание противоэпидемических барьеров между фронтом и тылом;
  • систематическое наблюдение, с целью своевременного выявления инфекционных больных и их немедленной изоляции;
  • регулирование санитарной обработки войск;
  • применение эффективных вакцин и другие меры.

Большой объем работы был проделан главным эпидемиологом и инфекционистом Красной армии И.Д. Иониным.

Усилия гигиенистов способствовали устранению опасности авитаминозов, резкому сокращению алиментарных заболеваний в воинских частях, сохранению эпидемического благополучия войск и гражданского населения. В первую очередь, вследствие целенаправленной профилактики, заболеваемость кишечными инфекциями и брюшным тифом была незначительной и не имела тенденции к росту. Так, если в 1941 г. было проведено 14 млн. прививок против брюшного тифа, то в 1943 г. – 26 млн. Для сохранения благоприятной санитарно-эпидемической обстановки большое значение имели разработанные отечественными учеными вакцины: поливакцина, построенная на принципе ассоциированных депо вакцин с использованием полных микробных антигенов; вакцины против туляремии; сыпнотифозная вакцина. Были разработаны и успешно применены прививки против столбняка с помощью столбнячного анатоксина. Научная разработка вопросов противоэпидемической защиты войск и населения успешно продолжалась в течение всей войны. Военно-медицинской службе пришлось создавать действенную систему банно-прачечного и дезинфекционного обслуживания.

Стройная система противоэпидемических мероприятий, санитарно – гигиеническое обеспечение Красной Армии привели к небывалому в истории войн результату – в период Великой Отечественной войны в советских войсках не было эпидемий. Малоизвестными остаются вопросы, связанные с медицинским обслуживанием военнопленных и репатриантов. Именно здесь со всей яркостью проявились гуманизм и человеколюбие отечественной медицины. В соответствии с утвержденным Советом Народных Комиссаров СССР 1 июля 1941 года Положением о военнопленных, раненые и больные из их числа направлялись в ближайшие лечебные учреждения независимо от их ведомственной принадлежности. Им оказывалась медицинская помощь на одинаковых с военнослужащими Красной армии основаниях. Питание военнопленных в госпиталях проводилось по нормам госпитального пайка. В то же время в немецких концентрационных лагерях советские военнопленные были практически лишены медицинской помощи.

Особое внимание в военные годы уделялось детям, многие из которых потеряли родителей. Для них создавались дома ребенка и ясли на дому, устраивались молочные кухни. Указом Президиума Верховного Совета СССР в июле 1944 г. Были учреждены почетное звание «Мать-героиня», орден «Материнская слава» и «Медаль материнства».

Подвиг медиков в годы Великой Отечественной Войны

Сложно переоценить вклад медиков в победу во время Великой Отечественной Войны. Каждый советский человек старался приложить максимум усилий, чтобы прогнать фашистский захватчиков с Родной земли. Врачи и медицинский персонал не стали исключением. С первых дней войны они спасали бойцов, не жалея себя. Вытаскивали раненых с поля боя и оперировали по нескольку суток без сна — все это ради достижения одной цели. Победы.

Читайте также:
Гладиаторские бои в Древнем Риме как проходили - читать статью онлайн

Начало Великой Отечественной Войны не застало медиков врасплох. Предшествующие военные действия на Дальнем Востоке и в Монголии заставило серьезно задуматься о подготовке к войне. Еще в 1933 году в Ленинграде состоялась первая конференция хирургии СССР. На ней обсуждались вопросы хирургической обработки ран, переливания крови, травматического шока В период с 1940 по 1941 года были разработаны документы, регулирующие медицинскую деятельность во время боевых действий. Среди них «Тезисы по санитарной тактике», «Наставление по санитарной службе в Красной Армии» и инструкции по неотложной хирургии.

Когда ситуация в мире начала накаляться, инициировал подбор материалов к составлению инструкций и указаний по хирургии:

«У нас существуют десятки хирургических школ и направлений. В случае войны может возникнуть разброд в организации медицинской помощи и методах лечения раненых. Этого допустить нельзя.»

Озаботившись подобным заявлением, с 1941 года преподаватели стали обучать студентов основам хирургии. Новое поколение врачей изучало технику гипсования, скелетное вытяжение, переливание крови и первичную обработку ран. 9 мая 1941 года был введен в действие «Сборник положений об учреждениях санитарной службы военного времени». Таким образом, к началу Великой Отечественной Войны медицинское обеспечение войск имело вполне сложившуюся систему.

Сразу после начала войны на фронт были отправлены самые опытные хирурги и высококвалифицированных медицинские сестры. Но вскоре очередь дошла и до резерва. Рук не хватало. Врач вспоминает:

«В июле 1941 года мне предложили выехать на сортировочный эвакогоспиталь, расположенный в Ярославле, где я должен был занять должность ведущего хирурга.” Особую роль в системе оказания медицинской помощи играли госпитали глубокого тыла. В городах они развертывались с расчетом на быстрое рассредоточение раненых по специализированным учреждениям. Это способствовало быстрейшему выздоровлению раненых и возвращению их в строй. Одним из таких пунктов был город Казань.

Мало пишут о подвиге врачей этих госпиталей. Оперировали они ежедневно без выходных. Только заканчивалась одна операция, как за ней следовала другая. Если же хирургов в городе не хватало, то врачам приходилось перемещаться от одного госпиталя к другому, чтобы провести следующую операцию. Небольшой перерыв для них был за радость, а о выходных можно было только мечтать.

Весь 1941 год медикам приходилось тяжело. Сказывалось отсутствие практического опыта и отступление советских войск. Только в начале 1942 года ситуация стабилизировалась. Система доставки, распределения и лечения раненых была налажена должным образом. За год военных действий была выявлена необходимость информирования медиков о развитии боевых действий. Поэтому осенью 1942 года был издан приказ № 701. Санитарных начальников должны были систематически и своевременно ориентировать в изменении боевой обстановки. Опыт первого года войны позволил наметить пути совершенствования военной медицины страны.

Около половины всего медицинского персонала Вооружённых сил в годы Великой Отечественной Войны составляли женщины. Значительная часть из которых были санинструкторы и медицинские сестры. Находясь на передовой, они сыграли особую роль в оказании помощи раненым бойцам. С первых дней войны девушки вытаскивали солдат с того света, не жалея себя. Так, 1 августа 1941 года в вечернем сообщении Совинформбюро было сообщено об отличившихся медицинских сестрах. О М. Куликовой, спасшей танкиста, несмотря на собственное ранение. О К. Кудрявцевой и Е. Тихомировой, которые шли в одном строю с бойцами и под огнём оказывали помощь раненым. Десятки тысяч девушек, овладев медицинскими знаниями, пошли в полевые госпитали и больницы спасать советских солдат. бывший бронебойщик вспоминает:

«…Бывало, еще идёт бой, рвутся мины, свистят пули, а по передовой, в траншеях и окопах уже ползают девушки с санитарными сумками на боку. Ищут раненых, стараются быстрее оказать первую помощь, укрыть в безопасном месте, переправить в тыл.»

Подвиг медиков в годы Великой Отечественной Войны сложно описать в одной статье. И совершенно невозможно перечислить всех поименно. В данной статье мы расскажем лишь о маленькой доле тех подвигов, которые совершили девушки. Раскрыть же историю жизни как можно большего числа Героинь мы постараемся в отдельных статьях.

Первая о ком хотелось бы рассказать — это Тамара Калнин. 16 сентября 1941 года медсестра проводила эвакуацию раненых в госпиталь. По дороге санитарную машину обстрелял фашистский самолёт. Шофёр был убит, машина загорелась. Тамара Калнин вытащила всех раненых из машины, получив серьёзные ожоги. Добравшись пешком до медсанбата, она доложила о случившемся и сообщила о местонахождении раненых. Позже Тамара Калнин умерла от ожогов и заражения крови.

Зоя Павлова — санинструктор роты разведки. В феврале 1944 года выносила раненых с поля боя, укладывая их в воронку. При очередном заходе Зоя Павлова заметила, что к воронке подходят немцы. Поднявшись во весь рост санинструктор метнула в них гранату. Зоя Петрова погибла. Но раненые солдаты в воронке были спасены.

И третья Героиня Валерия Гнаровская. Осенью 1943 года велись бои на берегу Днепра. Немцы были выбиты из деревни Вербовая. Рота солдат выдвинулась из деревни, но попала под пулеметный огонь. Гитлеровцы отступили, но среди советских солдат было много убитых и раненых. Разбив для раненых палатки перед отправкой в госпиталь, войска двинулись дальше. С ранеными осталась Валерия Гнаровская. На рассвете ждали машины с красным крестом, но с восходом солнца из тыла появился фашистский танк «тигр». Гнаровская, не долго думая, собрала у раненых сумки с гранатами. Увешанная ими, она кинулась под гусеницы. Валерия погибла, но ценой собственной жизни спасла 70 раненых бойцов.

Читайте также:
Прибалтика в СССР - оккупация или присоединение читать онлайн

За годы войны благодаря медицинскому персоналу в строй вернулись более 70% раненых и более 90% больных бойцов. 116 тыс. медиков были награждены орденами и медалями. 47 из них стали Героями Советского Союза, 17 из которых были женщинами.

5 отважных медиков, которые героически проявили себя в годы Великой Отечественной войны

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Михайлов Федор Михайлович

Огромный вклад в победу над фашистскими захватчиками внес Федор Михайлович Михайлов. До начала ВОВ он успел отслужить на флоте, поучаствовать в Гражданской войне и сражении против войск Юденича, закончить мединститут и стать врачом.

В 1941 году г. Славута, где Михайлов работал главврачом, был захвачен немцами. Не дождавшись появления местных подпольщиков, он решил создать собственную партизанскую организацию. Сумев добиться расположения немцев, он стал главврачом «Грослазарета» — лагерной больницы, где содержались раненые пленные солдаты. Именно в них он видел необходимый резерв «бойцов» для противостояния оккупантам. Михайлов создал инфекционный барак, куда помещались тяжелораненые красноармейцы, многих из которых он поставил на ноги. Так как немцы туда почти не заходили, выздоровевших пленных врач тайно переправлял на свободу, а лагерному начальству представлял их как «умерших».

Постепенно Михайлов сумел объединить подпольщиков соседних областей, и организация выросла в масштабное партизанское объединение. Ее участники стали устраивать диверсии, нанося захватчикам ощутимый урон. Немцы, узнав о подпольщиках, сумели вычислить Михайлова и арестовать. Сначала его несколько недель пытали, а когда поняли, что от него ничего не добиться — прилюдно повесили.

Зинаида Туснолобова-Марченко

Одной из выдающихся фигур военной медицины является половчанка Зинаида Михайловна Туснолобова-Марченко. За несколько месяцев до начала войны она вышла замуж, но вскоре ее мужа призвали на передовую. Сама же она тут же отправилась на медицинские курсы, а окончив их — ушла добровольцем на фронт. Несмотря на юный возраст, она на равных с мужчинами отправлялась в бой, на месте оказывая медицинскую помощь пострадавшим и вынося их с поля боя. За 8 месяцев нахождения на фронте Зинаида Туснолобова-Марченко спасла 128 раненных офицеров и солдат.

В феврале 1943 года Туснолобову тяжело ранили, когда она пыталась спасти командира, но не успела, он погиб. Прежде чем потерять сознание, Зинаида успела спрятать секретные бумаги, которые лежали рядом с военачальником. Когда она очнулась, немцы добивали раненых. К ней также подошли и стали бить прикладом по голове, отчего она снова потеряла сознание. Когда Туснолобову доставили в госпиталь, она была сильно обморожена. Из-за начавшейся гангрены врачам пришлось ампутировать ей обе руки и ноги.

Несмотря на полученную инвалидность, муж Зинаиды не бросил ее. Вместе они прожили счастливую жизнь и вырастили двоих детей.

Валерия Осиповна Гнаровская

Валерия Гнаровская родилась в 1923 году в деревне Модолицы (ныне Ленинградская область), окончила школу и собиралась поступать в институт, но ее планам не суждено было сбыться. Когда началась война, она вместе с семьей была эвакуирована в Тюменскую область, село Пеганово. Неоднократно она втайне от матери обращалась в военкомат с просьбой отправиться на передовую, но ей отказывали.

В 1942 году Валерия добилась зачисления в стрелковую дивизию, где окончила курсы медсестер, а после ушла на передовую добровольцем. Когда ее дивизия прибыла на Сталинградский фронт, она первая ринулась в бой, поразив всех своей отвагой и бесстрашием. Гнаровская принимала активное участие в обороне Сталинграда, воевала на Юго-Западном фронте, а также участвовала в Донбасской операции и освобождении Левобережной Украины.

В сентябре 1943 года несколько немецких танков прорвались в тыл советских войск, двинувшись к позициям медсанбата и штаба. Гнаровская не раздумывая схватила связку гранат и бросила их под танк, пожертвовав при этом своей жизнью. За все время пребывания на фронте, Валерия оказала медицинскую помощь более 300 солдатам и командирам. За мужество и героизм ей посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Буйко Петр Михайлович

Родился Буйко Петр Михайлович в 1895 году, выучился и поступил в петербургскую Военно-фельдшерскую школу. После он работал младшим помощником врача в военном госпитале Николаева.

На фронт Буйко отправился добровольцем в качестве военфельдшера. На захваченной врагами территории, сначала он вынужден был вести частную врачебную практику, а после работать в районной больнице Фастова. В это же время он вел партийную деятельность. Вместе с бежавшей из плена медсестрой, Буйко организовал подпольную организацию и партизанские отряды в соседних селах. На немецкой бирже труда он был одним из участников медицинской комиссии, что позволило ему вмешаться в мобилизацию пленных в Германию. Для этого он выписывал больным ложные диагнозы.

В 1943 году деятельность Буйко раскрыли, и он ушел к партизанам. В этом же году отряд попал под облаву немцев и врача арестовали. В течение двух суток его мучили и истязали, но он ни в чем не признавался. Не получив никаких ответов, немцы учинили над ним жестокую расправу. На глазах у местных жителей Буйко вместе с тремя заложниками облили бензином и сожгли заживо.

Георгий Синяков

Чуть менее известным военным медиком является Георгий Синяков. Несмотря на это, его вклад в борьбу над немецкими захватчиками бесценен. В 1928 году он окончил медуниверситет Воронежа, после чего более десяти лет заведовал отделением городской больницы.

Читайте также:
Отмена крепостного права при каком императоре произошла, причины и условия, предпосылки, суть положения об освобождении крестьян в Манифесте, итоги

В начале войны врач ушел на фронт хирургом медико-санитарного батальона. Вскоре он оказался с раненными бойцами в плену у немцев. Пройдя через несколько концлагерей, Синяков был отправлен в Кюстринский лагерь смерти, где начал оперировать раненых военнопленных. Весть о гениальном докторе быстро вышла за пределы лагеря и немцы стали привозить к Синякову своих родственников. Добившись расположения гестаповцев, Георгий смог свободно передвигаться по территории концлагеря, а дополнительно полученный пай — делить между другими заключенными. Вскоре врач возглавил подпольное формирование и стал помогать организовывать побеги.

Синяков разработал мазь, которая хорошо заживляла раны, но с виду оставляла их свежими. Так, вылечив тяжелораненых, он делал вид, что лекарства совсем не помогают, а потом устраивал немцам «показательные смерти». В числе его пациентов оказались сотни спасенных солдат, в том числе и известная летчица Егорова-Тимофеева. После освобождения из плена врач около 15 лет работал ведущим хирургом медсанчасти на тракторном заводе Челябинска.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Спасённые от смерти: как работала медицина в годы войны

Сегодня расскажем о том, как была устроена система военно-медицинской помощи Красной Армии в годы Великой Отечественной войны

За четыре года войны военные медики вернули в строй более 17 миллионов раненых и больных. Чтобы представить себе масштаб этого подвига, достаточно сказать, что средняя численность РККА в 1941-1945 годах составляла порядка 5 млн человек, и значит, стараниями военной медицины в войска вернулось три Красных Армии! Эти усилия не остались незамеченными: в военные годы звания Героя Советского Союза удостоены 44 медицинских работника и 285 медиков награждены орденом Ленина. А всего в ходе Великой Отечественной войны орденами и медалями были награждены свыше 115 тысяч сотрудников системы военно-медицинской помощи РККА, которая была достаточно непростой по своей структуре.

Медсестры готовят раненого к переливанию крови в полевом подвижном госпитале

Помоги, сестричка!

К началу Великой Отечественной войны система полевой медицинской помощи РККА претерпела несколько трансформаций, обусловленных опытом тех войн и военных конфликтов, которые она вела после окончания Гражданской войны. Скажем, тот же медсанбат, или медико-санитарный батальон, появился только в 1935 году, придя на смену существовавшим в дивизиях трем отрядам разного медицинского профиля. Или, например, подвижные дивизионные госпитали – их не существовало во время конфликта на Халхин-Голе, они появились во время Советско-финской войны 1939-40 годов.

По сути, всю систему медпомощи РККА в годы войны можно разделить на четыре элемента: первичная медицинская база в подразделениях и соединениях, госпитальная база тыла армии, госпитальная база тыла фронта и госпитальная база тыла страны. И медсанбаты, как и санинструкторы, относились как раз к первичной медицинской базе. Но первичная — не значит беспомощная! Как не раз отмечали лучшие военные врачи, именно на эти подразделения ложилась главная задача медслужбы РККА – сортировка раненых, поступающих с поля боя, и оказание им первой доврачебной помощи.

Женщины-медики делают перевязку раненому в вагоне военно-санитарного поезда №111 по пути в тыловой эвакогоспиталь

Самую первую помощь раненый красноармеец получал от бойцов санитарного отделения. Их было пятеро на восемь десятков бойцов и офицеров обычной стрелковой роты. Первоначально по штату на санотделение полагался всего один пистолет, которым вооружался командир отделения, как правило, в звании сержанта. Только в ходе войны все санитары и санитарки (доля женщин в этом звене медслужбы составляла 40%) получили личное оружие.

Но санитарное отделение могло оказать только самую необходимую и простую первую помощь раненым товарищам, поскольку из медицинского оборудования в его распоряжении были лишь сумки санинструктора (он же командир отделения) и санитаров, чаще — санитарок. Впрочем, большего от ротных медиков и не требовалось: их главной задачей была организация эвакуации раненых. Обнаружив бойцов, получивших ранения, красноармейцы санитарной роты обязаны были оценить вид ранения и степень его тяжести, оказать первую доврачебную помощь и вытащить с передовой в тыл роты, туда, где по уставу должны были быть подготовлены так называемые «гнезда раненых». А после этого санитарное отделение должно было вызвать санитаров-носильщиков и санитарный транспорт, чтобы раненых как можно быстрее доставили в батальонный медпункт.

Раненые красноармейцы Северо-Западного фронта слушают патефон в вагоне санитарного поезда

Примерно такими же были обязанности санитарного взвода батальона, в составе которого воевали семь бойцов — три санинструктора и четыре санитара — под командованием офицера-военфельдшера. Их медицинский инструментарий был шире, чем у санотделения, но ненамного, поскольку задача оставалась прежней: как можно быстрее отправить раненого в ближайший тыл, где ему смогут оказать первую врачебную помощь. А этим занимался полковой медицинский пункт (ПМП), который разворачивала на расстоянии от двух до пяти километров от передовой санитарная рота полка. Здесь уже были настоящие врачи — четыре офицера (в том числе старший врач полка), а также одиннадцать фельдшеров и четыре десятка санинструкторов и санитаров.

Нас везут в медсанбат…

Именно на полковых медпунктах шла первичная сортировка раненых по тяжести ранений и их виду. От этого зависел дальнейший путь попавших сюда красноармейцев и офицеров. Те, кто получил самые легкие ранения, могли и не отправляться еще глубже в тыл, они получали первую врачебную помощь и возвращались в свои подразделения. Тем же, кому требовалась квалифицированная медпомощь, чаще всего хирургическая, предстояла дорога дальше, в тот самый медсанбат — последнее и самое, наверное, главное звено первичной медицинской базы Красной Армии.

Персонал военно-санитарного поезда загружает раненых для отправки в тыловые эвакогоспитали, 1945 год

Читайте также:
Расстрел царской семьи - как большевики покончили с Романовыми

Медсанбаты не случайно называли «главной хирургической»: именно тут, в дивизионном тылу (а штатно медико-санитарный батальон входил в состав именно дивизии), на дивизионном медицинском пункте, раненые получали квалифицированную хирургическую помощь. По послевоенным обобщенным данным, на дивизионных медпунктах оперировали почти три четверти всех раненых!

Впрочем, далеко не всегда у врачей медсанбата была возможность оперировать в полевых условиях. Зачастую во время наступления, при котором санитарные потери всегда оказываются выше, на стол попадал только каждый шестой или седьмой раненый из тех, кто нуждался в срочной хирургической помощи. А остальных приходилось при первой же возможности отправлять дальше, в армейский тыл, где действовали хирургические полевые подвижные госпитали. А здесь, на дивизионном медпункте, в 6-10 километрах от передовой, ненадолго задерживались только те, кто получил легкие ранения, требующие госпитального лечения в пределах 10-12 дней. Такие бойцы попадали в сформированные при каждом медсанбате команды выздоравливающих легкораненых, каждая из которых насчитывала до 100 человек, и уже через полмесяца возвращались в свои подразделения.

Эвакуация раненых с помощью специально модифицированного самолет У-2

Об особой роли полковых медпунктов и дивизионных медсанбатов в системе медпомощи Красной Армии говорит и такой факт: эффективность и организованность армейской медицинской службы оценивались по времени, которое проходило с момента ранения до поступления раненого в ПМП и в медико-санитарный батальон. В первый бойца требовалось доставить не позднее чем через шесть часов после получения ранения, а во второй — в течение двенадцати часов. В эти сроки к полковым и дивизионным медикам должны были попасть все без исключения раненые, а если этого не происходило, то подобное считалось свидетельством недостатков в системе организации медицинской помощи на поле боя. А вообще военные медики считали, что наилучшие прогнозы дает помощь, оказанная раненому в медсанбате в течение шести-восьми часов после ранения.

… И дальше в тыл

Но медсанбат не был и не мог быть настоящим госпиталем: в его задачи не входило вылечивание раненых – только квалифицированная помощь им и сортировка, от которой зависело, в каком госпитале бойцы окажутся в итоге. А вариантов тут могло быть много: если врачам медико-санитарных батальонов приходилось иметь дело со всеми видами ранений и заболеваний, то госпитальная помощь оказывалась по медицинской специализации. И это хорошо проявлялось уже на втором – армейском этапе системы медицинской помощи РККА, то есть в полевых подвижных госпиталях.

Санинструктор санитарного отделения стрелковой роты делает перевязку раненому бойцу

В этих госпиталях оперировали каждого пятого раненого, и неудивительно, что подавляющее число пациентов были хирургическими. Вторыми по распространенности были инфекционные полевые подвижные госпитали, а дальше разного рода специализированные — офтальмологические, челюстно-лицевые, терапевтические и так далее. Здесь же, в тылах армий можно было встретить и так называемые эвакуационные, или сокращенно эвакогоспитали. Эпитет «эвакуационный» в данном случае означает, что в этот госпиталь раненых приходилось эвакуировать из тыла дивизий и армий, а сами госпитали не занимались эвакуацией. Напротив, эвакогоспитали, как правило, даже не имели своего санитарного транспорта. Но именно в эвакогоспиталях лечились те, кому не смогли помочь дивизионные или полковые медики. И именно эвакогоспитали чаще всего подразумеваются, когда речь заходит о бойцах, оказавшихся в тыловых госпиталях.

На уровне тыла армии происходила окончательная сортировка раненых по тяжести ранений. Легкие отправлялись в сформированные при каждой армии батальоны выздоравливающих легкораненых. В армейские эвакогоспитали попадали тяжелораненые, которые нуждались в срочной госпитализации, а также те, которым требовалось специальное лечение, легкораненые, которым на выздоровление и возвращение в строй нужно было не больше месяца. Остальных отправляли глубже в тыл, и потому подавляющее большинство эвакогоспиталей располагались на третьем и четвертом госпитальных этапах — в тылах фронта или составе медицинской базы страны.

Санитары полевого подвижного госпиталя принимают раненых солдат, доставленных из медсанбата

Среди эвакуационных госпиталей третьего – фронтового – этапа могли быть как госпитали общего профиля, имеющие несколько специализированных отделений, так и госпитали, имеющие собственную специализацию. Во фронтовом тылу делали гораздо более сложные операции, чем в армейском, и тем более дивизионном, но и число их было невелико: порядка 7% от общего количества. Но все-таки, как правило, совсем специализированные лечебные учреждения для раненых бойцов и офицеров Красной Армии располагались еще глубже в тылу — в составе госпитальной базы страны. Именно в них проводились самые сложные операции (их число составляло около 0,9% от общего), именно в таких медучреждениях получали лечение те, кто нуждался в особо сложных процедурах, редких медикаментах или в сложной медицинской технике.

Процент возвращения в строй раненых из эвакогоспиталей фронтовой базы, а также из госпитальной базы страны был заметно меньше, чем из госпиталей армейского тыла. И это закономерно: сюда попадали самые трудные пациенты, которым нужно было прежде всего сохранить жизнь, а возвращение таких раненых в строй было уже второстепенной задачей. Однако и с нею врачи и персонал эвакогоспиталей справлялись достаточно успешно. Но, как правило, чем глубже в тылу располагался госпиталь, тем меньше был процент вернувшихся из него в строй.

Санитарка санитарного отделения оказывает первую помощь раненому красноармейцу

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: