Битва на Сомме – хронология событий, исход сражения читать онлайн

Как погиб цвет английской нации. Битва на Сомме

Главной отличительной особенностью Битвы на Сомме была её абсолютную предсказуемость: германское верховное командование буквально досконально знало, когда и на каком участке англо-французские войска пойдут на прорыв, а последние, зная о сильных боевых порядках противника, упорно пытались идти вперед. Всё это вылилось в одно из самых известных побоищ Великой войны.

Именно это и определило итог битвы: фактически ни одна из сторон не могла назвать себя победителем или побежденным. Союзники, захлебываясь в крови, смогли продавить германскую оборону на фронте 35 км и в глубину до 10 км. Немцы создали новую линию обороны. Битва на Сомме стала самой кровавой в истории английской армии. Однако именно Битва на Сомме в сочетании с начавшимся ранее сражением под Верденом и кровавыми боями на Русском фронте предопределили дальнейшее стратегическое поражение Германской империи и всего блока Центральных держав. Германская империя и её союзники уже не могли полноценно противостоять военно-экономической мощи стран Антанты в войне на истощение. Время играло против Германии. Также германские потери на Сомме и под Верденом и австро-германские потери на Русском фронте негативно сказались на моральном духе и боеспособности германской армии и имели далеко идущие политические последствия. Боевой дух германского блока был подорван.

Подготовка операции

Войска Антанты должны были, согласно постановлениям конференций в Шантильи, в 1916 г. произвести комбинированный удар против Центральных держав на Русском, Итальянском и Французском фронтах. Конференция 14 февраля установила начало атаки на Французском фронте 1 июля, а на Русском — 15 июня. Однако наступление австро-германских войск на Итальянском и Французском театрах вынудили союзников изменить планы. Русская армия начала наступление раньше, чтобы поддержать союзников. Французы же и англичане перешли в наступление по первоначальному плану — 1 июля.

При этом основную роль в наступлении на Сомме играли британские экспедиционные части, так как французы вынесли основную тяжесть борьбы под Верденом и понесли большие потери. Французские войска поддерживали наступление только на южном фланге. Таким образом, к этой операции западные державы готовились в течение 4 месяцев, и привлекли к ней небывалые по размерам боевые средства в виде тяжелых орудий, авиации и количества боеприпасов, также такое новое оружие как танки. В целом в наступательной операции должны были использоваться около 50% тяжелой артиллерии и до 40% авиации из имевшихся к тому времени у Антанты на Западном фронте.

Со стороны союзников первоначальный план операции был выработан ещё до начала Верденского сражения и сводился к одновременному удару обеих союзных армий в одном, достаточно обширном районе, чтобы избежать опасности контрударов противника в открытый промежуток между внутренними флангами, в случае если удары будут наноситься отдельными группами. Поэтому англо-французское командование выбрало для наступательной операции участок по обе стороны Соммы на непрерывном фронте в 70 км. Однако «Верденская мясорубка» обескровила французскую армию и заставила внести изменения в первоначальный план. Главная роль в операции была возложена на английскую армию, доведенную до 56 дивизий, французские же войска должны были только поддерживать союзников. Вместо первоначально планировавшихся трех армий, французы смогли развернуть на Сомме только одну — 6-ю армию. Фронт прорыва сузили до 40 км. Общее руководство всей операцией было возложено на французского генерала Фердинанда Фоша. Фактически значительную часть оперативных полномочий взял на себя командующий британскими экспедиционными силами, генерал Дуглас Хейг.

Общий план операции сводился к прорыву германского фронта в районе Бапом — Камбре и выходу войск на коммуникации противника на Камбре — Валансьенн — Мобеж. Союзники предполагали, что с выходом на оперативный простор в прорыв будут введены кавалерийские дивизии главных наступающих армий и силы дополнительной 10-й французской армии.

Этот общий план Жоффр разделил еще на отдельные фазы, указав для упорядочения совместных действий первые и последующие рубежи, которых должны достигать английская и французская армии. Жоффр строго требовал: «Порядок важнее быстроты». Артиллерия разрушает, пехота занимает. Затем орудия перемещают вперёд, и всё повторяется. Вырываться вперёд или атаковать ночью строго запрещалось. В итоге такое разделение оказало негативное влияние на ход всей операции, так как французские войска, выполнив первую задачу, т. е. достигнув определённого рубежа, ждали, пока англичане выровняют фронт (схожую ошибку делали и русские корпуса и армии на Восточном фронте).

Таким образом, главным средством прорыва германской обороны должна была выступить тяжелая артиллерия. Пехота союзников должна была следовать за «огневым валом», последовательно захватывая один рубеж вражеской обороны за другим. В целом концептуально идея наступления союзников на Сомме полностью соответствовала германской идее последовательного штурма Верденского оборонительного рубежа.

Союзное командование очень тщательно готовилось к наступательной операции. Большие склады запасов и продовольствия были сосредоточены за фронтом, был проведен ряд железнодорожных веток, узкоколеек, трамвайных путей и новых дорог. Была устроена масса новых убежищ, ходов сообщения, сосредоточены боеприпасы в ближайших местах и т. д. Так, в полосе наступления к фронту было проложено около 750 км железной дороги (включая узкоколейные пути), оборудовано 6 аэродромов, сооружено 150 бетонированных площадок для артиллерии большой мощности, развернуто 13 полевых госпиталей.

Британцы должны были атаковать 3-й и 4-й армиями к северу от Соммы между Марикуром и Гебютерном на фронте 25 км, в направлении на Бапом. Причем главный удар наносился 4 корпусами на фронте Марикур — Сен-Пьер Дивон, на р. Анкр, а вспомогательные — далее к северу до Гоммекура. Французское командование на южном фланге выделило для удара 6-ю армию генерала Файоля. Эта армия должна была атаковать для поддержки англичан по обе стороны Соммы на фронте 12 км от Марикура до Фукокура. Южнее Соммы была сосредоточена на случай развития успешного прорыва вновь образованная 10-я армия. Французы, как и британцы, очень внимательно готовились к наступлению. Особенное внимание было обращено на артиллерию и авиацию.

Союзники были уверены в победе. Считали, что германская оборона не выдержит удара такой мощи. Планировали, что после прорыва обороны противника последуют долгие переходы по занимаемой территории. Поэтому солдат нагрузили по полной выкладке (до 30 кг). У англичан царил практически праздничный настрой. Ещё в 1915 году была сформирована т. н. «армия Китченера» — добровольцы, откликнувшиеся на призыв британского военного министра «Твоя страна нуждается в тебе!» А в 1916 году Британия отказалась от старой «свободы», вместо найма ввели воинскую повинность. Армия увеличилась до 5 млн. человек. В ней было много представителей элиты, образованной части общества. Проблема была в том, что учить новобранцев было практически некому — немногочисленная кадровая английская армия практически полностью полегла в предшествующие кампании.

В результате английская армия состояла в основном из новобранцев, которые были готовы немцев шапками закидать. А британский главнокомандующий Дуглас Хейг был уверен, что мощь английской артиллерии возместит недостаток боевого опыта пехоты. Кроме того, британские артиллерийские расчеты были слабо подготовлены и не могли обеспечить должную интенсивность «огневого вала» перед идущей вперед пехотой. Поэтому метод «огонь-движение», когда часть наступавших залегала, чтобы прикрыть огнем своих товарищей, а потом менялась с ними ролями, Хейг счел слишком сложным для своих «сырых» дивизий. Согласно приказу войска должны были наступать густыми волнами цепей с равномерной скоростью, считалось, что окопы противника будут к тому моменту снесены с лица земли артиллерией. Проблема была в том, что германцы имели время глубоко закопаться в землю (до 10 м) и подготовить долговременные убежища, поэтому мощная артиллерийская подготовка не привела к ожидаемым результатам. Не удивительно, что Битва на Сомме стала сражением с самыми высокими потерями в британской военной истории.

Читайте также:
Коллективизация в СССР - причины, цели и итоги, плюсы и минусы

План германского командования вытекал из общего плана кампании на 1916 год. Бросив на Верден основные силы, германцы рассчитывали, что лишили французскую армию (основную силу на Западном фронте) ударной мощи. Начальник Генерального штаба Германской империи фон Фалькенгайн отмечал в своих воспоминаниях: «Около 90 французских дивизий, т.е. около 2/3 общей вооруженной силы Франции, были перемолоты на мельнице Вердена». Фалькенгайн считал, что соотношение потерь французских вооруженных сил к потерям в германской армии относились как 5:2,25, т.е. немецкая военная машина действовала как минимум на 50% эффективнее. Некоторые современные исследователи опровергают абсолютные цифры в этом анализе бывшего начальника германского Генштаба, но соглашаются, с тем, что боевая результативность действий германской армии действительно была выше, чем у союзников.

Но со стороны британской армии германское верховное командование ожидало выступления: с начала — как ответ на атаку Вердена, а потом — как содействие русским операциям на Восточном фронте. Германское командование не могло организовать новую большую наступательную операцию на Французском фронте, поэтому германцы сосредоточились на обороне. Особое внимание было уделено сектору, занятому английской армией.

Кроме того, широкие подготовительные работы англичан не были секретом для германцев. Подготовка велась в таких масштабах, что союзное командование её особо и не скрывало. Германский главнокомандующий Фалькенгайн сперва даже хотел сорвать это наступление: ударить первыми, захватить и уничтожить батареи, склады с боеприпасами, и на этом остановиться. Однако русское наступление на Востоке не позволило воплотить в жизнь этот замысел. Войска пришлось перебрасывать на Русский фронт.

При этом в германском Генштабе не верили, что у союзников выйдет что-то путное. Поэтому на английском участке фронта находились сравнительно небольшие германские силы. Германцы были уверены в мощи своей обороны. Германские позиции оборудовались здесь в течение 2 лет и представляли собой высокий образец военно-инженерного искусства. Колючая проволока, бетонные укрепления, безопасные убежища для войск, пулеметные гнёзда, деревни и леса, превращенные в опорные пункты. Германская армия имела на этом направлении две укрепленные полосы в 2-3 км одна от другой и немцы начали строить третью.

Силы сторон

К началу сражения на Сомме англичане развернули на участке намеченного прорыва 6 корпусов. На левофланговом участке для атаки на Гоммекур находился 7-й армейский корпус в составе 46-й и 56-й дивизий. Южнее, от Гебютерна до Марикура, на участке в 25 км стояло 5 корпусов 4-й армии Генри Роулинсона. 8-й корпус, в составе 31-й, 4-й и 29-й дивизий в первой линии и 48-й дивизии в резерве, — атаковал на 4-километровом участке Серре-Гамель; 10-й корпус развернулся на 5-километровом фронте к югу до высоты 141 южнее Типваля, имея 36-ю и 32-ю дивизии на фронте и 49-ю дивизию в резерве; 3-й корпус атаковал на 2-километровом участке от Овилер до Ля-Буазеля 8-й и 34-й дивизиями, имея 19-ю дивизию в резерве; 15-й корпус развернул на 5-километровом фронте от Ля-Буазеля до Мамеца все 3 дивизии — 21-я, 17-я и 7-я дивизии, в первой линии и 13-й корпус в составе 18-й и 30-й дивизий в первой линии и 8-й дивизии в резерве атаковал на 4-километровом фронте от Мамеца до Марикура.

Южнее Соммы развернулась для прорыва на 16-километровом фронте 6-я французская армия Файоля, имея в первой линии 10 дивизий и в резерве 4 пехотных и 4 кавалерийские дивизии. Атака 6-й французской армии поддерживалась 216 орудиями калибров от 90 до 105 мм, 516 орудиями 120-мм — 280-мм и 122 орудиями большой мощности. Кроме того, на участке прорыва имелось до 1100 траншейных мортир, что дало в среднем на 1 км до 75 батарей, 55 орудий (из них 8 тяжелых) и 69 траншейных мортир. Обеспеченность боеприпасами была колоссальная, их копили почти полгода: имелось до 6 млн. 75-мм снарядов и по 3100 выстрелов на 90-мм — 105-мм орудия, по 2630 выстрелов на 120-мм — 155-мм орудия и по 1700 выстрелов на калибры свыше 200 мм. Всего артиллерия на участке прорыва достигала 3500 стволов, авиация — свыше 300 самолетов. Пехоту хорошо снарядили: на роту было 4-8 ручных пулеметов, 12 ружейных гранатометов. Выделялись 37-мм пушки для действия в пехотных рядах.

Германцы против английского участка прорыва имели 2-ю армию генерала фон Белова: в первой линии 5 дивизий 14-го резервного корпуса и 3 дивизии в резерве. Южнее Соммы, на участке 6-й французской армии, располагался 17-й германский корпус. Общее число артиллерийских орудий едва достигало 672, имелось только 300 минометов и 114 самолетов. Кроме того, германское командование имело 12-13 дивизий в резерве, из которых 4 находились в районе Камбре — Сен-Кантен и 3 — в районе Ипра.

Таким образом, союзники имели большое преимущество в живой силе и артиллерии в начале операции: 17-18 британских дивизий и 18 французских (с учетом резерва) против 10,5 германских дивизий. В ходе операции силы союзников возросли до 51 британской и 48 французских дивизий. Силы германской армии на этом участке возросли до 50 дивизий.

Позиция 400-мм французской пушки

Начало сражения

24 июня 1916 года началась невиданная по мощи артиллерийская подготовка. Артподготовка длилась 7 дней, и вправду впечатляла. На каждый метр фронта было выпушено по тонне стали и взрывчатки. Но целей предварительно не разведали, корректировкой не утруждались. Зачем, если море стали и огня всё сметёт? В воздух поднялось около 1 тыс. самолетов, германские ВВС подавили, сбрасывали бомбы. Определённый успех был. Первая германская оборонительная позиция была разрушена в значительной степени, была выведена из строя половина артиллерийских батарей. Правда, и германцы успели за такое время перебросить на участок три дивизии и 30 батарей тяжелой артиллерии.

1 июля англичане пошли на штурм. После такой подготовки, англичане решили, что ничего живого впереди просто нет. Выступили беззаботно, как на прогулку. Однако многие германские убежища выдержали многодневный обстрел. В 7.30 утра, когда огонь британской артиллерии был перенесен вглубь вражеской обороны, из блиндажей стали появляться полуоглохшие, очумевшие, но готовые драться немецкие пулеметчики. «Блиндажи все еще целы. Немцы, по-видимому, уцелели», — докладывала разведка Хейгу. Британский командующий не поверил. Приказ о наступлении был подтвержден.

Дальнейшее германский официальный отчет описывает так: «Противник шел в массированную атаку плотно сомкнутыми неровными цепями, сразу следом за которыми двигались небольшие колонны солдат. Хотя не может быть сомнения в необыкновенной храбрости наступающих, большими потерями во время этих атак британская армия должна быть обязана подобному боевому порядку». При этом английская артиллерия так перепахала землю, что продвигаться было очень трудно.

Читайте также:
Блокада Ленинграда - сколько длилась, день прорыва и освобождения

«Германские войска исключительно целесообразно разместили свои пулеметные гнезда, — вспоминал позднее генерал Дуглас Хейг, — о наличии большинства пулеметов противника фронтовая разведка союзных армий даже не подозревала. Немецкие пулеметы, сохраненные от наших снарядов, обеспечили невероятно плотный огонь». Интенсивность немецкого огня была просто огромной: стволы германских пулеметов от беспрерывных очередей раскалялись докрасна и иногда выходили из строя. Таким образом, точный, массированный огонь германских пулеметчиков выкашивал наступающие плотные английские цепи ещё на дальних подступах к траншеям.

В итоге из 100 тыс. английских солдат, которые встали из окопов, 19 тыс. человек было убито, а еще 39 тыс. ранены, то есть потери составили в сумме больше половины (для сравнения, германцы в первый день сражения потеряли только около 6 тыс. человек). Особенно велики были потери среди офицеров, чья форма заметно отличалась от рядового и сержантского состава. А результат был практически нулевым. Только на своем правом крыле, по соседству с более удачливыми французами, англичанам удалось захватить несколько передовых укреплений. Не удивительно, что 1 июля 1916 года в английской истории Первой мировой войны именуется «самой крупной катастрофой всей войны». В этот день — первый день наступления на реке Сомме, англичане потеряли больше людей, чем в любом другом сражении до и после. В этом сражении полёг цвет английской нации.

Об эффективности германской обороны и ошибках английского командования говорит следующий факт: германский 180-й пехотный полк потерял 1 июля 1916 года только около 200 человек из 3000 списочного состава. За этот же день британская 4-я дивизия, атаковавшая позиции этого полка, лишилась 5121 бойца из 12 тысяч. Некоторые британские военные соединения, как, например, 1-й Ньюфаундленский полк, к вечеру 1 июля фактически перестали существовать.

Французы действовали более умело, двигались под прикрытием огневого вала. Захватили первую позицию противника, ворвались во вторую. Германские командиры приказали отходить со второй позиции, оставляя без боя ключевые опорные пункты. А третья позиция только строилась. Фактически фронт был прорван. Однако «порядок важнее быстроты»! Французские командиры, достигнув определённых рубежей, назначенных на этот день, приказали остановиться, ждать отставших британцев. Французы возобновили наступление только 5 июля. Тем временем германцы опомнились от первого удара, вернулись на позиции, которые так и не заняли французы. Немцы подтянули свежие силы, восстановили систему сплошного огня и заграждений. Дальше началось уже кровопролитное прогрызание германской обороны. Вторую позицию французы смогли захватить только через 9 дней и снова стали ждать англичан.

Германцы же успели в это время оборудовать третью позицию. Союзники её штурмовали 14, 20 и 30 июля. Но германские солдаты стояли насмерть — оборонительных рубежей в тылу не было, отступать было нельзя. Тем временем германское командование подтянуло к опасному участку дополнительные силы и средства. Таким образом, на Западном фронте уже работали две «мясорубки» — Верден и Сомма.

Автор: Самсонов Александр Статьи из этой серии: Кампания 1916 года

Сомма — бойня и футбол

Сто лет назад, 1 июля 1916 года, на Западном фронте Первой мировой войны стояло прекрасное солнечное утро. Пели соловьи. Ещё никто не знал, что к вечеру свыше 57 000 британских солдат будут убиты и ранены — около половины тех, кто вышел из окопов в атаку. Битва на Сомме по сей день остаётся одной из самых чёрных и шокирующих страниц в истории британской армии.

Куда ударить

Весной 1916 года французы, который месяц истекавшие кровью под Верденом, требовали от британцев начать, наконец, воевать «по-настоящему» — как было оговорено в декабре на конференции в Шантильи (одним из последствий конференции стал Брусиловский прорыв). Англичане были, в общем, не против — их армия резко увеличилась с начала войны и, казалось, имела достаточно солдат и оружия. Оставалось понять, где и как воевать.

Британские генералы долго колебались между западной стратегией, направленной на сокрушение Германии, и восточной, целью которой была, в первую очередь, Турция. Однако второй сценарий лишал важнейший Западный фронт драгоценных дивизий, а кроме того превращал Великобританию в «призового бойца, который бьёт секунданта противника вместо него самого». В итоге после фиаско в Галлиполи восточная стратегия временно ушла на второй план.

Теперь перед британцами снова было два варианта: «откусить» у врага небольшой кусок территории, окопаться и удерживать его либо же заставить немцев бросить в бой резервы, а затем прорвать фронт одним решительным ударом. Казалось, настало время второго варианта.

Дуглас Хейг, командующий британской армией на континенте, был готов к прорыву. Он предпочёл бы атаковать у побережья Бельгии, но французы настаивали на совместном ударе. Поэтому местом атаки выбрали сравнительно тихий участок фронта рядом с французским сектором на юге — там, где среди меловых холмов Пикардии текли реки Сомма и Анкр.

Немецкая оборона представляла собой линии окопов — с опорными пунктами на месте деревень, где дома укреплялись железобетоном. Укрытия пехоты, в среднем на 25 человек каждое, находились на глубине до 6–9 м и могли выдержать попадание почти любого снаряда. Первая линия обороны состояла из трёх параллельных траншей в 200 м друг от друга, связанных ходами сообщения. Впереди шли две полосы проволоки — свыше 30 м шириной. В 2–5 км позади лежала вторая линия обороны, видимая только на аэрофотоснимках.

Кем воевать

Поразительно, но факт — вплоть до 1916 года Британия набирала армию на мировую бойню из добровольцев. Многие солдаты даже лгали о возрасте или весе, лишь бы попасть на фронт. В армию записывались целыми классами, спортивными командами и небольшими городками.

Типичное английское графство в теории давало полк пехоты, где два батальона принадлежали регулярной армии, третий — её резерву. Долгое время для основных нужд Британии большего и не требовалось, но с началом мировой войны вся система комплектования рухнула. Батальоны с 4-го по 6-й были территориальными, с возможностью дробления на батальоны второй линии, с 7-го по 12-й принадлежали так называемой «Новой армии Китченера». Итоговое количество батальонов в таком полку могло быть самым разным — от 11 батальонов Дорсетширского полка до 51-го в Нортумберлендских фузилёрах и 88 в Лондонском.

Каждый батальон состоял из штабной роты и четырёх обычных — в сумме порядка 800 человек. Типичная батарея Королевской артиллерии — порядка 200 человек и 6 орудий. Три пехотных бригады по четыре батальона, четыре бригады полевой артиллерии (по четыре батареи) плюс батарея тяжёлой артиллерии образовывали дивизию. В штат дивизии входили также эскадрон кавалерии для разведки (исчезнувший вскоре после начала войны), медики, сапёры и снабженцы. К 1916 году добавились траншейная артиллерия и пулемётные роты. По штату численность дивизии доходила до 18 000 человек — на практике, конечно, сильно колебалась. Проблема заключалась в том, что к 1916 году от дивизий регулярной армии остались одни имена, а территориальные и добровольческие части ещё не видели больших сражений.

Читайте также:
Образование Киевской руси история возникновения и годы существования

Бойцов учили правильно поворачивать штык во вражеском теле (чтобы было легче вытащить), обращаться с противогазом и гранатой Миллса, копать траншеи. Офицеры и унтеры на специальных курсах обучались работе с пулемётом Льюиса (отечественному зрителю известном как оружие товарища Сухова). Но сделать из новобранцев настоящих солдат было нелёгкой задачей.

Британская армия надеялась сокрушить кайзеровскую оборону артиллерией, благо ВПК наконец-то начал обеспечивать фронт орудиями. Всего на британском участке Западного фронта было свыше тысячи полевых 84-мм (18-фунтовых) орудий и 115-мм гаубиц, чуть меньше двухсот (182) средних и тяжёлых орудий — от 120–127 до 305 мм, а также 245 средних и тяжёлых гаубиц от 6 до 15 дюймов. Вместе с минимум сотней французских орудий британцы имели 1537 пушек и гаубиц — или, грубо говоря, одно полевое орудие на 20 м фронта и одно тяжёлое на каждые 50 м. Плюс траншейные миномёты. Каждая 18-фунтовая пушка получила 200 снарядов на день артподготовки, итого 1200. Длительная мощная бомбардировка на широком фронте должна была смести германские укрепления, особенно колючую проволоку, подавить мораль обороняющихся и ввести немцев в заблуждение, где и когда будет атака.

Как воевать

Однако качество снарядов и особенно взрывателей было ужасным. Снаряды практически всех калибров взрывались в стволе орудия — либо не взрывались вовсе. 6-дюймовые снаряды могли отличаться по длине больше чем на 10 см. Корректировке с воздуха мешала ненастная погода. Офицеры никак не могли определить, по каким же целям стоит стрелять в первую очередь. В результате было решено, во-первых, сносить парапеты известных окопов фугасными снарядами, во-вторых, уничтожать проволочные заграждения шрапнелью и миномётными минами. В третьих, время от времени во фланг коммуникационных траншей выпускались бы два-три снаряда — и не больше, поскольку враг успел бы укрыться. А советы французов уделить внимание контрбатарейной борьбе перевели и напечатали слишком поздно — в июле. И тиражом в целых 300 экземпляров.

Часть артиллеристов предлагала идею огневого вала, под прикрытием которого пехота могла бы добраться до врага. Однако многие пехотные офицеры не понимали, зачем нужно стрелять по местам, где нет противника.

По тактической инструкции пехотинцы должны были наступать неторопливым шагом, густыми цепями, с промежутками в 2–3 м между солдатами. Так малотренированные бойцы не потеряли бы равнение и достигли вражеских окопов одновременно. Волны пехоты шли на дистанции порядка 100 м друг от друга, в теории взаимно усиливая удар. Первая волна должна была проникнуть как можно глубже, не отвлекаясь на добивание обороны — это было задачей следующих волн. Каждый пехотинец штатно нёс на плече винтовку со штыком и ножницами для резки проволоки, лопатку на спине, еду на два дня, маслёнку, свитер, пиджак и котелок, ранец с консервами на день и двумя гранатами, 150 патронов, два патронташа с дополнительными 60 патронами каждый, носимые через плечо, и мешок с 10 гранатами (если они были). Общий вес нагрузки достигал 30 кг.

Высшие офицеры полагали, что их бойцы просто не дозрели до продвинутых форм тактики — действий небольшими колоннами, высылки передовых «просачивающихся» патрулей или легковооружённых подвижных групп. Однако «на местах» случались исключения — по сути, каждая дивизия и батальон выбирали свою тактику. Кто-то вышел на нейтральную полосу ещё до «часа X», кто-то выдвигал вперёд команды снайперов и пулемётчиков.

Всё необходимое для наступления нужно было ещё и доставить к фронту. Статистика показывала, что только по одной дороге за сутки проследовало 26,5 тысяч солдат, 63 орудия, 568 автомобилей, 617 мотоциклов, 5404 верховых, 813 грузовиков и 3756 повозок.

Тем временем сапёры и примкнувшая к ним пехота надрывались, копая новые коммуникационные траншеи и русские сапы (неглубокие ходы, по которым солдаты могли бы незаметно подобраться к противнику). У выходов сап ставились станковые пулемёты Виккерса или миномёты Стокса. Только одна дивизия выкопала 20 миль траншей, проложила 160 миль кабеля и построила 28 мостов для артиллерии — не считая прочих задач.

Роковое утро

Бомбардировка должна была занять 5 дней, но плохая погода добавила ещё два. Наконец, в 7:30 утра 1 июля началась атака — и сразу же всё пошло не так. Колючая проволока, несмотря на сотни тысяч выпущенных снарядов, осталась практически нетронутой. Шрапнель требовала точного прицела — а артиллеристы ещё не были достаточно обучены. За время артподготовки порядка 200–250 орудий просто вышло из строя. Все 8-дюймовые орудия из старых запасов флота давали недолёты. Наступающие видели невзорвавшиеся 234-мм снаряды. В среднем не взрывалось 20–30% снарядов, а то и больше.

Германская артиллерия оказалась неподавленной — и немедленно открыла огонь по скучившимся для атаки войскам (в некоторых местах немцы открыли огонь за полчаса до атаки британцев). Расчёты пулемётов вылезли из неповреждённых убежищ и успели занять свои места. Британцы ещё и тонко намекнули о намерениях, подорвав у Хоторна 18-тонный фугас в 7:20 — причём немцы успели занять эту воронку первыми.

Дымзавеса должна была скрыть наступающих, но в реальности солдаты в дыму только ещё больше путались среди месива воронок, окопов и проволоки. А германской шрапнели не нужно было видеть противника, чтобы убивать его. Выбравшиеся из облаков дыма солдаты попадали под шквальный огонь из пулемётов. Их стволы раскалялись так, что обжигали руки пулемётчиков. Всего один пулемёт выпустил порядка 20 000 патронов.

Однако, несмотря на классические описания (особенно со стороны немцев) в духе «снова меняем стволы пулемётов, а они всё идут и идут», порядка трети потерь британцев случилось позади собственных окопов. Они даже не успели выйти на нейтральную полосу, как были сметены артиллерией. Так, 11-й Хемпширский батальон потерял свыше 500 человек. Королевские Дублинские фузилёры были уничтожены как полк, не успев дойти даже до своей линии фронта. Никакая местная тактика не могла исправить глобального провала артподготовки.

Ньюфаундлендский батальон потерял 272 убитыми и 438 ранеными из 790 атакующих (90% состава). Никто из его солдат даже не добрался до германских траншей. Уорвикский батальон, атакуя цепями застрельщиков с минимальным грузом, захватил передовые траншеи в 7:50. Однако его солдат оказалось слишком мало для удержания захваченного. После боя из 600 человек лишь 27 не было убито или ранено. Из 30 офицеров были убиты 17, все остальные ранены.

А в это время (7:42) штабы получали сообщения по телефону, что уже вся немецкая линия захвачена и солдаты продвигаются вперёд. И только после часа пополудни начала проясняться реальная катастрофа. Атакующие на севере части VIII корпуса лишились двух третей состава (14 000 человек), 4 батальона потеряли 80% людей, один — 90%.

Читайте также:
Узбек хан - годы правления, отношения с русскими князьями читать онлайн

То же самое творилось на других участках. X корпус потерял 10 000 бойцов — и не занял ничего. 12-й Королевский Ирландский батальон пошёл в наступление, имея 750 бойцов. После двух атак к 11 часам готовы были продолжать бой лишь 46 человек.

Самое страшное — резервы тоже ничего не подозревали и спокойно шли подкреплять передовые части, попадая под всё тот же огонь артиллерии, пулемётов и снайперов. Пользуясь господствующими высотами, немецкие пушки и пулемёты могли поражать англичан и в тылу, за километры от их же передовых окопов. Часто поблизости не было даже деревьев, чтобы укрыться. Из 1500 человек двух батальонов осталась едва ли сотня.

Локальные успехи и… футбол

Поразительно, но наибольших успехов британцы добились… при поддержке французов, точнее, их тяжёлой артиллерии. На крайнем южном участке XIII корпус обратил особое внимание на контрбатарейную борьбу (с координацией на уровне корпуса, пока дивизионные орудия сносили проволоку и укрепления), разведку, не побрезговал помощью французских батарей — и французской же идеей огневого вала, смещавшегося на 50 ярдов каждые полторы минуты. Да и оборона немцев в болотистой местности была всё же слабее. Итог: 89-я бригада пехоты к полудню проходит почти два километра вглубь вражеских позиций, потеряв порядка 24 убитыми и 120 ранеными и взяв 300 пленных.

Как позже писал командир 18-й Восточной дивизии того же корпуса Ивор Максе, «секрет успешной атаки в современной траншейной войне — два слова: предварительная подготовка. Без этого храбрейшие войска потерпят неудачу, и их героизм будет потрачен впустую». Поэтому Максе приказал дивизии… играть в футбол после полудня — потому что вечером солдаты в траншеях уже выдохнутся. Футбол плюс ежедневные тренировки укрепляли здоровье и повышали командный дух. Максе настаивал, что солдат не должны гонять на бесконечные сапёрные работы — за что его постоянно ругали. Особое внимание уделялось подготовке пулемётчиков, миномётчиков, гранатомётчиков и сигнальщиков — а также обучению офицеров тактической важности нового оружия. Артиллеристы учились у более опытных французов искусству современного боя. С конца апреля солдаты тренировались на выстроенных по данным авиаразведки точных макетах противостоящей им обороны — в натуральную величину.

Гранатомётчики первой волны обходили участки сопротивления с фланга, а следующих волн — чистили укрытия и огневые точки. Максе требовал, чтобы всякий солдат, захватив позиции противника, заботился о безопасности не себя, а всей части, работая в команде. В итоге практически каждый офицер, унтер и солдат знал свою роль в предстоящем сражении — и участок вражеских позиций, где лично ему надлежит воевать. Бригады выстроились в линию, а не в затылок друг другу, что упростило связь. Буквально под носом у немцев выкопали восемь русских сап, ведущих почти к самым германским траншеям. В сапы установили миномёты, пулемёты и огнемёты.

В 7:27 500-фунтовый заряд взрывчатки снёс пулемётное гнездо, угрожающее левому флангу дивизии, второй, уже в 5000 фунтов, поднял на воздух целый опорный пункт — правда, часть британских солдат так рвалась в бой, что успела добежать до него. Французские батареи помогли уничтожить проволочные заграждения, невидимые с английских позиций. Чуть раньше 240-мм французская мина взорвала центральный командный пост германской артиллерии. Возможно, «на совести» французов и другой немецкий штаб.

Если укрепления не удавалось взять в лоб, их брали под пулемётный огонь с фланга и забрасывали гранатами с тыла или флангов. Особо упорно оборонявшихся выжигали огнемётами. Дивизия «закопала свыше 1200 Бошей», взяла 700 пленных и 11 орудий, потеряв 807 убитыми, 2282 ранеными и 144 пропавшими без вести. Для сравнения, Ольстерская дивизия, тоже из новобранцев, за два дня потеряла около 2500 человек только убитыми, при этом отступив.

Именно в 18-й Восточной дивизии капитан Невилл перед атакой выдал солдатам… футбольные мячи. И они пошли в бой, пасуя мячи друг другу. Один из солдат кричал: «Финал Еврокубка! Восточный Суррей против Баварии!». Для десятков тысяч британских солдат этот день стал финалом всей жизни…

Битва при Сомме

Битва на Сомме — наступательная операция англо-французских армий на французском театре Первой мировой войны с 24 июня по середину ноября 1916 г. Союзники добились победы над немцами с ограниченными результатами.

Содержание

Операция на реке Сомме

Операция на реке Сомме
Обстоятельства, предшествовавшие сражению Страны Антанты договорились о скоординированных по срокам и целям летних наступлениях против Центральных держав. Наступление русской и итальянской армий должно было начаться 15 июня, а наступление французской армии и Британского экспедиционного корпуса на французском ТВД — 1 июля 1916 года.
Дата сражения 24 июня—середина ноября 1916
Страна Франция
Район сражения Междуречье Соммы и Анкра на северо-востоке Франции
Противники Французская армия и Британский экспедиционный корпус Германская армия
Группировка войск в начале операции—в разгар операции 36 дивизий—58 дивизий 11 дивизий—40 дивизий
Вооружение до 3500 орудий, из них 1900 тяжелых, 300—500 самолетов, танки артиллерия, 104—300 самолетов
Командующие войсками Генерал Ф. Фош (Франция), генерал Д. Хейг Генерал Ф. Белов, генерал М. Гальвиц (с 19.07), кронпринц Руппрехт Баварский (с августа)
Боевые потери Французы—204 253 человек, британцы — 419 654 человека, всего 623 907 человек, из них убитыми и без вести пропавшими—146 431 человек Германцы—более 465 тысяч человек, из них убитыми и пропавшими без вести—164 055 человек
Итоги и последствия Германская оборона была продавлена на фронте 35 км и в глубину до 10 км. Германии пришлось создавать новую линию обороны. Стратегическая инициатива полностью перешла от Центральных держав к Антанте. Германские потери на Сомме и под Верденом сказались на моральном духе и боеспособности германской армии и имели неблагоприятные для правительства Германии политические последствия.
Примечания Впервые в мире на Сомме были применены танки. Несмотря на их техническую слабость и тактические ошибки в применении, результат был впечатляющим и показал перспективность этого вида оружия.

Планирование и подготовка операции

Операция на р. Сомме — один из элементов согласованного плана Антанты на 1916 год, скоординировавшего крупные летние наступления союзников на русском, итальянском и французском театрах военных действий (ТВД). По решению межсоюзнической конференции в Шантильи, русская и итальянская армии должны были перейти в наступление 15 июня, а французская и английская армии — 1 июля 1916 г.

Одобренный 10 февраля план предусматривал проведение большой операции силами трёх французских и двух английских армий (64 дивизии) с целью разгрома германских армий на севере Франции. Гибель десятков французских дивизий в «верденской мясорубке» привела к значительной коррекции плана в мае. Фронт прорыва сокращался с 70 до 40 км, главная роль отводилась английской 4-й армии генерала Роулинсона (16 дивизий), французская 6-я армия генерала Файоля (18 дивизий) наносила вспомогательный удар, английская 3-я армия генерала Алленби выделяла для наступления один корпус (2 дивизии). Общее руководство операцией было возложено на французского генерала Фоша.

Читайте также:
Вторая мировая - причины и хронология, основные события

Операция планировалась как тяжелое и длительное сражение с методическим прорывом германской обороны путем последовательного захвата одного рубежа за другим по принципу «артиллерия опустошает, пехота наводняет». Материально-техническая подготовка к операции велась 5 месяцев, была развернута необходимая инфраструктура, накоплены запасы от 1700 до 3000 снарядов на орудие в зависимости от калибра. Артиллерия на участке прорыва достигала 3500 стволов, авиация — свыше 300 самолетов. Все дивизии прошли тактическую подготовку с отработкой на местности атаки под защитой огневого вала.

Размах подготовки к операции не позволил осуществить ее скрытно, но германский генеральный штаб считал, что англичане неспособны вести масштабное наступление, а французы слишком обескровлены под Верденом.

Германскую оборону на участке прорыва занимала 2-я армия генерала Белова (8 дивизий). Три позиции обороны достигали в глубину 7-8 км, укреплялись около двух лет, включали убежища из бетона, блиндажи до 10 м в глубину, систему опорных пунктов, каждая позиция прикрывалась проволочными заграждениями шириной до 30-40 м.

Ход операции

Артиллерийская подготовка началась 24 июня, продолжалась семь дней, имела характер методического разрушения германской обороны. Первая оборонительная позиция была разрушена в значительной степени, были выведены из строя 50 % артиллерийских батарей. За время артподготовки германская оборона была усилена тремя дивизиями и тридцатью батареями тяжелой артиллерии.

1 июля англичане и французы перешли в наступление. Английские правофланговые корпуса заняли первую позицию германской обороны, но четыре других корпуса, атакуя густыми волнами, понесли огромные потери от пулеметного огня и были отбиты. В первый же день британцы потеряли 21 тысячу солдат убитыми и пропавшими без вести и более 35 тысяч ранеными. Особенно велики были потери среди офицеров, чья форма заметно отличалась от рядового и сержантского состава. Французская 6-я армия добилась большего успеха, захватив местами две позиции германской обороны. Части 35-го корпуса взяли Барлё, но столь стремительное движение не предусматривалось графиком наступления, и решением генерала Файоля они были отведены назад. Французы возобновили наступление 5 июля, но немцы уже укрепили оборону пятью свежими дивизиями, восстановили систему сплошного огня и заграждений. В июле-октябре французы потеряли несколько тысяч человек, штурмуя Барлё, но так и не смогли взять его. Порыв не терпит перерыва, и методичность любой ценой сыграла злую шутку с союзниками.

Наступление развивалось медленно и ценой больших потерь. К концу июля англичане ввели в бой четыре новых дивизии, а французы — пять. Но и Германия была вынуждена перебрасывать на Сомму все больше войск, в том числе из-под Вердена. К 17 июля было переброшено дополнительно 13 дивизий, а к концу июля еще 9 дивизий. В августе в операции участвовали 51 дивизия союзников против 31 германской дивизии, 500 самолетов союзников против 300 германских самолетов.

В июле-сентябре на русском ТВД развивалось наступление Юго-Западного фронта против австрийской армии (Брусиловский прорыв), Германия была вынуждена прийти на помощь союзнику, и её возможности по маневрированию силами между фронтами были заметно ограничены. В августе весь германский резерв составляла одна дивизия. Германская армия уже не могла вести одновременно две крупных операции на французском ТВД, и 2 сентября было прекращено наступление под Верденом.

После почти двухмесячной борьбы на истощение союзники подготовили новое масштабное наступление, которое началось 3 сентября. После мощной артподготовки, в которой участвовали свыше 1900 только тяжелых орудий, две британских и две французских армии (58 дивизий) перешли в наступление против трех германских армий (40 дивизий), которыми командовал кронпринц Руппрехт Баварский.

В ожесточенных десятидневных боях англо-французские войска углубились на 2-4 км в германскую оборону. 15 сентября англичане впервые применили в атаке танки. Хотя реально в атаке смогли принять участие только 18 танков из планировавшихся 50, и наступали они разрозненно на фронте 10 км, их психологическое воздействие на германскую пехоту было огромным. В результате англичане смогли продвинуться на 5 км за 5 часов атаки — весьма значительный результат при преодолении укреплённой обороны.

В ходе атак 25-27 сентября англо-французские войска взяли гребень господствующих высот между реками Сомма и Анкр, что позволило закрепить достигнутые за три месяца результаты. Октябрьские бои приняли форму частных атак с ограниченными целями, и к середине ноября бои на Сомме прекратились из-за предельного истощения сторон.

Итоги операции

Англо-французская наступательная операция на реке Сомме стала одной из крупнейших в Первой мировой войне. В течение четырёх месяцев в ней участвовали 51 британская, 32 французских, 67 германских дивизий, до десяти тысяч орудий, одна тысяча самолетов.

Союзникам удалось продавить германскую оборону на фронте 35 км и в глубину до 10 км. По оценке А. М. Зайончковского, «германцы были оттеснены с хорошо укреплённой своей позиции на Сомме, и это было предвестником их будущего отступления на тыловую позицию, к подготовке которой (Линия Гинденбурга) они и приступили». В феврале 1917 года германские войска были отведены на линию Гинденбурга, таким образом союзникам удалось в конечном счете занять большую территорию.

Обе стороны понесли в операции огромные потери: французы—204 253 человека, британцы—419 654 человека, всего 623 907 человек, в том числе 146 431 человек—убитыми и пропавшими без вести. Средние потери 51 британской дивизии, участвовавшей в сражении, достигли 80 %. Германские потери оцениваются в 465—600 тысяч человек, в том числе 164 055 человек—убитыми и пропавшими без вести. Однако «цена потерь» оказалась различной. Британские дивизии состояли преимущественно из слабообученных и малоопытных гражданских добровольцев, а в германских дивизиях на Сомме воевал кадровый состав. Для Германии эти потери были столь значительными, что она после Соммы и Вердена уже не могла восстановить прежнюю боеспособность и моральный дух войск.

Сомма проявила полное военное и экономическое превосходство Антанты. После Соммы, Вердена и Брусиловского прорыва Центральные державы уступили Антанте стратегическую инициативу.

Для кампании 1916 года характерны планирование и координация наступательных операций странами Антанты по целям и срокам — впервые в этой коалиционной войне.

По февральскому замыслу и размаху подготовки операция на Сомме планировалась как операция стратегическая, но уже майский план ставил задачи оперативные.

Предполагался прорыв германской обороны и выход армий союзников на оперативный простор, фактически имело место продавливание обороны противника.

На Сомме, как и в обороне против наступления Западного фронта на русском ТВД, германские войска продемонстрировали высокие боевые качества в борьбе против значительно превосходящих сил противника.

Для июльско-августовского этапа операции характерна недостаточная согласованность действий между британским и французским командованием.

Операция на Сомме наиболее ярко проявила недостатки жесткого методического подхода к прорыву укрепленной обороны, господствовавшего в генеральных штабах Франции, Великобритании и России.

Тактическая подготовка французских частей в начале операции оказалась более соответствующей условиям наступления, чем у англичан. Следовавшие за огневым валом налегке французские солдаты быстро достигали германских позиций, в то время как британские солдаты с грузом 66 фунтов каждый двигались медленно, и их цепи последовательно скашивались пулеметным огнем.

Читайте также:
Судебник 1497 года история создания, причины принятия, содержание, общая характеристика свода законов при Иване III, судебный процесс, гражданское и уголовное право, положение населения

Первое применение танков имело тактический, а не оперативный эффект в силу их разрозненного использования на широком фронте и ряда технических проблем.

Битва на Сомме 1916 года
Память История и события

Апофеоз мировой бойни случился на берегах тихом французской речки. Даже на фоне сражений Второй мировой войны этот эпизод из Первой мировой остается одним из самых кровопролитных в истории человечества. За четыре неполных месяца сражение при Сомме унесло жизни одного миллиона человек. Оно обернулось многочисленными потерями и для англичан с французами, с одной стороны, и для немцев — с другой. Такова была цена стратегической инициативы Антанты.

Множество людей, в первую очередь сами британцы, спрашивают и по сей день, как это было вообще возможно — дойти до такого исступления, до такой точки самоистребления. И не в какие-то дикие времена, а во вполне просвещенном XX столетии. Ведь даже битвой это редко называется. Чаще звучат слова «бойня», «резня»…

Люди, еще пару лет назад вместе коротавшие время в кафешках Европы, убивали друг друга как скот. В этом апофеоз любой войны. Но на Сомме показать его получилось во всем мрачном величии, как нигде и никогда больше.

Противостояние (воздержимся от более сильных определений) на реке Сомме состоялось восточнее Амьена. Оно длилось четыре неполных месяца — с 1 июля по 13 ноября 1916 года.

Речь идет о крупной наступательной операции объединённых английских и французских войск. Штабы избрали целью прорыв немецкой обороны с последующим проникновением в тыл Ноёнского выступа. Операция должна была закончиться ликвидацией всей немецкой армейской группировки.

К тому времени обе стороны уже поняли ужас и общую безрезультативность позиционной войны. Они также пережили первые крупные неудачи, связанные с потерями такого объёма, которые в предыдущем столетии привели бы в упадок не только национальные армии, но и политические режимы этих государств.

Каждый имел возможность поучиться на своих и чужих ошибках. Генералитет Антанты смог остановить немецкого генерала Эриха фон Фалькенхайна, стремившегося уничтожить французскую армию изматывающими боями у Вердена. Эта попытка сорвалась и немцы заплатили множеством жизней своих солдат. Хотя и французы были на грани. Но Верден устоял.

Антанта оказалась способна направить на Сомму больше солдат, чем могли поставить под ружьё немцы. Генералитет был уверен в успехе. Хотя, как немецкие, так и британские и французские солдаты проявляли всё большее отвращение к продолжающейся бойне Великой войны, дух романтического патриотизма их ещё не покинул.

Это касалось в первую очередь британцев, их армию составляли свежие добровольцы фельдмаршала Герберта Горация Китченера. Его солдаты были штатскими людьми, откликнувшимися на заманчивые призывы с резким привкусом патриотизма. Именно они создали ядро первой в истории национальной армии Британии.

Первую и решающую атаку на немецкие позиции у Соммы должна была провести 1 июля 1916 года 4-я британская армия генерала Генри Сеймура Роулинса, которую дальше поддерживала бы 6-я французская армия генерала М.Е.Файолла.

Британцам предписывалось наступать на ограниченном участке шириной 24 км к северу от реки Соммы, в то время как французский удар меньшим количеством сил должен был состояться на 12-ти километровом секторе к югу от реки. Здесь немецкая система обороны представлялась штабным Антанты наиболее слабой.

Союзники надеялись первой же атакой решить судьбу дела. К бою готовились тринадцать британских и пять французских дивизий. Для такого участка фронта это весьма многолюдное сосредоточение войск. То есть, для немцев не была большим секретом передислокация противника. Но, что интересно, союзники особенно и не пытались усыпить бдительность бошей. Они были почему-то уверены в стопроцентном подавлении огнем артиллерии боевых порядков немцев — артподготовка длилась несколько дней.

Открытая подготовка к атаке и отказ от фактора внезапности на Сомме производят впечатление просто нереальное — за несколько дней до наступления британцы построили на виду у немецких наблюдателей десятки жилых бараков. И не только это. Один из высших представителей правительства, Артур Хендерсон, 2 июня 1916 года обратился к работникам оружейной промышленности с нецензурной речью (сетовал на качество оружия), из которой было ясно, что готовится большая операция Антанты на Севере Франции. Немцы, похоже, знали об этом готовящемся ударе все — время, место, численность войск и рисунок грядущего боя.

Британские военные делали ставку и на такую техническую новинку, как танк. Именно на реке Сомм дебютировали первые боевые машины, которым было суждено выступить главной наземной силой в войне уже через четверть века.

Опережая события, заметим, что дебют получился не слишком эффектным. Некоторые историки говорят о поспешности применения тогда ещё несовершенных бронемашин, но, скорее всего, дело просто было в том, что танков было элементарно мало. Если бы они атаковали тысячами, решительный перелом вероятно бы удался, а пара десятков, или даже сотен ненадёжных „каракатиц», хотя и весьма устрашающего вида, погоды на поле боя не делала.

Поскольку в период начала наступления французы всё ещё вели свой „национальный бой” за Верден, тяжесть всей операции всё больше ложилась на британскую сторону. Ее возглавлял генерала Дугласа Хэйга.

Именно прорыв у Соммы должен был в конечном итоге избавить многострадальную французскую крепость от немецкой осады.

Немцы не располагали никакими сюрпризами вооружения. Они терпеливо выжидали в своих весьма стойких и прочных бетонных укрытиях. Смелости им тоже было не занимать. Несмотря на все страдания, которые приносила позиционная война, большинство из них по-прежнему верило в конечную победу Тройственного союза.

Намеченный для прорыва сорокакилометровый участок обороняла 2-я германская армия насчитывавшая 8 дивизий. Обороняющиеся имели в распоряжении 672 орудия и 300 миномётов. Для разведки и поддержки пехоты служили 114 самолётов. Линия обороны была возведена на глубину до 8 километров.

Невероятно, как мало командование союзников извлекло уроков из прошлых ошибок. У Соммы, как уже было сказано, они полностью полагались на свою артиллерию. Именно она, по мнению генералов, должна была решить исход битвы. Считалось, что после того как враг будет засыпан тысячами тонн снарядов, в окопах не должно остаться ни одного живого солдата, ни одного целого ствола.

Британцы в последний момент хотели выслать после артподготовки разведку. Французы убедили их — излишняя, мол, предосторожность. Количество артиллерийских орудий в два раза превосходило немецкие батареи. Плотность огня беспрецедентная. Стоит ли напрасно беспокоиться.

Те же французы отклонили предложение англичан начать атаку на рассвете, под прикрытием тумана.

Между тем британская военная промышленность на этой фазе войны выпускала значительное количество ненадёжных артиллерийских снарядов, взрыватели которых часто давали осечку. В комбинации с использованием устаревших орудий это превращало артподготовку в мало эффективную пальбу. Тем более, что немцы отсиживались под прикрытием многоуровневых настилов.

Семидневную артиллерийскую подготовку, которая началась 24 июня в 7:30 утра, поддержали авиация и сапёры. На воздух взлетели немецкие окопы первой линии, второстепенные для дела всей обороны. Словом, немецкие укрытия выдержали падавшие на них британские снаряды. И самоуверенность французов уже подписала смертный приговор многим и многим, в добром расположении духа дожидавшимся в своих окопах сигнала к атаке.

Читайте также:
Партизанское движение в годы ВОВ - определение, история и причины

Отрезвление настало в тот момент, когда идущие в полный рост союзники сблизились с передовым окопом противника. Для немецких пулемётчиков не составило никакого труда буквально смести с лица земли тысячи несчастных солдат.

Ряды наступающих дрогнули, начали рассыпаться. Росли горы трупов. Уцелевшие пытались бежать назад. Но кто-то пытался и дальше идти на пулеметы.

Вид атакующих солдат Антанты для сегодняшнего человека был бы совершенно невероятным. Увешанные 30-килограммовым снаряжением пехотинцы медленно, но упорно идут на встречу смерти. И падают замертво шеренгами… При ясном солнце, британцы и французы были словно мишени в тире. Благодаря сомкнутым рядам, из которых не было шанса убежать, они выглядели статично, облегчая пулеметную забаву противнику.

Уже в первые часы этой безумной атаки британские потери возросли до 30000 человек. Было бы конечно несправедливым умолчать о хотя бы частичных успехах этого дня войск Антанты. Так на южном фланге центрального сектора британцы захватили несколько немецких позиций. И все, собственно.

Катастрофическое фиаско и воистину апокалипсическая картина усеянного трупами поля на генерала Хейга особого впечатления не произвело и охоту искать успеха в этих местах не отбило. Бои на Сомме в итоге вылились в четырехмесячную битву.

Однако следует подчеркнуть, что из некоторых боестолкновений британцы быстро извлекли урок. Уже 14 июля 1916 года генерал Роулинсон использовал более эффективную тактику. Приказал атаковать под покровом темноты. Атаке предшествовал короткий пятиминутный артиллерийский налёт, который дал значительно больший результат, чем какая либо из ранее проводившихся рассеянных артподготовок.

Британцы проломили линию фронта между Безонтан-ле-Пети и Люнгвалем и сходу захватили вторую линию обороны. Но к тому времени немцы уже подготовили новые позиции и там готовились встретить неприятеля. К сожалению британцев, они не смогли пустить в бой кавалерию. Это могло бы обострить наступление. Но немцы, отступая, каждый отчаянно контратаковали. И это приносило свои результаты.

С приходом осени французы наконец начали посылать на Сомму пополнение. Конкретно речь шла об усилении 10-й французской армии генерала Й.А.Михлера. Она теперь могла атаковать левее изначального британского прорыва. Но с продвижением вперед не заладилось. Замаячила угроза опостылевшего всем позиционного противостояния.

Поэтому генерал Хэйг потребовал, хотя и против воли конструкторов, ускорить начало боевого применения танков, сколько бы там ни было. И вот 15 сентября у деревни Флер выкатили на поле этакие железные элефаны, уже одним только своим видом и отфыркиванием вонючим бензином, способные привести в ужас слабонервных. И таких в немецких порядках нашлось в тот день достаточно, чтобы в рапорте немецкого командира появилось слово «паника».

С помощью этих пионеров танкостроения союзники продвинулись на два километра. Правда, потом, когда все попривыкли к урчанию безобидных в огневом смысле машин, тем и ограничились.

Общая тактика применения танков была настолько плоха, что только три(!) британских машины благодаря поддержке пехоты 25 сентября 1916 года смогли осуществить прорыв фронта. Немцы изначально тоже не знали, что делать с такой горой железа и с горькой иронией комментировали свою беззащитность перед стальными монстрами.

Последняя фаза компании на Сомме проходила после 25 сентября 1916 года. Осенние дожди принесли легендарную «соммскую грязь». В ноябре 1916 года местность вдоль Соммы стала почти непроходимой. Антанта завершила свою наступательную операцию, поставленные цели достигнуты не были.

Общие потери во время многомесячных боёв оцениваются выше одного миллиона солдат. Союзники, использовав около 50 дивизий, захватили территорию на глубину 5-12 км от первоначальной линии фронта. Однако при этом было потеряно 792 тысячи солдат. Общее количество убитых и раненых составило 420000 британцев и 205000 французов. Британцы также держат печальное первенство, сумев потерять в течение первого дня атаки около 60000 человек. Из них 20000 погибшими: 1 июля 1916 года по количеству потерь стал самым чёрным днём во всей истории британской армии.

Германия использовала силу 40 дивизий, которые несмотря на прочность построенных укреплений, равным образом теряли огромное количество своих людей. Однако статистические данные о их потерях значительно отличаются в зависимости от того, какая из сторон их представляет. Война статистику не любит. В то время как британцы предлагают цифру 680000 солдат, сами немцы признают 450000.

Если наступление на Сомме что и дало, так это то, что оба вражеских лагеря осознали, что судьбу всех дальнейших битв будет решать мобильность на поле боя. Эту предпосылку можно было выполнить только используя достаточно широкую палитру вооружений и живучих боевых машин для поддержки пехоты.

Ставка на один лишь энтузиазм солдата отошла в прошлое. На горизонте уже маячила техника, обещая сбережение солдатских жизней. Напрасно обещая.

В битве у Соммы британских пехотинцев сильно затруднял вес снаряжения и вооружения. Свыше 33-х килограмм обязательного снаряжения значительно снижали маневренность пехотинца. Солдаты были вынуждены тащить на себе груз больше, чем вьючные животные. Армейский осёл по уставу должен был нести максимум одну треть своего веса, в то время как британский пехотинец нёс больше чем половину своего веса.

Письмо капитана Кларка: текст, в котором он описывает родителям своё ранение, полученное во время августовских боёв. Кларк написал, не глядя на цензуру, и, благодаря этому, оно представляет собой уникальное свидетельство британского солдата: «Дорогие мать и отец, вчера мне пришло ваше письмо с известием о телеграмме из военного министерства. Она опять опередила моё письмо, хотя надеюсь, что моё письмо уже дошло и вы знаете, что моё ранение совершенно банально…

Раненное место бедра почти зажило. Но при ходьбе всё бедро болит наверняка потому, что в нём остался остаток осколка. Я слышал о солдатах, которые носят в себе куски железа и особенно в период влажной погоды чувствуют, будто в них что-то ржавеет.

Думаю я вам ещё не написал, где мы атаковали немчуру. Сцены, которые человек при этом видит, всё равно что самый жуткий ночной кошмар, собственно просто находиться там — это кошмар. Ночью, когда бомбардируют, мы слышим раненных друзей, кричащих в тех местах, куда мы не можем добраться, а если и сможем, то из-за ужасного огня мы не сможем их оттащить в лазарет. Запах при господствующей сейчас жаре просто невыносимый. Мёртвые — друзья и враги-лежат грудами, часто с жутким выражением на повёрнутом к нам лице, другие спокойно спят.

Возможно я не должен вам всё это описывать, но вы хотя бы теперь поймёте, почему мы все думаем, что жизнь пехотинца невыносима, и почему мы хотим отсюда выбраться. Все, кто там был, все одинаковы — у нас нет страха смерти, мы видели её самые худшие виды. »

Читайте также:
Золотая Орда история образования великого государства, основатель и ордынские правители, столица и герб, освобождение территорий, распад

Этот фельдмаршал в 1915 году стал командующим экспедиционных сил Великобритании во Франции. Был солдатом телом и душой, не переносил политику — её представителей считал «воплощением бесчестности и искажённого смысла достоинства». Несмотря на то, что он был кавалеристом, ещё перед первой MB заявил: «Я бы хотел видеть пехоту на машинах, а не на лошадях».

Его нетерпеливость проявилась при ошибочной отправке в бой танков на Сомме. Изначально он соблюдал договорённость с их создателями о применении на подходящей местности и в большом количестве. После массовых потерь британских солдат спустя два месяца с начала наступления он не выдержал и приказал послать в бой все 60 изготовленных к тому времени танков. В те минуты он не принимал во внимание даже протесты членов кабинета министров.Рискованную танковую атаку не остановило даже личное вмешательство тогдашнего военного министра Ллойда Джорджа.

Современники считали его человеком с бульдожьим упрямством. Возможно, на это повлияла его принадлежность к шотландской церкви, которая ему помогала справиться с тем простым фактом, что он лично послал на смерть десятки тысяч людей.Как раз перед началом соммской резни он сказал своей жене: «Чувствую, что каждый шаг в моем плане происходит с божьей помощью.»

Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

Вы также можете:

  • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
  • Добавить статью в заметки на:

Миллион жизней за 6 миль прорыва. Битва на Сомме: материализация кошмара

Река Сомма во Франции — это не самая крупная европейская водная артерия. Если бы не кровопролитное сражение в ходе Первой мировой войны, о ней знали бы немногие. Операция на Сомме началась в июле 1916 г. и продолжалась до глубокой осени.

Планы на бойню

Наступление на Германию и Австро-Венгрию союзники запланировали весну и лето 1916 г. Русская часть наступления, известная как Брусиловский прорыв, началась в Галиции в мае. Англичане и французы подключились в июле. С самого начала боевые действия на Сомме шли по одной схеме: по немецким окопам молотила артиллерия, потом вперед шла пехота. Чаще всего немцы, вылезшие из блиндажей и «лисьих нор», встречали союзников пулеметным огнем, и те откатывались на исходные позиции. Но иногда англичанам и французам удавалось захватить первую линию окопов. Тогда немцы отходили в следующую траншею в сотне метров, и все начиналось с начала.

Итог битвы на Сомме англичане потеряли 419 тыс. человек, французы — 204 тыс., немцы — 465 тыс. Германскую оборону удалось продавить по фронту на 22 мили, в глубину на 6 миль. Это 35 и 10 км соответственно. Вопросы о цене этой «победы» начали задавать только после войны.

Стальные грозы

Лейтенант Эрнст Юнгер командовал взводом в 73-м ганноверском полку с самого начала битвы на Сомме до сентября, когда был ранен. Во время Второй мировой войны он командовал ротой на Западном фронте, в качестве военного чиновника побывал в оккупированной России. Прожил долгую — 102 года — жизнь, написал немало книг. «В стальных грозах» — его первая книга. И самая кошмарная, слабонервным читать ее не порекомендуешь. И самое жуткое место в ней — две главы про Сомму.

«23 августа 1916 года нас поместили в грузовики, и мы отправились в Ле-Месниль. Мы уже знали, что должны осесть в легендарном центре битвы на Сомме: деревне Гийемонт», — писал Юнгер.

Его полк должен был сменить на передовой другую часть, но неприятности начались уже в ближайшем тылу. Британская артиллерия била и по резервам:

«После полудня огонь достиг такой невероятной силы, что в ушах стоял сплошной чудовищный гул, поглощавший все остальные звуки. Начиная с семи часов площадь и дома вокруг каждые полминуты обстреливались шестидюймовыми снарядами. В восемь часов, после двух прямых попаданий, рухнул соседний дом; обвал дунул вверх мощным облаком пыли.

Между девятью и десятью часами огонь забился в дикой, бешеной ярости. Земля тряслась, небо казалось гигантским кипящим котлом. Голова и уши болели так, что мы могли обмениваться только отрывистыми, похожими на рык фразами. Способность к логическому мышлению и чувство собственного достоинства, казалось, оставили нас. Один из унтер-офицеров третьего взвода впал в буйное помешательство».

Война в траншеях

Ночью, когда стрельба утихла, взвод лейтенанта Юнгера вместе с другими подразделениями дивизии отправили в первую линию окопов. Пошли — заблудились.

«Наконец командир нашел дорогу, определив направление по наиболее заметному скоплению трупов», — не без изящества напишет Юнгер после войны.

«Наконец мы добрались до передовой, плотно занятой притаившимися в ямах людьми; когда они узнали, что пришла смена, их бесцветные голоса задрожали от радости. Баварский фельдфебель, сказав пару слов, передал мне участок и ракетницу.

Когда рассвело, незнакомая местность постепенно предстала перед изумленным взором. Лощина оказалась всего лишь рядом огромных воронок, наполненных клочьями мундиров, оружием и мертвецами; местность вокруг, насколько хватало обзора, вся была изрыта тяжелыми снарядами. Напрасно глаза пытались отыскать хоть один жалкий стебелек. Разворошенное поле битвы являло собой жуткое зрелище. Среди живых бойцов лежали мертвые. Раскапывая „лисьи норы“, мы обнаружили, что они располагались друг над другом слоями. Роты, плечом к плечу выстаивая в ураганном огне, подкашивались одна за другой, трупы засыпались землей, подбрасываемой снарядами, и новая смена тут же заступала на место погибших. Теперь подошла наша очередь.

Лощина и поле за нею были усеяны немцами, переднее поле — англичанами. Из насыпей торчали руки, ноги и головы; перед нашими норами лежали оторванные конечности и тела; для того чтобы скрыть обезображенные лица, на некоторые из них накинули шинели или плащ-палатки. Несмотря на жару, никто и не подумал предать их земле».

«Пленных брали неохотно»

«После обеда меня окликнул солдат моего взвода и предложил, перекинув винтовку через оторванную ногу англичанина, взять под прицел территорию перед гийемонтским вокзалом. Сотни англичан спешно пробирались через плоскую траншею, не обращая внимания на слабый ружейный огонь, который я тут же направил на них».

Эту атаку отбили легко, как и несколько следующих за неделю, что взвод держал оборону по переднему краю. За это время ничего человеческого в солдатах и их командире не осталось.

«Едва начало смеркаться, как перед участком первого взвода появились двое английских подносчиков еды, явно сбившихся с дороги. Они благодушно приближались; один держал круглый бачок с едой, у другого в руке был продолговатый котел с чаем. Обоих застрелили с близкого расстояния; туловище одного из них запрокинулось в лощину, а ноги остались лежать на насыпи. Пленных брали неохотно: как перетаскивать их через зону заградительного огня, когда и сам едва с этим справляешься?

Читайте также:
Образование СССР - причины и предпосылки, этапы становления

. Около часу ночи меня растолкал Шмидт, вырвав из тяжелого сна. Взволнованный, я вскочил и схватился за винтовку. Пришла смена. Мы ей передали все, что нужно, и как можно скорее покинули это дьявольское место».

Вскоре лейтенант Юнгер получил ранение в ногу и на Сомму больше не вернулся. Тем, кто остался в строю, предстояли еще 3 месяца бессмысленных боев.

Первые танки в бою: 100 лет назад завершилась битва на Сомме

«Мясорубка» испортила планы Антанты

В декабре 1915-го и марте 1916 года во французском городе Шантийи состоялись конференции стран — участниц блока Антанта. По итогам длительных переговоров делегации от Франции, Великобритании, Российской империи и примкнувшей к ним Италии впервые с начала войны приняли согласованные планы военной кампании на основных направлениях, занятых войсками Германии и её союзников. Русская армия с июня переходила в наступление на оборонительные рубежи Австро-Венгрии, Болгарии и Османской империи на Восточном фронте. Англо-французские войска в июле приступали к взлому германской линии обороны на Западном фронте.

Хотя Первая мировая считается преимущественно войной позиционной, к началу 1916 года германская армия ещё продолжала, выражаясь языком военных стратегов, удерживать инициативу. В феврале немцы устроили у французского города Верден настоящую, как впоследствии назовут эту битву историки, «мясорубку». По словам начальника Генерального штаба Германии Эриха фон Фалькенхайна, «около 90 французских дивизий, то есть примерно 2/3 общей вооружённой силы Франции, были перемолоты на мельнице Вердена». Столь крупные потери повлияли на дальнейший ход событий на Западном фронте.

По изначальному замыслу англо-французского командования, союзные войска силами 5 армий, состоявших из 64 дивизий, должны были 1 июля перейти в наступление и прорвать германскую оборону у реки Сомма, использовав при этом 50% тяжёлой артиллерии и до 40% авиации, имеющихся у них на этом рубеже. Но из-за больших потерь у Вердена французы смогли направить в район Соммы лишь 18 дивизий 6-й армии генерала Эмиля-Мари Файоля, в то время как английское командование выставило 16 дивизий 4-й армии генерала Генри Роулинсона и 3-й армии генерала Эдмунда Алленби.

Маршал Фердинанд Фош и генерал Дуглас Хейг руководили ходом операции. Согласно плану, союзные войска рассекали оборону немцев на фронте шириной в 70 км, а затем принимались громить 2-ю немецкую армию под командованием генерала Карла фон Бюлова и генерала Макса фон Гальвица. К началу операции союзные войска Антанты имели в своём распоряжении 32 пехотных и 6 кавалерийских дивизий, 2189 орудий, 1160 миномётов и 350 самолётов. Германское командование располагало 8 дивизиями, 672 орудиями, 300 миномётами и 114 самолётами.

«За всю жизнь у меня не было лучшей охоты»

Подготовка к началу наступления длилась 5 месяцев. На оперативном участке вдоль берега реки Сомма англичане и французы проложили 250 км обычных и 500 км узкоколейных железных дорог, построили 6 аэродромов, 150 бетонированных площадок для артиллерии особой мощности, водопроводную сеть и 13 эвакуационных госпиталей. Наступление на германские оборонительные рубежи проходило в несколько этапов: с 24 июня союзники вели артиллерийский обстрел вражеских позиций, а 1 июля уже союзническая пехота пошла в атаку. На первом этапе французские войска действовали успешнее, чем их британские союзники. Армии генерала Эмиля-Мари Файоля удалось захватить в северных районах Соммы несколько сильно укреплённых позиций немцев и ряд населённых пунктов. Англичане действовали менее успешно из-за недостаточного боевого опыта. Большую часть британских экспедиционных сил на этом участке фронта составляли «китченеровские» формирования, собранные из гражданских добровольцев, для которых участие в битве при Сомме стало первым серьёзным опытом. Но в то же время на стороне Англии, например, воевал и 1-й Ньюфаундлендский полк, в состав которого входили королевские канадские войска. Из-за дезорганизации и сильного сопротивления немцев этот полк был почти полностью уничтожен. Один из немногочисленных выживших в первые дни боёв при Сомме солдат и офицеров полка — Артур Рели — вспоминал:

«В окопе перед нами были лишь клочки травы, и всё. Каждому солдату на спину прикреплялись специальные треугольники из олова. Они отражали солнечные лучи, и артиллерия таким образом могла увидеть наши спины и понять, как далеко мы находимся от окопов».

В первые июльские дни битвы союзники потеряли около 6 тыс. убитыми, тогда как немцы — около сотни человек. Несмотря на многочисленные потери, английские и французские войска постепенно продвигались вглубь германских оборонительных рубежей. В течение июля союзнические войска пытались вытеснить немцев сразу с нескольких позиций, и с большими потерями им это удалось. Но к 17 июля германское командование перебросило в район Соммы с других фронтов дополнительно 13 дивизий, а к концу июля — ещё 9 дивизий. В состав немецких дивизий входили авиационные соединения, которые регулярно обстреливали окопы английских и французских солдат и весьма успешно воевали с противником в небе. Немецкий лётчик Манфред фон Рихтгофен так рассказывал о своих воздушных боях:

«За всю жизнь у меня не было лучшей охоты, чем в ходе битвы на Сомме. Утром, как только я поднимался, первый англичанин уже был сбит, а последнего эта участь настигала после заката. Это похоже на Эльдорадо для лётчиков. Каждый раз, когда мы поднимались в небо, происходило сражение. Нередко мы выигрывали по-настоящему крупные бои. Английских машин насчитывалось 40–60. Они вызывали нас на бой и никогда не уклонялись от него. Французы же всячески пытались избежать встречи с противником в воздухе».

«Танки неуклюжие и очень шумные»

К началу сентября союзнические войска продвинулись на несколько километров вглубь позиций немецкой армии, прорвав третий эшелон обороны. Немцы оперативно перебросили в район боевых действий войска под командованием кронпринца Рупрехта Баварского и не дали продолжить наступление англичанам и французам. 15 сентября в районе деревни Курселет командование союзников впервые в истории военных сражений задействовало танки. Массовая атака бронированных машин повергла немцев в шок. Благодаря 18 танкам англичанам за 5 часов удалось продвинуться на 4 км вперёд. Один из солдат 24 батальона 1-го Ньюфаундлендского полка так описывал свои впечатления о новейшем оружии того времени: «Первые танки были ужасны. Я провёл за ездой в нём всего лишь 5 минут и был счастлив, когда наконец выбрался оттуда. Они были неуклюжие и очень шумные».

Применение первых танков оказало довольно сильное психологическое воздействие не только на немецких солдат. Английский поэт Зигфрид Сэссун так описал появление танков в своём стихотворении «Атака»:

«Отражена на лицах лишь растерянность.

Беги на смерть, спеши на смерть, на смерть ползи.

Грохочет пульс, скрежещет сталь, в грязи

Надежда тонет. Боже, помоги?».

В бою, начавшемся 15 сентября, также впервые принимали участие войска Новой Зеландии. Они являлись частью британского экспедиционного корпуса. В своих мемуарах о боях на Сомме старший сержант новозеландской дивизии Сесиль Мальтус рассказывал:

«Мы находились в тяжелейших условиях. Вокруг была одна грязь — о подобии одеяла и мечтать не приходилось. С трудом удавалось засыпать каждую ночь. Мы мечтали о сухой одежде и тёплой ванне. Но мы постоянно были утомлёнными, нас тошнило от всего».

Читайте также:
Полтавская битва - значение, участники, карта, план, история
«Немецкая армия потерпела поражение»

К началу октября германское командование окончательно прекратило наступление на Верден и полностью сосредоточилось на обороне своих рубежей в районе Соммы. Последней позицией, которой удалось овладеть союзническим войскам, стали высоты в районе реки Анкр. Но сил на дальнейшее продвижение у англичан и французов больше не было. Из-за плохой погоды, упадка духа и слабеющего сопротивления с обеих сторон все наступательные действия на Сомме были прекращены. В результате за 4,5 месяца боевых действий войскам стран Антанты удалось продвинуться лишь на 10 км вглубь фронта общей протяжённостью в 35 км.

Число погибших в сражении с обеих сторон составило примерно 1 млн человек: около 200 тыс. французов, 400 тыс. англичан и более 400 тыс. немцев. С точки зрения отвоёванных у неприятеля территорий исход битвы сложился не в пользу стран Антанты, но потенциал германской армии был значительно ослаблен. В конце декабря 1916 года в одной из лондонских газет появилась депеша, в которой Дуглас Хейг, командовавший британскими войсками при Сомме, по 38 пунктам раскритиковал действия союзников и подробно разобрал все их ошибки. При этом британский военачальник счёл нужным подчеркнуть: «Несмотря на то, что немецкая армия является одной из самых сильных европейских и мировых армий, а также несмотря на их неприступные оборонительные рубежи, она потерпела в этом году поражение на Сомме».

«Властелин колец»

Первую мировую войну прошли многие будущие знаменитости. Не миновал её и создатель мира Средиземья, автор трилогии «Властелин колец» Джон Роналд Роуэл Толкин. В июне 1916 года его батальон был отправлен во Францию и впоследствии принимал участие в битве при Сомме. Перед началом боевых действий Толкин прошёл трехнедельную подготовку в британском военном лагере. В качестве офицера-связиста будущий писатель отвечал за коммуникации между фронтовыми командирами и армейским командованием. В первые дни сражения на Сомме Толкин оставался в резерве, но уже в августе-сентябре 1916 года ходил в атаки на удерживаемые немцами деревни. Впечатления, полученные писателем во время боёв, отразились в его будущих литературных произведениях, в частности во «Властелине колец». В одном из своих писем Толкин признался: «Мертвецкие болота и окрестности Мораннона (ворота в Мордор. — RT) многим обязаны Северной Франции после битвы при Сомме».

Битва на Сомме 1916 г.

Один из важнейших событий Первой мировой войны стала битва на Сомме. 1 июля 1916 года около 7.30 утра раздались свистки, возвещавшие о начале самого кровавого дня в истории британской армии. Солдаты из больших и малых городов Британии и Ирландии поднимались из своих окопов.

Всего несколько месяцев назад они были добровольцами. Они медленно шли к немецкому фронту, окопавшемуся на 15-мильной полосе в северной Франции. К концу дня 60 000 британских и ирландских мужчин никогда больше не увидят свой дом. Ещё 20 000 будут лежать искалеченными.

Первые танки битва при Сомме

Предпосылки битвы на Сомме

В течение нескольких месяцев французы несли тяжёлые потери в Вердене к востоку от Парижа. Поэтому Верховное Командование союзников решило отвлечь внимание немцев, атаковав их на севере у Соммы. Союзное командование выдвинуло две чёткие цели:

  • первая состояла в том, чтобы ослабить давление на французскую армию у Вердена, начав объединенное англо-французское наступление;
  • вторая — нанести как можно более тяжёлые потери немецким армиям.

План сражения предусматривал наступление англичан на 15-мильном фронте к северу от Соммы с пятью французскими дивизиями, атакующими вдоль 8-мильного фронта к югу от Соммы.

Река Сомма 1916 г.

Несмотря на то, что британские генералы вели окопную войну почти два года, они были настолько уверены в успехе, что даже приказали поставить кавалерийский полк в резерв, чтобы использовать прорыв, который будет создан разрушительной атакой пехоты. Наивная и устаревшая стратегия заключалась в том, что кавалерийские части должны были преследовать бегущих немцев.

Начало и ход сражения

Битва началась с недельной артиллерийской бомбардировки немецких позиций. В общей сложности было выпущено более 1,7 миллиона снарядов. Ожидалось, что такой обстрел уничтожит немцев в их окопах и разрушит линии колючей проволоки.

Однако в плане союзников не учитывалось, что немцы вырыли глубокие бункеры, в которых можно было укрыться. Поэтому, когда началась бомбардировка, немецкие солдаты просто ушли под землю и ждали. Когда бомбардировка прекратилась, немцы понимали, что это будет сигналом для наступления пехоты. Они выбрались из безопасных бункеров и направили пулемёты навстречу приближающимся англичанам и французам.

Битва на реке Сомме

Для поддержания дисциплины британским дивизиям было приказано медленно продвигаться вперед. Это давало немцам достаточно времени, чтобы достичь своих оборонительных позиций. Как только они заняли позиции, немецкие пулемётчики открыли свой смертоносный огонь и началась резня. Немногим британским частям удалось добраться до немецких окопов, правда, не в достаточном количестве. В итоге они были быстро отброшены назад.

Итоги и последствия

В результате масштабной пропагандистской патриотической кампании в Великобритании были завербованы тысячи добровольцев. Битва на Сомме стала первым опытом сражения для новых добровольческих армий. Они понесли катастрофические потери, а целые части были уничтожены. В течение нескольких недель после этого местные газеты заполнялись списками убитых и раненых.

Британская армия потеряла 60 000 человек убитыми и почти 20 000 ранеными — это была самая большая потеря за один день. Более половины офицеров погибли.

Без решающего прорыва последующие месяцы превратились в кровавый тупик. Возобновлённое в сентябре наступление, впервые использовавшее танки, также не смогло оказать существенного влияния.

Битва на Сомме. Итоги

Проливные дожди на протяжении всего октября превратили поля сражений в грязевую трясину. Сражение наконец закончилось в середине ноября, когда союзники продвинулись в общей сложности на пять миль. Британцы понесли около 360 000 человек убитыми, в том числе еще 64 000 в войсках со всей империи, французы — почти 200 000 и немцы — около 550 000.

Для многих Битва на Сомме 1916 года была битвой, которая символизировала истинные ужасы войны и демонстрировала тщетность окопной тактики. В последующие годы жёсткой критике подверглись генералы, возглавлявшие кампанию.

В частности за ужасающие потери был обвинён британский главнокомандующий генерал Дуглас Хейг, относившийся, как говорили, с презрением к солдатским жизням. Многим людям было трудно оправдать потери в 125 000 союзников за каждую милю, отвоёванную в ходе наступления.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: