Хождение за три моря кратко – читать онлайн пересказ для читательского дневника

Хождение за три моря

В 1458 г. предположительно купец Афанасий Никитин отправляется из родной Твери в Ширванскую землю (на территории теперешнего Азербайджана). У него с собой путевые грамоты от великого князя тверского Михаила Борисовича и от архиепископа Тверского Геннадия. С ним ещё купцы — всего идут на двух судах. Двигаются по Волге, мимо Клязьминского монастыря, проходят Углич и добираются до Костромы, находившейся во владениях Ивана III. Его наместник пропускает Афанасия далее.

Василий Панин, посол великого князя в Ширване, к которому Афанасий хотел присоединиться, уже прошёл вниз по Волге. Никитин ждёт две недели Хасан-бека — посла ширваншаха татарского. Едет он с кречетами «от великого князя Ивана, и кречетов у него было девяносто». Вместе с послом они двигаются дальше.

В пути Афанасий делает записи о своём хождении за три моря: «первое море Дербентское (Каспийское), дарья Хвалисская; второе море — Индийское, дарья Гундустанская; третье море Чёрное, дарья Стамбульская» (дарья по-перс. — море).

Казань прошли без препятствий. Орду, Услан, Сарай и Берензань прошли благополучно. Купцов предупреждают, что караван подстерегают татары. Хасан-бек даёт подарки осведомителям, чтобы они провели их безопасным путём. Неверные подарки взяли, однако весть об их приближении подали. Татары настигли их в Богуне (на отмели в устье Волги). В перестрелке были убитые с обеих сторон. Меньшее судно, на котором была и поклажа Афанасия, разграблено. Большое судно дошло до моря и село на мель. И его тоже разграбили и четверых русских взяли в плен. Остальных отпустили «голыми головами в море». И они пошли, заплакав. Когда путники вышли на берег, и тут их взяли в плен.

В Дербенте Афанасий просит помощи у Василия Панина, который благополучно дошёл до Каспия, и Хасан-бека, чтоб заступились за людей, захваченных в плен, и вернули товары. После долгих хлопот людей отпускают, а больше ничего не возвращают. Считалось, то, что пришло с моря, — собственность владельца побережья. И разошлись они кто куда.

Иные остались в Шемахе, другие пошли работать в Баку. Афанасий же самостоятельно идёт в Дербент, затем в Баку, «где огонь горит неугасимый», из Баку за море — в Чапакур. Здесь он живёт полгода, месяц в Сари, месяц в Амале, о Рее он говорит, что здесь убили потомков Мухаммеда, от проклятия которого семьдесят городов разрушились. В Кашане он живёт месяц, месяц в Езде, где «домашний скот кормят финиками». Многие города он не называет, потому как «много ещё городов больших». Морем добирается до Ормуза на острове, где «море наступает на него всякий день по два раза» (впервые видит приливы и отливы), а солнечный жар может человека сжечь. Через месяц он, «после Пасхи в день Радуницы», направляется на таве (индийское судно без верхней палубы) «с конями за море Индийское». Доходят до Комбея, «где родится краска и лак» (основные продукты экспорта, кроме пряностей и тканей), а затем идут до Чаула.

У Афанасия ко всему, что касается торговли, живой интерес. Он изучает состояние рынка и досадует, что солгали ему: «говорили, что много нашего товара, а для нашей земли нет ничего: все товар белый для бесерменской земли, перец, да краска». Афанасий привёз жеребца «в Индийскую землю», за которого заплатил сто рублей. В Джуннаре хан отбирает у Афанасия жеребца, узнав, что купец не мусульманин, а русин. Хан обещает вернуть жеребца и ещё дать тысячу золотых в придачу, если Афанасий перейдёт в мусульманскую веру. И срок назначил: четыре дня на Спасов день, на Успенский пост. Но накануне Спасова дня приехал казначей Мухамед, хорасанец (личность его до сих пор не установлена). Он заступился за русского купца. Никитину возвратили жеребца. Никитин считает, что «случилось Господне чудо на Спасов день», «Господь Бог сжалился. не оставил меня, грешного, милостью своей».

В Бидаре он опять интересуется товаром — «на торгу продают коней, камку (ткань), шёлк и всякий иной товар да рабов чёрных, а другого товара тут нет. Товар все гундустанский, а съестного только овощи, а для Русской земли товара тут нет».

Живо описывает Никитин нравы, обычаи народов, живущих в Индии.

«И тут Индийская страна, и простые люди ходят нагие, а голова не покрыта, а груди голы, а волосы в одну косу заплетены, и все ходят брюхаты, а дети родятся каждый год, а детей у них много. Из простого народа мужчины, и женщины все нагие да все чёрные. Куда я ни иду, за мной людей много — дивятся белому человеку».

Все доступно любознательности русского путешественника: и сельское хозяйство, и состояние армии, и способ ведения войны: «Бой ведут все больше на слонах, сами в доспехах и кони. Слонам к голове и бивням привязывают большие кованые мечи. да облачают слонов в доспехи булатные, да на слонах сделаны башенки, и в тех башенках по двенадцать человек в доспехах, да все с пушками, да со стрелами».

Особенно интересуют Афанасия вопросы веры. Он сговаривается с индусами пойти в Пар-ват — «то их Иерусалим, то же, что для бесермен Мекка». Он дивится, что в Индии семьдесят четыре веры, «а разных вер люди друг с другом не пьют, не едят, не женятся. ».

Афанасий горюет, что сбился с русского церковного календаря, священные книги пропали при разграблении корабля. «Праздников христианских — ни Пасхи, ни Рождества Христова — не соблюдаю, по средам и пятницам не пощусь. И живя среди иноверных, я молю Бога, пусть он сохранит меня. »

Он читает звёздное небо, чтобы определить день Пасхи. На «пятую Пасху» Афанасий решает возвращаться на Русь.

И снова он записывает то, что видел своими глазами, а также сведения о разных портах и торгах от Египта до Дальнего Востока, полученные от знающих людей. Отмечает, где «родится шёлк», где «родятся алмазы», предупреждает будущих путешественников, где и какие их поджидают трудности, описывает войны между соседними народами.

Скитаясь по городам ещё полгода, Афанасий добирается до порта — города Дабхола. За два золотых он отправляется до Ормуза на корабле через Эфиопию. Удалось поладить с эфиопами, и судно не ограбили.

Из Ормуза Афанасий посуху идёт к Чёрному морю и добирается до Трабзона. На корабле он договаривается за золотой дойти до Кафы (Крым). Приняв за шпиона, его грабит начальник охраны города. Осень, непогода и ветры затрудняют переход моря. «Море перешли, да занёс нас ветер к самой Балаклаве. И оттуда пошли в Гурзуф, и стояли мы тут пять дней. Божиею милостью пришёл я в Кафу за девять дней до Филиппова поста. Бог творец! Милостию Божией прошёл я три моря. Остальное Бог знает, Бог покровитель ведает. Аминь!»

Что скажете о пересказе?

Что было непонятно? Нашли ошибку в тексте? Есть идеи, как лучше пересказать эту книгу? Пожалуйста, пишите. Сделаем пересказы более понятными, грамотными и интересными.

Краткое содержание «Хождение за три моря»

Средняя оценка: 4.4

Всего получено оценок: 84.

О произведении

Рассказ «Хождение за три моря» представляет собой памятник литературы в форме путевых записей, сделанных купцом из Твери Афанасием Никитиным. В произведении описывают приключения русского купца, который совершил путешествие в Индию в 1468–1474 годах.

Главные герои

  • Афанасий Никитин — русский купец, путешественник, образованный, умный человек, отличный дипломат.
Читайте также:
Сочинение по картине Подвиг молодого киевлянина - примеры

Краткое содержание

Русский купец Афанасий Никитин собственноручно описал « своё грешное хождение за три моря: первое море — Дербентское, дарья Хвалисская, второе море — Индийское, дарья Гундустанская, третье море — Чёрное, дарья Стамбульская ».

Взяв с собой путевые грамоты великого князя Михаила Борисовича Тверского и архиепископа Тверского Геннадия, Никитин покинул родную Тверь и взял курс на Ширванские земли. Вместе с ним в поход отправились и другие купцы — всего на двух судах. Никитин плыл вниз по Волге и благодаря путевым грамотам без препятствий проходил все заставы.

Афанасий Никитин стремился догнать посла великого князя, Василия Панина. Когда же он прибыл в Нижний Новгород, то узнал, что посол уже покинул его. Никитин « две недели ждал Хасан-бека, посла ширваншаха татарского », и уже с ним вместе продолжил свой путь по Волге.

Пройдя без препятствий Казань, купцы получили предупреждение о том, что караван поджидают татары. Хасан-бек щедро наградил осведомителей, чтобы те провели их безопасным путём. Однако купцы были обмануты и стали жертвами нападения татар: корабли были разграблены, « четыре человека русских в плен взяли », а остальных отпустили « голыми головами в море ».

На судне Хасан-бека Никитин отправился в Дербент, где встретился с Василием Паниным. Афанасий Никитин попросил Хасан-бека и местного ширваншаха Булат-бека заступиться за пленников и вернуть украденный товар. Заручившись их поддержкой, русские купцы отправились вызволять собратьев. Им удалось добиться свободы для пленников, но свой товар они так и не получили. Разбрелись тогда купцы, « заплакав, кто куда: у кого что осталось на Руси, тот пошёл на Русь, а кто был должен, тот пошёл куда глаза глядят ».

Афанасий Никитин « пошёл в Дербент, а из Дербента в Баку », и дальше, пока не добрался до города Ормуза, где « море Индийское, по-персидски дарья Гундустанская ». В Ормузе, где было невыносимо жарко, Никитин провёл месяц и после Пасхи отправился на судне « с конями за море Индийское ».

Афанасий, будучи купцом, проявлял большой интерес ко всему, что касалось торговли. В надежде разбогатеть, он приобрёл хорошего жеребца и привёз его « в Индийскую землю ». Здесь купца встретили очень гостеприимно, однако в Джуннаре местный хан отобрал у Афанасия жеребца, потому что тот был « не бесерменин, а русин ». Он пообещал вернуть коня и дать в придачу тысячу золотых в том случае, если купец примет мусульманскую веру. В противном случае на Спасов день, на Успенский пост, русский купец будет казнён.

Афанасию Никитину крупно повезло. Как раз на Спасов день прибыл « казначей Мухаммед, хорасанец », и купец попросил заступиться за него перед ханом и вернуть жеребца. Хан смилостивился над Никитиным, даровав ему жизнь и коня — « таково Господне чудо на Спасов день ». Но купец предупреждает, что кто « захочет кто идти в Индийскую землю — оставь веру свою на Руси, да, призвав Мухаммеда, иди в Гундустанскую землю ».

Никитин отправился « к Бидару, главному их городу ». Спустя месяц пути купец оказался в Бидаре, где продавали « коней, камку, шёлк и всякий иной товар да рабов чёрных, а другого товара тут нет ». В Бидаре Никитину удалось продать жеребца. Он познакомился со многими индусами и рассказал им о себе, своей жизни. Афанасию удалось завоевать доверие местных жителей, и в ответ они не стали от него « ничего скрывать, ни о еде своей, ни о торговле, ни о молитвах, ни о иных вещах, и жён своих не стали в доме скрывать ». Купец в красках описывает нравы и обычаи народов, живущих в Индии, их необычную природу, кулинарные привычки, особенности быта.

Афанасий Никитин отправился домой и по пути очень переживал, что у него не было с собой священных книг и он сбился с православного календаря. Он был вынужден поститься вместе с мусульманами, за что искренне попросил прощения у Господа. В общей сложности Афанасий провёл на чужбине четыре года — « Первую Пасху праздновал я в Каине, а другую Пасху в Чапакуре в Мазандаранской земле, третью Пасху — в Ормузе, четвёртую Пасху в Индии, среди бесермен, в Бидаре, и тут много печалился по вере христианской ».

Никитин растерялся, так как не знал, в каком направлении двинуться ему из Индостана — « повсюду усобица князей повыбивала ». Многие из них были убиты, и было опасно идти в те края. Не мог Афанасий отправиться и в Мекку — « там в бесерменскую веру обращают ». Но и в Индостане он более не мог оставаться, поскольку жизнь здесь была дорогая, а он к тому времени совсем поиздержался.

Однако на пятую Пасху Никитин, несмотря на все трудности, решил вернуться домой. Добравшись до Дабхола, он сел на корабль и на другой месяц пути « увидел горы Эфиопские ». Путешественникам очень повезло, и в Эфиопии с ними не случилось никакой беды.

Свою шестую Пасху русский купец встретил в Маскате, а вскоре добрался и до Ормуза. Немного отдохнув, он пешком добрался до Трабзона, где сел на корабль, идущий до Кафы (Крым). Спустя десять дней плаванья путников застал « сильный ветер северный и погнал корабль назад к Трабзону ». Им повезло, и корабль остался цел. Они перешли море и оказались у Балаклавы, а оттуда пошли в Гурзуф. Оттуда купец добрался своим ходом до Кафы.

« Милостию Божией » прошёл Афанасий Никитин три моря. Он благодарил Господа, что тот помог ему пройти столь длинный и сложный путь.

Заключение

Путевые записи Афанасия Никитина демонстрируют бесстрашие русского купца, удивительную стойкость духа, его верность православной вере, искреннюю любовь к родине. Совершив небывалое доселе путешествие и дойдя до Эфиопии, Афанасий Никитин смог благополучно вернуться домой и описать свои приключения.

После ознакомления с кратким пересказом «Хождение за три моря» рекомендуем прочесть произведение в полной версии.

Тест по рассказу

Проверьте запоминание краткого содержания тестом:

«Хождение за три моря» краткое содержание рассказа Никитина – читать пересказ онлайн

Краткое содержание «Хождение за три моря»

Рассказ «Хождение за три моря» представляет собой памятник литературы в форме путевых записей, сделанных купцом из Твери Афанасием Никитиным. В произведении описывают приключения русского купца, который совершил путешествие в Индию в 1468–1474 годах.

Главные герои

Афанасий Никитин — русский купец, путешественник, образованный, умный человек, отличный дипломат.

Краткое содержание

Русский купец Афанасий Никитин собственноручно описал «своё грешное хождение за три моря: первое море — Дербентское, дарья Хвалисская, второе море — Индийское, дарья Гундустанская, третье море — Чёрное, дарья Стамбульская».

Взяв с собой путевые грамоты великого князя Михаила Борисовича Тверского и архиепископа Тверского Геннадия, Никитин покинул родную Тверь и взял курс на Ширванские земли. Вместе с ним в поход отправились и другие купцы — всего на двух судах. Никитин плыл вниз по Волге и благодаря путевым грамотам без препятствий проходил все заставы.

Афанасий Никитин стремился догнать посла великого князя, Василия Панина. Когда же он прибыл в Нижний Новгород, то узнал, что посол уже покинул его. Никитин «две недели ждал Хасан-бека, посла ширваншаха татарского», и уже с ним вместе продолжил свой путь по Волге.

Читайте также:
Я научилась просто, мудро жить анализ - тема, идея стиха Ахматовой

Пройдя без препятствий Казань, купцы получили предупреждение о том, что караван поджидают татары. Хасан-бек щедро наградил осведомителей, чтобы те провели их безопасным путём. Однако купцы были обмануты и стали жертвами нападения татар: корабли были разграблены, «четыре человека русских в плен взяли», а остальных отпустили «голыми головами в море».

На судне Хасан-бека Никитин отправился в Дербент, где встретился с Василием Паниным. Афанасий Никитин попросил Хасан-бека и местного ширваншаха Булат-бека заступиться за пленников и вернуть украденный товар. Заручившись их поддержкой, русские купцы отправились вызволять собратьев. Им удалось добиться свободы для пленников, но свой товар они так и не получили. Разбрелись тогда купцы, «заплакав, кто куда: у кого что осталось на Руси, тот пошёл на Русь, а кто был должен, тот пошёл куда глаза глядят».

Афанасий Никитин «пошёл в Дербент, а из Дербента в Баку», и дальше, пока не добрался до города Ормуза, где «море Индийское, по-персидски дарья Гундустанская». В Ормузе, где было невыносимо жарко, Никитин провёл месяц и после Пасхи отправился на судне «с конями за море Индийское».

Афанасий, будучи купцом, проявлял большой интерес ко всему, что касалось торговли. В надежде разбогатеть, он приобрёл хорошего жеребца и привёз его «в Индийскую землю». Здесь купца встретили очень гостеприимно, однако в Джуннаре местный хан отобрал у Афанасия жеребца, потому что тот был «не бесерменин, а русин». Он пообещал вернуть коня и дать в придачу тысячу золотых в том случае, если купец примет мусульманскую веру. В противном случае на Спасов день, на Успенский пост, русский купец будет казнён.

Афанасию Никитину крупно повезло. Как раз на Спасов день прибыл «казначей Мухаммед, хорасанец», и купец попросил заступиться за него перед ханом и вернуть жеребца. Хан смилостивился над Никитиным, даровав ему жизнь и коня — «таково Господне чудо на Спасов день». Но купец предупреждает, что кто «захочет кто идти в Индийскую землю — оставь веру свою на Руси, да, призвав Мухаммеда, иди в Гундустанскую землю».

Никитин отправился «к Бидару, главному их городу». Спустя месяц пути купец оказался в Бидаре, где продавали «коней, камку, шёлк и всякий иной товар да рабов чёрных, а другого товара тут нет». В Бидаре Никитину удалось продать жеребца. Он познакомился со многими индусами и рассказал им о себе, своей жизни. Афанасию удалось завоевать доверие местных жителей, и в ответ они не стали от него «ничего скрывать, ни о еде своей, ни о торговле, ни о молитвах, ни о иных вещах, и жён своих не стали в доме скрывать». Купец в красках описывает нравы и обычаи народов, живущих в Индии, их необычную природу, кулинарные привычки, особенности быта.

Афанасий Никитин отправился домой и по пути очень переживал, что у него не было с собой священных книг и он сбился с православного календаря. Он был вынужден поститься вместе с мусульманами, за что искренне попросил прощения у Господа. В общей сложности Афанасий провёл на чужбине четыре года — «Первую Пасху праздновал я в Каине, а другую Пасху в Чапакуре в Мазандаранской земле, третью Пасху — в Ормузе, четвёртую Пасху в Индии, среди бесермен, в Бидаре, и тут много печалился по вере христианской».

Никитин растерялся, так как не знал, в каком направлении двинуться ему из Индостана — «повсюду усобица князей повыбивала». Многие из них были убиты, и было опасно идти в те края. Не мог Афанасий отправиться и в Мекку — «там в бесерменскую веру обращают». Но и в Индостане он более не мог оставаться, поскольку жизнь здесь была дорогая, а он к тому времени совсем поиздержался.

Однако на пятую Пасху Никитин, несмотря на все трудности, решил вернуться домой. Добравшись до Дабхола, он сел на корабль и на другой месяц пути «увидел горы Эфиопские». Путешественникам очень повезло, и в Эфиопии с ними не случилось никакой беды.

Свою шестую Пасху русский купец встретил в Маскате, а вскоре добрался и до Ормуза. Немного отдохнув, он пешком добрался до Трабзона, где сел на корабль, идущий до Кафы (Крым). Спустя десять дней плаванья путников застал «сильный ветер северный и погнал корабль назад к Трабзону». Им повезло, и корабль остался цел. Они перешли море и оказались у Балаклавы, а оттуда пошли в Гурзуф. Оттуда купец добрался своим ходом до Кафы.

«Милостию Божией» прошёл Афанасий Никитин три моря. Он благодарил Господа, что тот помог ему пройти столь длинный и сложный путь.

Заключение

Путевые записи Афанасия Никитина демонстрируют бесстрашие русского купца, удивительную стойкость духа, его верность православной вере, искреннюю любовь к родине. Совершив небывалое доселе путешествие и дойдя до Эфиопии, Афанасий Никитин смог благополучно вернуться домой и описать свои приключения.

После ознакомления с кратким пересказом «Хождение за три моря» рекомендуем прочесть произведение в полной версии.

Хождение за три моря — краткое содержание рассказа Никитина

Книга переносит нас в 1458 год. Оставив промысел купца, Афанасий Никитин покидает родной город Тверь, чтобы отправиться в Ширванскую землю (ныне Азербайджан). Путь он держит не сам – с ним его купцы на двух кораблях. Мимо Углича, по Волге и до Костромы плывут они до владений князя Ивана III и дальше по реке. Посол самого князя направляется вперед, а Афанасий решает дождаться Хасен-бека, что служит татарским посланником. Афанасий Никитин, за время плавания, делает несколько путевых заметок: о Дербентском (Каспийском) море, называя его «дарьей», что в переводе с персидского означает – море. Описывает он и дарью Гундустанскую (Индийское море) и дарью Стамбульскую (Черное море).

Внезапно путников настигают татары: они грабят судна, убивают большую часть команды, оставшихся берут в плен. Благодаря прошению Никитина Хасен-беку и послу князя Ивана III Василию Панину, людей отпускают, но не имея больше имущества, они расходятся кто куда.

Афанасий живет долгое время в различных больших и малых городах. Однажды в городе Джуннаре его жеребца отбирает хан, узнав, что Никитин не мусульманин, а русин. Он дает Афанасию четыре дня, чтобы обратиться в мусульманскую веру. На кануне последнего дня, в Спасов день, к Афанасию приходит Мухамед, возвращает жеребца, тем самым освобождает Никитина от обязательств. Афанасий считает, что Господь сжалился и случилось чудо Спасового дня.

Никитин снова отправляется в путь, описывая при этом жизнь народов Индии. Что простые люди ходят без одежды, а бой ведут верхом на слонах, что в Индии аж семьдесят четыре веры, а люди разных конфесий друг с другом не якшаются. Сам повествователь сетует, что книги его священные пропали, а сам он сбился с церковного календаря — его приходиться определять день Пасхи по звездному нему. Это становиться причиной, для того, чтобы снова вернуться домой. По пути Афанасий снова обозревает все, что видит: город где производят шелк, где алмазы, предостерегая будущих мореплавателей от опасностей.

Так он добирается до Эфиопии, а позже плывет до Кафы, где его судно грабят, а самого Никитина принимают за врага. Молясь, чтобы Бог послал ему подходящую для плавания погоду, Афанасий заканчивает свое повествование.

«Хождение за три моря» — первое описание средневековой Индии европейцем, написанное с отсутствием расового подхода и толерантностью. Оно учит нас веротерпимости и раскрывает уникальность других народов.

Читайте также:
Математические загадки в стихах и прозе для детей

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Популярные сегодня пересказы

  • Елка в тайге — краткое содержание рассказа Гайдара
    «Елка в тайге» – это отрывок из произведения «Чук и Гек», где главными героями являются два брата – Чук и Гек. Их отец по фамилии Серегин был членом геологической экспедиции, а дети со своей мамой приехали на базу
  • Севастополь в декабре месяце — краткое содержание рассказа Толстого
    Начало данного произведения отдает грустными и холодными тонами. В бухте очень холодно, с моря тянет очень холодный ветер. Все затянуто туманом, все морем почернело. Невозможно не заметить постоянно усиливающийся гул.
  • Краткое содержание романа Пища богов Уэллса
    Данное произведение имеет жанр фантастики, в нем речь идет о изобретателях, которые решили создать чудотворную, по их мнению, пищу, которая должна преобразовать все живое на свете.
  • Вредные советы — краткое содержание Остер
    Данные советы нужно и можно читать, и применять только достаточно вредным детям, которые живут подобным образом. Если вы собрались идти к своему другу на день рождения, то идите без подарка, даже не думайте о том, что подарить

Хождение за три моря

В 1458 г. предположительно купец Афанасий Никитин отправляется из родной Твери в Ширванскую землю (на территории теперешнего Азербайджана). У него с собой путевые грамоты от великого князя тверского Михаила Борисовича и от архиепископа Тверского Геннадия. С ним ещё купцы — всего идут на двух судах. Двигаются по Волге, мимо Клязьминского монастыря, проходят Углич и добираются до Костромы, находившейся во владениях Ивана III. Его наместник пропускает Афанасия далее.

Продолжение после рекламы:

Василий Панин, посол великого князя в Ширване, к которому Афанасий хотел присоединиться, уже прошёл вниз по Волге. Никитин ждёт две недели Хасан-бека — посла ширваншаха татарского. Едет он с кречетами «от великого князя Ивана, и кречетов у него было девяносто». Вместе с послом они двигаются дальше.

В пути Афанасий делает записи о своём хождении за три моря: «первое море Дербентское (Каспийское), дарья Хвалисская; второе море — Индийское, дарья Гундустанская; третье море Чёрное, дарья Стамбульская» (дарья по-перс. — море).

Казань прошли без препятствий. Орду, Услан, Сарай и Берензань прошли благополучно. Купцов предупреждают, что караван подстерегают татары. Хасан-бек даёт подарки осведомителям, чтобы они провели их безопасным путём. Неверные подарки взяли, однако весть об их приближении подали. Татары настигли их в Богуне (на отмели в устье Волги). В перестрелке были убитые с обеих сторон. Меньшее судно, на котором была и поклажа Афанасия, разграблено. Большое судно дошло до моря и село на мель. И его тоже разграбили и четверых русских взяли в плен. Остальных отпустили «голыми головами в море». И они пошли, заплакав… Когда путники вышли на берег, и тут их взяли в плен.

Брифли существует благодаря рекламе:

В Дербенте Афанасий просит помощи у Василия Панина, который благополучно дошёл до Каспия, и Хасан-бека, чтоб заступились за людей, захваченных в плен, и вернули товары. После долгих хлопот людей отпускают, а больше ничего не возвращают. Считалось, то, что пришло с моря, — собственность владельца побережья. И разошлись они кто куда.

Иные остались в Шемахе, другие пошли работать в Баку. Афанасий же самостоятельно идёт в Дербент, затем в Баку, «где огонь горит неугасимый», из Баку за море — в Чапакур. Здесь он живёт полгода, месяц в Сари, месяц в Амале, о Рее он говорит, что здесь убили потомков Мухаммеда, от проклятия которого семьдесят городов разрушились. В Кашане он живёт месяц, месяц в Езде, где «домашний скот кормят финиками». Многие города он не называет, потому как «много ещё городов больших». Морем добирается до Ормуза на острове, где «море наступает на него всякий день по два раза» (впервые видит приливы и отливы), а солнечный жар может человека сжечь. Через месяц он, «после Пасхи в день Радуницы», направляется на таве (индийское судно без верхней палубы) «с конями за море Индийское». Доходят до Комбея, «где родится краска и лак» (основные продукты экспорта, кроме пряностей и тканей), а затем идут до Чаула.

Продолжение после рекламы:

У Афанасия ко всему, что касается торговли, живой интерес. Он изучает состояние рынка и досадует, что солгали ему: «говорили, что много нашего товара, а для нашей земли нет ничего: все товар белый для бесерменской земли, перец, да краска». Афанасий привёз жеребца «в Индийскую землю», за которого заплатил сто рублей. В Джуннаре хан отбирает у Афанасия жеребца, узнав, что купец не мусульманин, а русин. Хан обещает вернуть жеребца и ещё дать тысячу золотых в придачу, если Афанасий перейдёт в мусульманскую веру. И срок назначил: четыре дня на Спасов день, на Успенский пост. Но накануне Спасова дня приехал казначей Мухамед, хорасанец (личность его до сих пор не установлена). Он заступился за русского купца. Никитину возвратили жеребца. Никитин считает, что «случилось Господне чудо на Спасов день», «Господь Бог сжалился… не оставил меня, грешного, милостью своей».

В Бидаре он опять интересуется товаром — «на торгу продают коней, камку (ткань), шёлк и всякий иной товар да рабов чёрных, а другого товара тут нет. Товар все гундустанский, а съестного только овощи, а для Русской земли товара тут нет»…

Брифли существует благодаря рекламе:

Живо описывает Никитин нравы, обычаи народов, живущих в Индии.

«И тут Индийская страна, и простые люди ходят нагие, а голова не покрыта, а груди голы, а волосы в одну косу заплетены, и все ходят брюхаты, а дети родятся каждый год, а детей у них много. Из простого народа мужчины, и женщины все нагие да все чёрные. Куда я ни иду, за мной людей много — дивятся белому человеку».

Все доступно любознательности русского путешественника: и сельское хозяйство, и состояние армии, и способ ведения войны: «Бой ведут все больше на слонах, сами в доспехах и кони. Слонам к голове и бивням привязывают большие кованые мечи… да облачают слонов в доспехи булатные, да на слонах сделаны башенки, и в тех башенках по двенадцать человек в доспехах, да все с пушками, да со стрелами».

Особенно интересуют Афанасия вопросы веры. Он сговаривается с индусами пойти в Пар-ват — «то их Иерусалим, то же, что для бесермен Мекка». Он дивится, что в Индии семьдесят четыре веры, «а разных вер люди друг с другом не пьют, не едят, не женятся…».

Афанасий горюет, что сбился с русского церковного календаря, священные книги пропали при разграблении корабля. «Праздников христианских — ни Пасхи, ни Рождества Христова — не соблюдаю, по средам и пятницам не пощусь. И живя среди иноверных, я молю Бога, пусть он сохранит меня…»

Он читает звёздное небо, чтобы определить день Пасхи. На «пятую Пасху» Афанасий решает возвращаться на Русь.

И снова он записывает то, что видел своими глазами, а также сведения о разных портах и торгах от Египта до Дальнего Востока, полученные от знающих людей. О, где «родятся алмазы», предупреждает будущих путешественников, где и какие их поджидают трудности, описывает войны между соседними народами…

Скитаясь по городам ещё полгода, Афанасий добирается до порта — города Дабхола. За два золотых он отправляется до Ормуза на корабле через Эфиопию. Удалось поладить с эфиопами, и судно не ограбили.

Читайте также:
Тема семьи в Войне и мире - анализ отношения к родителям, идеалы

Из Ормуза Афанасий посуху идёт к Чёрному морю и добирается до Трабзона. На корабле он договаривается за золотой дойти до Кафы (Крым). Приняв за шпиона, его грабит начальник охраны города. Осень, непогода и ветры затрудняют переход моря. «Море перешли, да занёс нас ветер к самой Балаклаве. И оттуда пошли в Гурзуф, и стояли мы тут пять дней. Божиею милостью пришёл я в Кафу за девять дней до Филиппова поста. Бог творец! Милостию Божией прошёл я три моря. Остальное Бог знает, Бог покровитель ведает. Аминь!»

«Хождение за три моря Афанасия Никитина» (см. его полный текст) – описание русским человеком XV века своего путешествия в далёкую Индию.

Афанасий Никитин был тверским купцом. В 1466 году он присоединился к посольству великого князя Ивана III, ехавшему в азербайджанскую Шемаху. Никитин отправился в Шемаху с торговыми целями, однако по дороге он был ограблен татарами, которые отняли у него все, даже Библию, с которой, как человек очень религиозный, он никогда не расставался. Тогда он решил попытать счастье и ехать дальше торговать: ему не хотелось с пустыми руками возвращаться домой. Так он и совершил свое путешествие «за три моря» (Каспийское, Черное и Индийское), и попал сухим путем в Индию раньше известного мореплавателя Васко да Гама.

За три моря. Путешествие Афанасия Никитина. Мультфильм для детей

Афанасий Никитин был одним из первых европейцев, которого увидели индусы: – «аз хожу куда, ино за мною людей много, дивятся белому человеку», пишет он.

В городе Чунере, по дороге в Индию, Афанасий Никитин был арестован местным ханом, который, узнав, что он не магометанин, отнял у него его коня и грозился казнить его, если он не примет мусульманской веры. Никитин был тверд в своей вере. Он говорит, что Господь смиловался над ним, не допустил погибнуть и совершил чудо: Афанасий был помилован и выпущен в самый день Преображения Господня; коня ему вернули.

Трудно было оставаться христианином в «бесерменской» земле, но Никитин был глубоко верующим человеком. Не имея никаких священных книг, он по солнцу рассчитывал дни года, праздники, соблюдал посты; Великим постом разрешал себе есть только хлеб и пить воду два раза в день. Он провел в Индии больше пяти лет. «Уже прошли четыре Великих дня (4 Пасхи) в Бесерменской земле, – пишет он, – а христианства я не оставил».

Подробно рассказывает Афанасий о религии индусов. «Всех вер, – говорит он, – в Индии 84». Вероятно, он принял за разные «веры» – касты, которых в Индии много и которые живут очень обособленно друг от друга; – «вера с верой ни ест, ни пьет, ни женятся между собою». Наивно говорит он, что «все веруют в Адама, а зовут его Бут (Будда)».

В городе Первота видел он капище Будды «с пол-Твери» величиной. Описывая идола Будды, Никитин говорит: «Бут вырезан из камня, вельми велик, да хвост у него через него, да руку правую поднял высоко, да простер, аки Устьян (Юстиниан), царь Цареградский, а в левой руце у него копие», – «а виденье (лицо) обезьянино». – «А перед Бутом стоит вол вельми велик, а вырезан из камени из черного, а весь позолочен, а целуют его в копыто, а сыплют на него цветы, и на Бута сыплют цветы».

Карта маршрута путешествия Афанасия Никитина

Наблюдая молитву индусов, Никитин заметил, что они молятся всегда на восток и кланяются, как наши монахи, касаясь руками земли: «они се кланяют по-чернешски, обе руки дотычут до земли». Никитин описывает похоронный обряд в Индии: тела умерших сжигают, а пепел сыплют в воду.

Поразила его природа Индии, но в рассказах его есть некоторые фантастические сведения: так, например, говорит он о птице Гугук, у которой, если кто-нибудь хочет ее убить, изо рта выходит огонь; если же Гугук сядет на крышу дома, то в этом доме будет покойник.

Никитин видел змей длиной в две сажени. Он описывает, как индусы употребляют на войне слонов. Поразили его обезьяны – «мамоны». Он уверяет, что у них есть свой «обезьянский князь», у которого своя «рать» – «кто их (обезьян) занимает, они ся жалуют князю своему, и он посылает на того свою рать; и они пришедши на град и дворы разваляют и людей побьют. А рати их сказывают вельми много, и язык их есть свой».

Афанасий Никитин пробыл больше пяти лет в Индии, но никакого состояния себе не составил. «Меня залгали псы бесермены, а сказывали много всего нашего товара, ано нет ничего на нашу землю, все товар белый на Бесерменскую землю, перец да краска, – той дешево; ино возят морем, и они пошлины не дают, а нам пошлины великие».

В конце концов его взяла тоска по родине, и он решил ехать обратно. В сочинении Никитина чувствуется глубокая любовь к России. «Да сохранит Бог землю Русскую», говорит он в одном месте: «Боже, сохрани! В сем мире нет подобной ей земли. Да устроится Русская земля! О, Боже, Боже!» Слово «Боже» он повторяет пять раз, на арабском, персидском, татарском и два раза на русском языках.

Афанасий Никитин не доехал до своей Твери: он умер по дороге (в 1472 году) в Смоленске. Его записки были доставлены купцами в Москву.

Никитин был несомненно выдающейся личностью; это – глубоко верующий, умный, наблюдательный и предприимчивый человек, горячо любящий свою родину. Сочинение его, во-первых, очень интересно, во-вторых, – замечательно тем, что он рассказывает об Индии на четверть века раньше Васко да Гама, который совершил свое морское путешествие в Индию в 1498-м году. Имя Васко да Гамы известно всей Европе, но мало кто там знает нашего Афанасия Никитина и его интересное «Хождение».

Краткая биография

Российский купец и путешественник Афанасий Никитин в XV в. жил в Твери. О нем известно только то, что он сам рассказал в своих знаменитых дневниках, которые вел во время путешествия в Азию: «Записал я здесь про свое грешное хождение за три моря: первое море – Дербентское, дарья ( перс . – море) Хвалисская, второе море – Индийское, дарья Гундустанская, третье море – Черное, дарья Стамбульская». Сейчас эти моря называются соответственно Каспийское, Аравийское и Черное.


Памятник Афанасию Никитину в Твери

Читая рассказ Афанасия, становится понятно, что он был тверским купцом среднего достатка, торговал, видимо, в основном в приволжских городах и на Кавказе. А в Индию попал волею случая, «от многия беды» после того, как его корабль разграбили татары.

Путешествовал Никитин с 1468 по 1475 г. Его путевой дневник носит неофициальный характер, он написан живым языком человека, попавшего на чужбину, и сильно отличается от церковной и светской литературы того времени. В нем без труда угадываются черты характера автора. Афанасий Никитин был бесстрашным, искренним и непосредственным человеком, глубоко верил в Бога, тосковал по родине и молился о том, чтобы живым и невредимым вернуться на Русь. Умер он в 1475 г., на обратном пути, недалеко от Смоленска.

«Хождение за три моря» краткое содержание рассказа Никитина – читать пересказ онлайн

Краткое содержание

Русский купец Афанасий Никитин собственноручно описал «своё грешное хождение за три моря: первое море — Дербентское, дарья Хвалисская, второе море — Индийское, дарья Гундустанская, третье море — Чёрное, дарья Стамбульская».

Читайте также:
Мифология Древнего Рима - о возникновении, основные боги и существа

Взяв с собой путевые грамоты великого князя Михаила Борисовича Тверского и архиепископа Тверского Геннадия, Никитин покинул родную Тверь и взял курс на Ширванские земли. Вместе с ним в поход отправились и другие купцы — всего на двух судах. Никитин плыл вниз по Волге и благодаря путевым грамотам без препятствий проходил все заставы.

Афанасий Никитин стремился догнать посла великого князя, Василия Панина. Когда же он прибыл в Нижний Новгород, то узнал, что посол уже покинул его. Никитин «две недели ждал Хасан-бека, посла ширваншаха татарского», и уже с ним вместе продолжил свой путь по Волге.

Пройдя без препятствий Казань, купцы получили предупреждение о том, что караван поджидают татары. Хасан-бек щедро наградил осведомителей, чтобы те провели их безопасным путём. Однако купцы были обмануты и стали жертвами нападения татар: корабли были разграблены, «четыре человека русских в плен взяли», а остальных отпустили «голыми головами в море».

На судне Хасан-бека Никитин отправился в Дербент, где встретился с Василием Паниным. Афанасий Никитин попросил Хасан-бека и местного ширваншаха Булат-бека заступиться за пленников и вернуть украденный товар. Заручившись их поддержкой, русские купцы отправились вызволять собратьев. Им удалось добиться свободы для пленников, но свой товар они так и не получили. Разбрелись тогда купцы, «заплакав, кто куда: у кого что осталось на Руси, тот пошёл на Русь, а кто был должен, тот пошёл куда глаза глядят».

Афанасий Никитин «пошёл в Дербент, а из Дербента в Баку», и дальше, пока не добрался до города Ормуза, где «море Индийское, по-персидски дарья Гундустанская». В Ормузе, где было невыносимо жарко, Никитин провёл месяц и после Пасхи отправился на судне «с конями за море Индийское».

Афанасий, будучи купцом, проявлял большой интерес ко всему, что касалось торговли. В надежде разбогатеть, он приобрёл хорошего жеребца и привёз его «в Индийскую землю». Здесь купца встретили очень гостеприимно, однако в Джуннаре местный хан отобрал у Афанасия жеребца, потому что тот был «не бесерменин, а русин». Он пообещал вернуть коня и дать в придачу тысячу золотых в том случае, если купец примет мусульманскую веру. В противном случае на Спасов день, на Успенский пост, русский купец будет казнён.

Афанасию Никитину крупно повезло. Как раз на Спасов день прибыл «казначей Мухаммед, хорасанец», и купец попросил заступиться за него перед ханом и вернуть жеребца. Хан смилостивился над Никитиным, даровав ему жизнь и коня — «таково Господне чудо на Спасов день». Но купец предупреждает, что кто «захочет кто идти в Индийскую землю — оставь веру свою на Руси, да, призвав Мухаммеда, иди в Гундустанскую землю».

Никитин отправился «к Бидару, главному их городу». Спустя месяц пути купец оказался в Бидаре, где продавали «коней, камку, шёлк и всякий иной товар да рабов чёрных, а другого товара тут нет». В Бидаре Никитину удалось продать жеребца. Он познакомился со многими индусами и рассказал им о себе, своей жизни. Афанасию удалось завоевать доверие местных жителей, и в ответ они не стали от него «ничего скрывать, ни о еде своей, ни о торговле, ни о молитвах, ни о иных вещах, и жён своих не стали в доме скрывать». Купец в красках описывает нравы и обычаи народов, живущих в Индии, их необычную природу, кулинарные привычки, особенности быта.

Афанасий Никитин отправился домой и по пути очень переживал, что у него не было с собой священных книг и он сбился с православного календаря. Он был вынужден поститься вместе с мусульманами, за что искренне попросил прощения у Господа. В общей сложности Афанасий провёл на чужбине четыре года — «Первую Пасху праздновал я в Каине, а другую Пасху в Чапакуре в Мазандаранской земле, третью Пасху — в Ормузе, четвёртую Пасху в Индии, среди бесермен, в Бидаре, и тут много печалился по вере христианской».

Никитин растерялся, так как не знал, в каком направлении двинуться ему из Индостана — «повсюду усобица князей повыбивала». Многие из них были убиты, и было опасно идти в те края. Не мог Афанасий отправиться и в Мекку — «там в бесерменскую веру обращают». Но и в Индостане он более не мог оставаться, поскольку жизнь здесь была дорогая, а он к тому времени совсем поиздержался.

Однако на пятую Пасху Никитин, несмотря на все трудности, решил вернуться домой. Добравшись до Дабхола, он сел на корабль и на другой месяц пути «увидел горы Эфиопские». Путешественникам очень повезло, и в Эфиопии с ними не случилось никакой беды.

Свою шестую Пасху русский купец встретил в Маскате, а вскоре добрался и до Ормуза. Немного отдохнув, он пешком добрался до Трабзона, где сел на корабль, идущий до Кафы (Крым). Спустя десять дней плаванья путников застал «сильный ветер северный и погнал корабль назад к Трабзону». Им повезло, и корабль остался цел. Они перешли море и оказались у Балаклавы, а оттуда пошли в Гурзуф. Оттуда купец добрался своим ходом до Кафы.

«Милостию Божией» прошёл Афанасий Никитин три моря. Он благодарил Господа, что тот помог ему пройти столь длинный и сложный путь.

Хождение за три моря — Афанасий Никитин

От издательства И

мя тверского купца Афанасия Никитина (ок. 1433–1472) у всех на слуху. Всем известно, что он ходил в Индию и оставил «Хождение за три моря», и, если заглянуть в карту, можно даже догадаться, что три моря – это Черное, Каспийское и Аравийское. Но многие ли имели удовольствие наслодиться этим замечательным повествованием?

Путешествие за три моря не было первым для Афанасия. Скорее всего, к своим 33 годам, когда он отправился в Персию с посольством Ивана III, этот предприимчивый человек успел немало побродить по свету. Много знал, много повидал. Может быть, в те времена не так уж далеки друг от друга были Запад и Восток? Может быть, в Средние века не было такой уж пропасти между Европой и Азией, между западными и восточными верованиями и обычаями? Может быть, мы отгородились друг от друга позднее?

Как бы там ни было можно смело утверждать, что именно купцы, а не ученые, завоеватели и авантюристы, с таким упорством расширяли пределы известного мира, искали – и находили новые земли, устанавливали связи с новыми народами. А этого не достичь одной отвагой и бесшабашностью, не обойтись без способности к компромиссам, уважения к новому и дружелюбия. Жаль только, что следом, по проложенным торговыми людьми путям шли орды безжалостных кочевников и жадных правителей, каленым железом выжигая робкие ростки взаимопонимания и веротерпимости. Купец же ищет выгоды, а не ссоры: война – саван торговли.

Среди тысяч купцов, пускавшихся в полные опасностей путешествия в отчаянной решимости подороже сбыть, подешевле купить, можно по пальцам перечесть тех, кто оставил по себе путевые записи. И Афанасий Никитин – среди них. Более того, ему удалось посетить страну, куда, кажется, до него не ступала нога европейца, – удивительную, вожделенную Индию. Его немногословное «Хоженiе за трi моря Афонасья Микитина» вместило целую россыпь драгоценных сведений о староиндийской жизни, до сих пор не утративших своей ценности. Чего стоит одно только описание торжественного выезда индийского султана в окружении 12 визирей и в сопровождении 300 слонов, 1000 всадников, 100 верблюдов, 600 трубачей и плясунов и 300 наложниц!

Читайте также:
Что такое подвиг для сочинения по русскому языку 9 класс

Весьма поучительно узнать и о тех трудностях, с которыми христианин Афанасий столкнулся в чужой стране. Конечно, не он первый мучительно искал способ сохранить свою веру среди иноверцев. Но именно его повествование – ценнейший европейский документ, являющий пример не только духовной стойкости, но также веротерпимости и умения отстоять свои взгляды без ложного героизма и пустых оскорблений. И можно до хрипоты спорить, принял ли Афанасий Никитин мусульманство. Но разве сам факт того, что он всеми силами стремился вернуться на Родину, не доказывает, что он остался христианином.

Внятное и размеренное, лишенное всяких литературных излишеств и при этом очень личное повествование Афанасия Никитина читается одним духом, но… ставит перед читателем множество вопросов. Как этот человек, лишившись всего своего имущества, добрался до Персии, а оттуда в Индию? Знал ли он заранее заморские языки, или выучил их по дороге (ведь он так точно передает русскими буквами татарскую, персидскую и арабскую речь)? Было ли среди русских купцов обыкновенным умение ориентироваться по звездам? Как он добывал себе пропитание? Как собрал деньги, чтобы возвращаться в Россию?

Разобраться во всем этом Вам помогут повествования других путешественников – купцов и послов, составившие приложение к этой книги. Познакомьтесь с записками францисканца Гийома де Рубрука (ок. 1220 – ок. 1293), изо всех сил пытающегося выполнить свою миссию и постоянно сетующего на нерадивость толмачей; русского купца Федота Котова, который отправился в Персию около 1623 г. и для которого на первом, на втором да и на третьем месте торговые выгоды и состояние торговых путей; и венецианцев Амброджо Контарини и Иосафата Барбаро, посла и купца, побывавших в России по дороге в Восточные страны в 1436–1479 гг. Сравните их впечатления. Оцените, как изменился мир за четыре столетия. И может быть именно вам откроется истина…


Афанасий Никитин. ХОЖДЕНИЕ ЗА ТРИ МОРЯ

Древнерусский текст Троицкий список XVI в.

а молитву святыхъ отець наших, господи Ісусе Христе, сыне божій, помилуй мя раба своего грѣшнаго Афонасья Микитина сына. Се написах грѣшьное свое хоженіе за трі моря: прьвое море Дербеньское, дорія Хвалитьскаа; второе море Индѣйское, дорія Гондустаньскаа; третье море Черное, дорія Стемъбольскаа. Поидохъ отъ святаго Спаса златоверхаго съ его милостью, от великого князя Михаила Борисовичя и от владыкы Генадія Твѣрьскыхъ, поидох на низъ Волгою и приидохъ в манастырь къ святѣй живоначалной Троици и святымъ мученикомъ Борису и Глѣбу; и у игумена ся благословивъ у Макарія братьи; и с Колязина поидох на Углечь, со Углеча на Кострому ко князю Александру, с ыною Грамотою. И князь великі отпустилъ мя всея Руси доброволно. И на Елесо, въ Новъгородъ Нижней к Михаилу къ Киселеву к намѣстьнику и къ пошьлиннику Ивану Сараеву пропустили доброволно. А Василей Папин проехалъ въ городъ, а язъ ждалъ в хіовъ городѣ двѣ недели посла татарьскаго ширвашина Асамъбѣга, а ехал с кречаты от великаго князя Ивана, а кречатовъ у него девяносто. И поехал есми с нимъ на низъ Волгою. И Казань есмя, и Орду, и Усланъ, и Сарай, и Верекезаны проехали есмя доброволно. И въехали есмя въ Вузанъ рѣку.

И ту наехали нас три татарины поганыи и сказали нам лживыя вѣсти: Каисымъ солтанъ стережет гостей въ Бузані, а с нимъ три тысячи тотаръ. И посолъ ширвашин Асанбѣгъ далъ имъ по однорядкы да по полотну, чтобы провели мимо Азътарханъ. И они по одноряткы взяли, да вѣсть дали в Хазъторохани царю. И язъ свое судно покинулъ да полѣзъ есми на судно на послово и с товарищи. Азътарханъ по мѣсяцу ночи парусом, царь насъ видѣл и татаровѣ намъ кликалі: «Качьма, не бѣгайте!» И царь послалъ за нами всю свою орду. И по нашим грѣхомъ нас постигли на Бугунѣ, застрелили у нас человѣка, а мы у нихъ дву застрелили; и судно наше меншее стало на езу, и оны его взяли часа того да розграбили, а моя рухлядь вся в меншемъ суднѣ. А болшимъ есмя судном дошли до моря, ино стало на усть Волгы на мели, и они нас туто взяли, да судно есмя взадъ тянули до езу. И тутъ судно наше болшее взяли, и 4 головы взяли русскые, а нас отпустили голими головами за море, а вверьх насъ не пропустили вѣсти дѣля. И пошли есмя к Дербеньти двѣма суды: в одномъ суднѣ посол Асамъбѣгъ, да тезикы, да русаковъ насъ 10 головами; а в другомъ суднѣ 6 москвичь да 6 тверичь.

Хождение за три моря — краткое содержание рассказа Никитина

Книга переносит нас в 1458 год. Оставив промысел купца, Афанасий Никитин покидает родной город Тверь, чтобы отправиться в Ширванскую землю (ныне Азербайджан). Путь он держит не сам – с ним его купцы на двух кораблях. Мимо Углича, по Волге и до Костромы плывут они до владений князя Ивана III и дальше по реке. Посол самого князя направляется вперед, а Афанасий решает дождаться Хасен-бека, что служит татарским посланником. Афанасий Никитин, за время плавания, делает несколько путевых заметок: о Дербентском (Каспийском) море, называя его «дарьей», что в переводе с персидского означает – море. Описывает он и дарью Гундустанскую (Индийское море) и дарью Стамбульскую (Черное море).

Внезапно путников настигают татары: они грабят судна, убивают большую часть команды, оставшихся берут в плен. Благодаря прошению Никитина Хасен-беку и послу князя Ивана III Василию Панину, людей отпускают, но не имея больше имущества, они расходятся кто куда.

Афанасий живет долгое время в различных больших и малых городах. Однажды в городе Джуннаре его жеребца отбирает хан, узнав, что Никитин не мусульманин, а русин. Он дает Афанасию четыре дня, чтобы обратиться в мусульманскую веру. На кануне последнего дня, в Спасов день, к Афанасию приходит Мухамед, возвращает жеребца, тем самым освобождает Никитина от обязательств. Афанасий считает, что Господь сжалился и случилось чудо Спасового дня.

Никитин снова отправляется в путь, описывая при этом жизнь народов Индии. Что простые люди ходят без одежды, а бой ведут верхом на слонах, что в Индии аж семьдесят четыре веры, а люди разных конфесий друг с другом не якшаются. Сам повествователь сетует, что книги его священные пропали, а сам он сбился с церковного календаря — его приходиться определять день Пасхи по звездному нему. Это становиться причиной, для того, чтобы снова вернуться домой. По пути Афанасий снова обозревает все, что видит: город где производят шелк, где алмазы, предостерегая будущих мореплавателей от опасностей.

Так он добирается до Эфиопии, а позже плывет до Кафы, где его судно грабят, а самого Никитина принимают за врага. Молясь, чтобы Бог послал ему подходящую для плавания погоду, Афанасий заканчивает свое повествование.

«Хождение за три моря» — первое описание средневековой Индии европейцем, написанное с отсутствием расового подхода и толерантностью. Оно учит нас веротерпимости и раскрывает уникальность других народов.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Популярные сегодня пересказы

  • Час быка — краткое содержание романа Ефремова
    Час быка — фантастический роман о далёком будущем. Является классикой советской утопической и литературы. Он рассказывает о том, как жители планеты Земля развивались в дальнейшем и стали путешествовать в другие миры
  • Поэтическое искусство — краткое содержание поэмы Буало
    «Поэтическое искусство» Буало можно назвать своеобразным трактатом и напутствием для молодых поэтов. Оно освещает теоретические основы поэтической науки. Причем, приятен тот факт, что автор
  • История болезни — краткое содержание рассказа Зощенко
    Эта история случилась с одним человеком, попавшим в больницу. По его мнению, если уж случилась какая-то хворь, то лечиться лучше дома. Ведь там и стены лечат. Но когда нашего героя свалил брюшной тиф
  • Гончаров
    Иван Александрович был из купеческого рода с довольно хорошим достатком. Родного отца будущий писатель почти не знал, ведь когда мальчику было всего семь Александр Иванович скончался. Всю роль пол воспитанию
Читайте также:
«Слово о погибели Русской земли» краткое содержание произведения, история исследования времени, анализ, жанр, характеристика

Хождение за три моря

В 1458 г. предположительно купец Афанасий Никитин отправляется из родной Твери в Ширванскую землю (на территории теперешнего Азербайджана). У него с собой путевые грамоты от великого князя тверского Михаила Борисовича и от архиепископа Тверского Геннадия. С ним ещё купцы — всего идут на двух судах. Двигаются по Волге, мимо Клязьминского монастыря, проходят Углич и добираются до Костромы, находившейся во владениях Ивана III. Его наместник пропускает Афанасия далее.

Продолжение после рекламы:

Василий Панин, посол великого князя в Ширване, к которому Афанасий хотел присоединиться, уже прошёл вниз по Волге. Никитин ждёт две недели Хасан-бека — посла ширваншаха татарского. Едет он с кречетами «от великого князя Ивана, и кречетов у него было девяносто». Вместе с послом они двигаются дальше.

В пути Афанасий делает записи о своём хождении за три моря: «первое море Дербентское (Каспийское), дарья Хвалисская; второе море — Индийское, дарья Гундустанская; третье море Чёрное, дарья Стамбульская» (дарья по-перс. — море).

Казань прошли без препятствий. Орду, Услан, Сарай и Берензань прошли благополучно. Купцов предупреждают, что караван подстерегают татары. Хасан-бек даёт подарки осведомителям, чтобы они провели их безопасным путём. Неверные подарки взяли, однако весть об их приближении подали. Татары настигли их в Богуне (на отмели в устье Волги). В перестрелке были убитые с обеих сторон. Меньшее судно, на котором была и поклажа Афанасия, разграблено. Большое судно дошло до моря и село на мель. И его тоже разграбили и четверых русских взяли в плен. Остальных отпустили «голыми головами в море». И они пошли, заплакав… Когда путники вышли на берег, и тут их взяли в плен.

Брифли существует благодаря рекламе:

В Дербенте Афанасий просит помощи у Василия Панина, который благополучно дошёл до Каспия, и Хасан-бека, чтоб заступились за людей, захваченных в плен, и вернули товары. После долгих хлопот людей отпускают, а больше ничего не возвращают. Считалось, то, что пришло с моря, — собственность владельца побережья. И разошлись они кто куда.

Иные остались в Шемахе, другие пошли работать в Баку. Афанасий же самостоятельно идёт в Дербент, затем в Баку, «где огонь горит неугасимый», из Баку за море — в Чапакур. Здесь он живёт полгода, месяц в Сари, месяц в Амале, о Рее он говорит, что здесь убили потомков Мухаммеда, от проклятия которого семьдесят городов разрушились. В Кашане он живёт месяц, месяц в Езде, где «домашний скот кормят финиками». Многие города он не называет, потому как «много ещё городов больших». Морем добирается до Ормуза на острове, где «море наступает на него всякий день по два раза» (впервые видит приливы и отливы), а солнечный жар может человека сжечь. Через месяц он, «после Пасхи в день Радуницы», направляется на таве (индийское судно без верхней палубы) «с конями за море Индийское». Доходят до Комбея, «где родится краска и лак» (основные продукты экспорта, кроме пряностей и тканей), а затем идут до Чаула.

Продолжение после рекламы:

У Афанасия ко всему, что касается торговли, живой интерес. Он изучает состояние рынка и досадует, что солгали ему: «говорили, что много нашего товара, а для нашей земли нет ничего: все товар белый для бесерменской земли, перец, да краска». Афанасий привёз жеребца «в Индийскую землю», за которого заплатил сто рублей. В Джуннаре хан отбирает у Афанасия жеребца, узнав, что купец не мусульманин, а русин. Хан обещает вернуть жеребца и ещё дать тысячу золотых в придачу, если Афанасий перейдёт в мусульманскую веру. И срок назначил: четыре дня на Спасов день, на Успенский пост. Но накануне Спасова дня приехал казначей Мухамед, хорасанец (личность его до сих пор не установлена). Он заступился за русского купца. Никитину возвратили жеребца. Никитин считает, что «случилось Господне чудо на Спасов день», «Господь Бог сжалился… не оставил меня, грешного, милостью своей».

В Бидаре он опять интересуется товаром — «на торгу продают коней, камку (ткань), шёлк и всякий иной товар да рабов чёрных, а другого товара тут нет. Товар все гундустанский, а съестного только овощи, а для Русской земли товара тут нет»…

Брифли существует благодаря рекламе:

Живо описывает Никитин нравы, обычаи народов, живущих в Индии.

«И тут Индийская страна, и простые люди ходят нагие, а голова не покрыта, а груди голы, а волосы в одну косу заплетены, и все ходят брюхаты, а дети родятся каждый год, а детей у них много. Из простого народа мужчины, и женщины все нагие да все чёрные. Куда я ни иду, за мной людей много — дивятся белому человеку».

Все доступно любознательности русского путешественника: и сельское хозяйство, и состояние армии, и способ ведения войны: «Бой ведут все больше на слонах, сами в доспехах и кони. Слонам к голове и бивням привязывают большие кованые мечи… да облачают слонов в доспехи булатные, да на слонах сделаны башенки, и в тех башенках по двенадцать человек в доспехах, да все с пушками, да со стрелами».

Особенно интересуют Афанасия вопросы веры. Он сговаривается с индусами пойти в Пар-ват — «то их Иерусалим, то же, что для бесермен Мекка». Он дивится, что в Индии семьдесят четыре веры, «а разных вер люди друг с другом не пьют, не едят, не женятся…».

Афанасий горюет, что сбился с русского церковного календаря, священные книги пропали при разграблении корабля. «Праздников христианских — ни Пасхи, ни Рождества Христова — не соблюдаю, по средам и пятницам не пощусь. И живя среди иноверных, я молю Бога, пусть он сохранит меня…»

Он читает звёздное небо, чтобы определить день Пасхи. На «пятую Пасху» Афанасий решает возвращаться на Русь.

И снова он записывает то, что видел своими глазами, а также сведения о разных портах и торгах от Египта до Дальнего Востока, полученные от знающих людей. О, где «родятся алмазы», предупреждает будущих путешественников, где и какие их поджидают трудности, описывает войны между соседними народами…

Скитаясь по городам ещё полгода, Афанасий добирается до порта — города Дабхола. За два золотых он отправляется до Ормуза на корабле через Эфиопию. Удалось поладить с эфиопами, и судно не ограбили.

Из Ормуза Афанасий посуху идёт к Чёрному морю и добирается до Трабзона. На корабле он договаривается за золотой дойти до Кафы (Крым). Приняв за шпиона, его грабит начальник охраны города. Осень, непогода и ветры затрудняют переход моря. «Море перешли, да занёс нас ветер к самой Балаклаве. И оттуда пошли в Гурзуф, и стояли мы тут пять дней. Божиею милостью пришёл я в Кафу за девять дней до Филиппова поста. Бог творец! Милостию Божией прошёл я три моря. Остальное Бог знает, Бог покровитель ведает. Аминь!»

Читайте также:
Дон Кихот краткое содержание романа Мигеля де Сервантеса

Возвращение на русскую землю

Путешествие Афанасия Никитина по Индии заняло 3 года, но не принесло финансового успеха. Афанасий рассчитывал, что сможет найти подходящий для Руси товар, но кроме краски и перца ничего не нашел. Не оценил с торговой точки зрения Афанасий Никитин открытия новых земель. Возвращался домой только с огромным багажом впечатлений от Индии.

В обратную дорогу отправился в январе 1473 г. Три месяца заняла дорога из Дабула в Ормуз. При этом Афанасий останавливался в Эфиопии и на Аравийском полуострове. Оттуда через Иранское и Армянское нагорья добрался до турецкого Трабзона.

В этом городе его еще раз оставили без ценных вещей и товаров, так как приняли за русского шпиона. При себе у него остались только его записи. Чтобы продолжать путь на родину, Никитин решил перезимовать в Кафе и заодно поправить финансовое положение.

Зиму 1474 г. провел в городе Кафе. Весной решил плыть вверх по Днепру. Афанасий Никитин скончался осенью 1474 г. в районе Смоленска. Тогда эта территория принадлежала Великому княжеству Литовскому. Купцы, находившиеся с ним в плавании, передали записки Никитина московскому князю Ивану III в 1475 г.

Текст «Хождения …» написан простым и понятным языком. Это первое описание Индии, ее жителей и обычаев. В книге автор описал как «за белым человеком» всегда ходила толпа людей потому, что для них тоже он был чем-то диковинным.

Советуем: Неарх флотоводец

Через 5 лет записки Афанасия Никитина вошли в летопись Российского государства. Несколько раз текст подвергался переработке. Помимо ценных географических сведений рукопись Никитина по праву считается памятником литературы XV века.

Именем Афанасия Никитина названа подводная гора Индийского океана, а также большое количество объектов в городах России.

Путешествие Афанасия Никитина в Индию

Весной 1468 года Никитин снарядил два судна, чтобы начать торговлю в новых землях. Его маршрут пролегал через Волгу и Каспий, где на местных рынках особенно ценились дорогие русские меха.

Но под Астраханью корабли были практически полностью разграблены татарами. Разоренные купцы не могли вернуться на родину, поскольку многие из них закупали товар на продажу в долг, и по возвращении домой их ожидала долговая яма. Им ничего не оставалось, как отправиться по свету в поисках лучшей доли.

ТОП-4 статьикоторые читают вместе с этой

  • 1. Васко да Гама
  • 2. Путешествие Марко Поло
  • 3. Фернан Магеллан: кругосветное путешествие
  • 4. Николай Миклухо-Маклай

Взял курс на юг и Никитин: добравшись до Дербента, а после и до самой Персии, купец направился к оживленному порту Ормуз, который был точкой пересечения многих торговых путей Востока.

Рис. 2. Порт Ормуз.

Путешественник узнал, что в Индии особенно высоко ценятся породистые жеребцы. На последние деньги он приобрел скакуна, надеясь выгодно его продать индийским торговцам и разбогатеть. Так в 1471 году Никитин оказался в Индии, которая к тому времени уже была на картах, но по-прежнему оставалась малоизученной страной.

В течение трех последующих лет русский купец путешествовал по Индии. Соскучившись по родине, он запасся индийскими товарами и двинулся в обратный путь. Однако в одном из портов все его товары были арестованы. Перезимовав в Феодосии, Афанасий Никитин вновь двинулся в путь, но весной 1475 года скончался по дороге домой.

Детские и юношеские годы

Отца Афанасия звали Никита, поэтому он получил соответствующее отчество, которое позже превратилось в его фамилию. Дата рождения купца неизвестна, произошло это в начале XV в. в г. Тверь. Про родителей известно, что они были крестьянского происхождения. Подлинных фактов, свидетельствующих об учебе Афанасия, историки не нашли.

В молодом возрасте Никитин побывал в своих первых плаваниях как купец. Посещал Византию и Литву. Уже тогда торговые дела шли хорошо и купец не бедствовал.

«Хождение за три моря»: первый русский приключенческий роман

Популярные сегодня пересказы

  • Похождения жука-носорога — краткое содержание рассказа Паустовского
    Петра Терентьева призвали на фронт. При прощании сын дал ему жука-носорога в спичечной коробке. Маленький Стёпка наказал отцу непременно сберечь подарок. Пётр обещал выполнить наказ.
  • Яковлев
    Писатель Юрий Яковлевич Яковлев родился в 1922 году. Это время совершенно оправданно можно назвать очень трудным для страны – происходили необратимые изменения, к которым каждому приходилось привыкать.
  • Певцы — краткое содержание рассказа Тургенева
    Иван Сергеевич Тургенев написал много романов, рассказов, записок, которые читаются образованными людьми и по сей день. К числу его замечательных произведений можно отнести цикл рассказов «Записки охотника».
  • Песнопевица — краткое содержание рассказа Астафьева
    «Песнопевица» один из замечательных рассказов Виктора Петровича Астафьева. Повествует он о жизни одной маленькой девочки Гали, которая в ранние годы пережила потерю матери и теперь живет с отцом в избушке на берегу реки

Краткое содержание: Хождение за три моря

Действие произведения разворачивается предположительно в 1458 году. Афанасий Никитин, купец, пускается в плавание из Твери, в которой он родился и вырос, в землю Ширванскую (находившуюся на территории сегодняшнего Азербайджана). Никитин имеет при себе путевые грамоты, подписанные архиепископом Тверским Геннадием и Великим князем Тверским Михаилом Борисовичем. Афанасий с другими купцами держат путь по Волге, занимая все вместе два судна. Суда их проходят мимо Клязьминского монастыря, Углича, и прибывают к Костроме. Кострома в те времена принадлежала землям Ивана III, чей наместник позволяет судам следовать далее.

Афанасий собирался присоединиться к послу Великого князя в Ширване, Василию Панину, однако судно Панина уже спустилось вниз по Волге. Никитин решает дождаться посла ширваншаха татарского по имени Хасан-бек, который везет девяносто кречетов от Великого князя Ивана. В ожидании Хасан-бека Никитин проводит пару недель, а затем продолжает свой путь, уже вместе с послом.

Путь Афанасия неблизкий, по дороге он пишет заметки о своем «хождении за три моря». По-персидски «море» называется «дарья», поэтому записи делятся на дарью Хвалисскую, которая означает первое море – Дербентское (оно же – Каспийское), дарью Гундустанскую, означающую второе – Индийское море, и дарью Стамбульскую, то есть море Черное – третье.

Казань караван судов миновал благополучно. Также беспрепятственно прошли Орду и Услан, Сарай и Березань. Однажды купцы получают предупреждение о том, что татары поджидают караван в засаде. Посол Хасан-бек благодарит осведомителей дарами с тем, чтобы они помогли провести караван безопасной дорогой. Однако полученные подарки не помешали неверным известить татар о приближении судов, которые настигли караван на отмели волжского устья, в Богуне. Завязавшаяся перестрелка принесла потери и той, и другой стороне. Татары разграбили судно, груженое товарами Никитина, как и второе судно, побольше, которое село на мель в море, а четверо русских с его борта оказались в татарском плену. Прочие были отпущены с пустыми руками и в слезах в открытое море, а, выйдя на берег, тут же попали в плен.

По прибытии Дербент, Афанасий Никитин обращается за помощью, к послам – Василию Панину, благополучно дошедшему к Каспию, и Хасан-беку. Он просит их заступиться за плененных русских и помочь вернуть груз. Долгие хлопоты приводят к тому, что люди отпущены, однако товары вернуть не удается, потому что пришедшее с моря считается собственностью того, кому принадлежит побережье. Пришлось купцам уйти ни с чем.

Читайте также:
Хорошее отношение к лошадям - анализ стихотворения, история

Люди оказались кто где – одни отправились искать работу в Баку, другие задержались в Шемахе. Никитин решает направиться к Дербенту, после него – к Баку, а оттуда – за море, в Чапакур, где остается на полгода. Из Чапакура он держит путь в Сари, где проводит месяц, еще один месяц живет в Амале. О Рее Афанасий рассказывает, что тут сложили головы потомки Мухаммеда, который наложил проклятье, разрушившее семьдесят городов. Еще месяц Никитин живет в Кашане, еще один – в Езде, о которой говорит, что здесь «скот домашний кормят финиками». Многие города в его записях остаются неназванными. Афанасий добирается морским путем в Ормуз, на остров, где так жарко, что, наверно, можно сгореть, здесь он в первый раз своими глазами наблюдает приливы и отливы. Месяц спустя он плывет на индийском судне, у которого нет верхней палубы, называемом «тава», за Индийское море, оттуда идет до Камбея, а потом добирается до Чаула.

Никитин проявляет интерес ко всему, связанному с торговлей и следит за состоянием рынка. Он разочарован тем, что, хотя ему и ему сказали, что есть разный товар, а на самом деле оказалось совсем не так: «для нашей земли ничего нет». С собой в «Индийскую землю» Никитин привозит коня, купленного за сто рублей, однако, этого коня отнимает у него хан. Хан объясняет это тем, что Афанасий русин, а не мусульманин, а коня положено иметь только мусульманину. Он говорит, что готов вернуть Афанасию коня в том случае, если тот примет ислам в ближайшие четыре дня. Срок приходился на Успенский пост – Спасов день, однако в канун в городе объявился казначей Мухамед, вроде как хорасанец – из тех мест, «откуда приходит солнце», который заступился за Никитина и коня русскому купцу вернули. Афанасий называет это «чудом господним, случившимся на Спасов день», он уверен, что Господь сжалился над ним, грешным, не оставив его своей милостью.

Оказавшись в Бидаре, Афанасий вновь проявляет интерес к товару; он пишет о том, что продается на торгу: жеребцы, ткани, шелка, разные товары для черных рабов, все – «гундустанское». Из продовольствия – только овощи, а «для нашей земли» тут тоже нет ничего.

Афанасий вдается в описания нравов и обычаев тех народов, которые заселяют Индию: он рассказывает, что люди из простого народа здесь все черные, что они ходят нагими, с непокрытой головой и голой грудью, а волосы они заплетают в косу. Отмечает, что многие брюхаты и ежегодно родят детей, которых тут очень много. Пишет, что, куда бы он ни шел – везде за ним множество народа, дивящегося на белого человека.

Любознательному русскому путешественнику, интересующемуся всем, здесь открывается многое: сельское хозяйство, армия, военная наука. Никитин пишет о том, что бои ведутся преимущественно на слонах, воины одеты в доспехи, так же как и лошади. Головы и бивни слонов вооружены огромными коваными мечами, на самих слонах – булатные доспехи, а также башенки, в которых размещается дюжина человек, и у каждого из них – пушки и стрелы.

Особый интерес у Никитина вызывает религиозная тема. Он договаривается отправиться вместе с индусами в Парват, о котором рассказывает, что это для них то же, что Иерусалим, то же, что Мекка — для «бесермен». Ему удивительно то, что в Индии сосуществуют семьдесят четыре разных веры, и что люди, принадлежащие к разным верам, вместе не едят, не пьют, не женятся друг на друге (здесь он говорит о кастах).

Никитина печалит то, что он сбился со своего родного – русского – церковного календаря, так как священные писания он утратил в тот день, когда его судно было разграблено. Он расстроен тем, что не соблюдает христианские праздники – Пасху, Рождество Христово, и тем, что не держит постов по средам и пятницам. Он говорит, что уповает лишь на молитвы к Богу о спасении себя, живя в кругу иноверных. Афанасий пытается определить день, на который придется Пасха, пытаясь читать звездное небо. С «пятой Пасхой» он принимает решение вернуться на родину, на Русь.

Вновь и вновь Никитин ведет записи о том, что довелось ему повидать, а также он записывает различные сведения, получаемые им от сведущих людей, о портах и торгах, какие есть от Египта и до самого Дальнего Востока. Он делает отметки о том, в каких местах «родятся алмазы», а в каких «родится шелк», а также предостерегает тех путешественников, которым доведется прочесть его заметки, о том, какие трудности могут им встретиться на пути, описывает междоусобицы, происходящие у соседствующих народов.

Еще целых полгода Афанасий скитается по разным городам, и, наконец, прибывает в порт – город Дабхол. Заплатив два золотых, Никитин отплывает на корабле через Эфиопию в Ормуз. с эфиопами удалось договориться и судно избежало ограбления.

Из Ормуза Никитин идет по суше в направлении Черного моря, добираясь этим путем в Трабзон. За один золотой он отправляется в Кафу (Крым) на корабле. Начальник городской охраны, посчитав Никитина шпионом, грабит его. Переход моря осложнен осенней непогодой и ветрами, которые заносят их судно, как пишет Афанасий, к самой Балаклаве. оттуда они идут в сторону Гурзуфа, где делают остановку на пять дней. Афанасий пишет, что добрался он до Кафы милостью Божьей за девять дней до поста Филиппова, это радует его, он восславляет Господа-Творца, чьей милостью прошел он три моря. Об остальном, как он говорит, «ведает лишь Бог-покровитель, аминь!».

Краткое содержание романа «Хождение за три моря» пересказала Осипова А. С.

Обращаем ваше внимание, что это только краткое содержание литературного произведения «Хождение за три моря». В данном кратком содержании упущены многие важные моменты и цитаты.

Хроника странствий

  1. 1468 год, июль. Назначение Афанасия Никитина старшиной торгового каравана и присоединение в Нижнем Новгороде к шемаханскому послу Хасан-беку, возвращавшемуся ко двору ширваншаха Фаррух-Йасара I. Плавание по Волге.
  2. 1468 год, лето-зима. Нападение астраханских татар в протоке Бузан и потеря большей части кораблей с грузами. Шторм в Каспийском море, нападение горцев-кайтаков и пленение русских купцов. Участие вместе с московским послом Василием Паниным в переговорах об освобождении пленных во дворце ширваншаха.
  3. 1469 год, зима. Решение продолжить путешествие в Персию и Индию в поисках новых товаров. Отплытие из Дербента в персидскую провинцию Мазендеран.
  4. 1470 год, весна-лето. Пребывание в Чапакуре. Переезд в Сари.
  5. 1470 год, осень-зима. Путешествие в Амоль. Переход через горы Эльбурс и посещение городов Рей, Лар и Бендер-Аббас.
  6. 1471 год, весна. Отъезд из Ормуза в Индию.
  7. 1471 год, апрель-июнь. Первое путешествие по Индии из Дега через Камбей в Чаул. Переход через горный хребёт Западные Гаты и посещение городов Пали, Умри.
  8. 1471 год, июль. Вынужденный формальный переход в ислам в Джуннаре и принятие имени Юсуф Хоресани.
  9. 1472 год. Продолжение странствий по Индии. За несколько месяцев Никитин посетил торговые города Бидар, Биджнагур, Райчур.
  10. 1473 год, январь-сентябрь. Денежные затруднения и планы возвращения на родину. Обратная дорога к «Индийскому морю» через города Бидар и Каллур, где русский купец провел почти полгода.
  11. 1473 год, октябрь-декабрь. Посещение Аланда, Голконды, Гулбарги и Парвата.
  12. 1474 год, январь. Прибытие в Дабхол после странствий по областям Аурангабад, Гейдерабад, Бидар и Беджапур.
  13. 1474 год, весна. Отплытие на таву из Дабхола. Нападение враждебных племен у берегов африканского Золотого Рога. Прибытие в Маскат.
  14. 1474 год, лето. Плавание из Маската до Ормуза. Путешествие по Персии. Посещение ставки завоевателя Западной Азии Асан-бека близ Тебриза
  15. 1474 год, сентябрь-октябрь. Путешествие из Эрзинджана до Трапезунда. Арест и потеря приобретенных товаров.
  16. 1474 год, ноябрь. Прибытие в Кафу, знакомство с московскими купцами Степаном Васильевым и Григорием Жуком.
  17. 1475 год, март. Путешествие через Киев в русские земли и смерть в Смоленске.
Читайте также:
Невский проспект - краткое содержание, история создания, анализ

Начало индийского похода

В 1446 году, в самое подходящее время для путешествия, в начале лета, купцы из города Тверь собрались в «заморские страны», опасное и далекое плаванье. На продажу заготовили дорогой товар – мех, который очень ценился на рынках по берегам Волги и Северного Кавказа. Купцы долго решали, кого поставить главой каравана. В конце концов, выбор пал на Афанасия Никитина – ответственного и честного человека с репутацией бывалого путешественника, с огромным опытом и много повидавшего в своей жизни.

Уже в те далекие времена, река Волга стала центром международного торгового пути. Корабли под руководством Никитина должны были пройти по реке к «Хвалынскому морю» (это устаревшее название Каспийского моря).

Так как этот путь для Никитина был уже не нов и не раз пройден, то и путевые заметки путешественника до Нижнего Новгорода очень скудные и краткие. В городе караван примкнул к ширванским судам во главе с Хасанбеком, которые возвращались из Москвы.

Караван успешно миновал город Казань и другие татарские поселения. В дельте реки Волги купцы вздохнули с облегчением. Но здесь и произошло неожиданное нападение астраханских татар под предводительством хана Касима. В записках Никитина кратко описан бой с татарами. Были убиты несколько человек с обеих сторон. К несчастью, одно судно село на мель, а второе зацепилось за рыболовные снаряжения. Эти суда были полностью разграблены, а четыре человека взяты в плен.

Остальные суда пошли дальше. Недалеко от Тархы (район современной Махачкалы), корабли оказались в эпицентре бури и оказались выброшены на побережье, люди были захвачены, а остатки товара разграблены местным населением. Афанасий по воле случая, плыл на судне посла, поэтому ему удалось благополучно добраться до следующего города — Дербента. Сразу же он, с оставшимися товарищами, стал добиваться освобождения пленных. Их ходатайства увенчались успехом, и через год люди оказались на свободе. Но товар оказался потерян безвозвратно, возвращать его никто не собирался.

Набрав огромный долг, Никитин не мог и думать о возвращении на родину. Там его ждали позор и долговая яма. Остался один выход – стать путешественником поневоле и отправится на чужбину, надеясь только на успех нового предприятия. Поэтому он продолжил свой путь, направившись в Баку, оттуда, путешественник отправляется в крепость Мазандеран, и там задерживается надолго. Все это время он ведет свои записи, повествуя о природе, городах и быте населения Закавказья.

Ценность трактата Афанасия Никитина

В тексте многократно встречаются тюркские, персидские и арабские слова в кириллической записи. На смеси этих языков написана последняя часть «Хожения» — заключительная молитва Афанасия Никитина. Так он пишет: «В Ындея же какъпа чектуръ а учюсьдерь: секишь илирсень ики жител; акичаны ила атарсын алты жетел берь; булара достуръ. А куль коравашь учюзь чяр фуна хубъ, беш фуна хубе сиа; капъкара амьчюкь кичи хошь». В переводе с тюрки это означает: «В Индии же гулящих женщин много, и потому они дешевые: если имеешь с ней тесную связь, дай два жите́ля; хочешь свои деньги на ветер пустить — дай шесть жите́лей. Так в сих местах заведено. А рабыни-наложницы дешевы: 4 фуны — хороша, 5 фун — хороша и черна; черная-пречерная амьчюкь маленькая, хороша» (использованы персидские слова).

Другой пример отражает его уступки обычаям чужой страны в вопросах соблюдения христианских обрядов (также на тюрки): «кетъмышьтыр имень, уручь тутътым», в переводе — «с думой: погибла вера моя, постился я бесерменским постом».

Есть даже вставки, совпадающие с молитвами из Корана: «Хуво могу лези, ля лясаильля гуя алимуль гяиби ва шагадити. Хуа рахману рагиму, хубо могу лязи» — «Он Бог, кроме которого нет Бога, знающий все тайное и явное. Он милостивый, милосердный. Он не имеет себе подобных», что примерно соответствует 22 аяту 59 суры: «Он — Аллах, нет божества, кроме Него, знающий скрытое и созерцаемое. Он — милостивый, милосердный!»

Несмотря ни на что, автор продолжает болеть душой за свою далекую родину. Он пишет на тюркском слова, сомнительные с точки зрения официальной власти: «А Русь Бог да сохранит! Боже, сохрани ее! Господи, храни ее! На этом свете нет страны, подобной ей, хотя эмиры Русской земли несправедливы. Да устроится Русская земля и да будет в ней справедливость!»

Относительно же данных Афанасия насчет мусульман, коими являлись и средневековые татары, можно отметить следующее. Специалистам известно, что русские летописные тексты практически «кишат» агрессией по отношению к мусульманам, татарам, Золотой Орде и позднезолотоордынскому миру.

Американский исследователь средневековой истории России Эдвард Кинан допустил, что данные источников крайне отрывочны в том числе потому, что почти все они на протяжении XVI и XVII веков подверглись тщательной церковной цензуре. Она затронула не только материал, вошедший в летопись, но вообще почти все, что сохранилось в письменном виде, — за редким исключением в виде дипломатических документов. Целью православных цензоров, по его мнению, «было вырвать с корнем любое благосклонное отношение к татарам или их традициям, … любой признак ностальгии по … традициям Золотой Орды». Энергия и бдительность духовенства были гарантом того, что эта цель будет достигнута.

Как пример непредвзятого, практического отношения к представителям других культур и религий можно привести как раз свидетельство Афанасия Никитина. Не планировав заранее путешествие за три моря, Афанасий Никитин оказался первым европейцем, который дал ценное описание средневековой Индии, обрисовав ее просто и правдиво. Его записи лишены расового подхода и отличаются редкой для того времени веротерпимостью. По сути, выдающееся значение его рассказа, в отличие от огромного количества средневековой русской литературы, касающейся мусульман, в полном отсутствии предвзятости, а также почтения в отношении к христианскому взгляду на отношения с «погаными». Его рассказ прошел много редакций, которые показывают нам разницу между взглядами тех, кто, как сам Никитин, находился под влиянием тесных и практических контактов с мусульманской культурой, и тех, кто по причине предвзятости предавал анафеме Магомета, его работы и всех его последователей. Неоднократно производившиеся редакторские правки, наблюдаемые в последних версиях текста Никитина, имели целью вырвать с корнем те его взгляды и мысли, которые не соотносились с православием и были терпимыми по отношению к «поганым».

Булат Рахимзянов, илл. tvercult.ru

Справка

Булат Раимович Рахимзянов — историк, старший научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани АН РТ, кандидат исторических наук.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: