«Attalea princeps» краткое содержание сказки Всеволода Михайловича Гаршина

Краткое содержание Гаршин Attalea princeps

В одном городе был большой ботанический сад с красивой оранжереей. Витые колонны держали узорчатые арки с паутиной металлических рам со стеклами. Сквозь стекла виднелись растения, заключенные в это великолепие. Листва их мешалась, ветви упирались в рамы, изгибаясь и ломаясь.

Теснящиеся растения мечтали о просторе, свободе и родных краях. Прозрачная крыша не могла заменить ясного неба, а полив – буйство дождя.

Особенно тосковала высокая стройная пальма, которую директор ботанического сада называл Аttalea princeps. Она возвышалась над всеми остальными жителями оранжереи и была ближе всех к этому чужому бледному небу. Но даже и такое небо радовало бы ее, не будь оно отделено толстым стеклом.

Внизу растения спорили о поливе и любви к влаге. Кактус и саговая пальма хвастались друг перед другом: один выносливостью, другая своей избирательностью. Древовидный папоротник называл тюрьмой это жалкое существование, а корица была рада, что здесь ее не обдирали.

Пальме надоело слушать перебранку и она предложила направить энергию в нужное русло – всем вместе разрастись вширь и вверх и разбить ненавистные стены, обретя свободу. Но растения не поддержали идею пальмы. Им рамы казались слишком прочными, а если и удастся разломать, то вскоре все будет починено, а от самих разросшихся ветвей отрежут большие куски. Никто не хотел терять свои части.

Аttalea обиделась и решила самостоятельно найти дорогу к свободе. Она мечтала увидеть небо и солнце без решеток и стекол и была готова на все ради достижения своей цели.

И пальма начала расти. Все остальные сердились на нее за гордые слова, кроме маленькой чахлой травки, обвивавшейся вокруг ствола Аttalea. Она не видела неба, о котором мечтала пальма, но оранжерея для нее тоже была тюрьмой. И трава прошептала пальме пожелания счастья в попытке обрести свободу.

Аttalea тратила все силы и все соки на рост. Листья и корни лишала она необходимого питания, все отдавая стволу. И росла с огромной скоростью. А директор оранжереи не мог нарадоваться на этот экземпляр, считая его успехи в росте следствием прекрасного ухода.

Через месяц пальма уперлась в рамы. На боль в истерзанных листьях она не обращала внимания. И однажды рама лопнула. Стекла посыпались, и пальма вышла из теплицы.

Была глубокая промозглая осень. Дождь со снегом заметал остовы деревьев и холодный ветер ужаснул пальму. Она поняла, что зря стремилась наружу.

Директор велел спилить растение и вырвать чахлую траву.

Иногда цель не оправдывает потраченные усилия.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Гаршин. Все произведения

  • Attalea princeps
  • Красный цветок
  • Лягушка-путешественница
  • Сигнал
  • Сказание о гордом Аггее
  • Сказка о жабе и розе
  • То, чего не было
  • Трус
  • Художники
  • Четыре дня

Attalea princeps. Картинка к рассказу

Сейчас читают

В одном селе проживала женщина со своим неженатым сыном, которого звали Семеном. Жили они бедновато. Приходилось им спать на полу, да и одежда у них была вся перештопанная.

Тёплым осенним утром две подруги шли в школу. Они были одеты в коричневые формы и чёрные выглаженные фартуки. На безоблачном небе ярко светило солнце. Девочки шли по улице, крепко держась за руки

Васса Борисовна Железнова, до замужества Храпова, ей сорок два года (но ей этот возраст не дашь, выглядит она очень молодо и свежо). Имеет свою пароходную фирму, зажиточна и значимая личность

Произведение «Малыш и Карлсон, который живёт на крыше», написанное писательницей из Швеции Астрид Линдгрен и входит в трилогию сказочных повестей о мальчике и его необычном друге.

У одного мужчины скончалась супруга, и стал он жить с дочерью. Но недолго время прошло, как он сочетался законным браком с женщиной, ужасно сердитой и жадной. К тому же она имела своих дочерей, таких же вредных и невоспитанных, как она.

«Attalea princeps» — краткое содержание сказки В.М. Гаршина

В 1880 году вышла в свет уникальная сказка Всеволода Михайловича Гаршина «Attalea princeps». Краткое содержание повествует о судьбе гордой пальмы, которая ценой собственной жизни добилась свободы. Этот грустный рассказ наполнен глубоким философским смыслом. Произведение является посвящением революционерам, отдавшим свою жизнь борьбе за свободу. Пересказ произведения можно использовать для читательского дневника.

История создания

В 1870 году в России разворачивается революционное движение. Борьбу за независимость ведут тайные организации и кружки, объединяющие свободомыслящих людей. Многие революционеры пытаются вести деятельность в одиночку. Как правило, она была обречена на провал.

Писатель остро чувствовал несправедливость и страдания. Вместе с интеллигенцией он разделял идею ответственности перед простым народом, поэтому его произведения нарушают привычные традиции жанра и отличаются особым восприятием мира. Большинство критиков увидели в повествовании неверие автора в успех революционной борьбы.

В некоторых детских изданиях сказка называется «Принцесса Атталея». Это поучительный рассказ о растениях, живущих в оранжерее.

Главные герои

Гаршина отличает особое мастерство, с которым писатель изображает персонажей. Главными действующими лицами произведения являются растения и люди:

  • Attalea princeps — бразильская пальма с крупными раскидистыми листьями, свободолюбивая, гордая, настойчивая, обладает твердым характером и силой воли. Она готова преодолевать препятствия, чтобы выбраться из заточения. Ее настоящее имя не было известно ученым. Attalea princeps в переводе с латинского на русский язык означает «первая», «одаренная», «выделяющаяся из толпы», «главная». Дерево неслучайно имеет латинское название, поскольку для окружающих оно не является чем-то примечательным.
  • Саговая пальма — высокомерная, надменная, любит находиться в центре внимания;
  • Папоротник — простой и неприхотливый, привык довольствоваться тем, что имеет;
  • Корица — уделяет много внимания собственной персоне и заботится о своем удобстве и комфорте;
  • Кактус — веселый, жизнерадостный, оптимистичный;
  • Травка — неприхотливое невзрачное растение, которое прониклось сочувствием и поддержало пальму. Раньше она росла в тени среди деревьев, но всегда мечтала о ярком солнце и дальних странах. Именно поэтому она разделила стремление гордой пальмы вырваться на волю.

Немаловажную роль в композиции сказки играют еще два персонажа. Это люди, которых Гаршин противопоставляет друг другу:

  • директор оранжереи — умный и трудолюбивый человек, который заботился о растениях. Он очень гордился тем, как ему удалось устроить зимний сад. Ученый не испытывал теплых чувств к его обитателям. Растения его интересовали как объекты научного исследования.
  • бразильянец — путешественник с чуткой душой и добрым сердцем. Увидев пальму, он назвал ее родным именем. Именно эта встреча разбудила в гордой красавице желание бороться за свою свободу. Он единственный из людей, кто пожалел растущую в неволе пальму.

Все обитатели зимнего сада давно смирились с неволей. Они не готовы лишиться ставших привычными для них условий.

Всех персонажей объединяет тоска по родине, но они смирились со своим положением и не готовы бороться за свободу. Они умеют разговаривать и думать. Таким способом автор хотел передать их переживания.

Краткое содержание

В небольшом городке находилась великолепная оранжерея, из описания которой читатели узнают, что это было величественное здание с витыми колоннами и узорчатыми арками, переплетенными железными рамами. Особенно красива она была в лучах заходящего солнца. Благодаря переливающимся бликам она напоминала большой драгоценный камень.

Читайте также:
Халат Обломова описание домашней одежды главного героя романа

Высокая прозрачная крыша не могла заменить ясного неба. Зимой стекла замерзали, и в оранжерее становилось совсем темно. Сильные порывы ветра заставляли дрожать стекла, а крыша покрывалась толстым слоем снега.

Иногда ветер разбивал стекло, и под высокий свод залетала резкая струя морозного воздуха. От ее холода листья становились блеклыми и быстро увядали.

Зимний сад населяли экзотические растения, собранные со всего мира. Они тосковали по родине. Их можно было рассмотреть через толстые стекла. Несмотря на огромные размеры зимнего сада, им было очень тесно. Их корни переплелись и забирали друг у другу драгоценную влагу и пищу. Ветви деревьев с большими листьями налегали на рамы и друг на друга, гнулись и ломались.

Работники постоянно обрезали ветви и подвязывали их толстой проволокой. Растениям нужны были свобода и простор. Им не хватало тепла и солнечного света, но они приспособились к жизни в новых условиях. Никто из растений не чувствовал себя счастливым. В душе каждый из них мечтал о родной земле.

Самой высокой была пальма Attalea princeps. Ее привезли из Бразилии, и она больше других грустила по родине. Однажды оранжерею посетил путешественник. Увидев высокую красавицу, он тихо назвал ее имя. Постояв немного около нее, он тихо вздохнул и ушел. После этой встречи Атталеа решает бороться за свою свободу. Другие растения не одобрили такого решения, и только маленькая травка, растущая около земли, поддержала ее.

Пленница начала быстро расти. Все ее силы уходят на то, чтобы достичь стеклянной крыши. И вот однажды ей удалось пробить стекла. Вырвавшись на свободу, она испытала разочарование. На улице стояла поздняя осень. Было очень холодно, дул холодный ветер и шел снег.

Не желая тратить деньги на пристройку, директор приказал спилить дерево, чтобы оно больше не портило крышу. Его трагическую судьбу разделила травка, которая обвивала ствол пальмы. Краткое содержание «Attalea princeps» можно использовать для подготовки к сочинению.

Основная мысль

Повествование отличается от русских народных сказок. В фольклорном произведении добро обязательно побеждает зло. У Гаршина оно имеет трагический конец. В волшебных сказках герой проходит множество испытаний, которые с честью выдерживает. Рядом с ним всегда находятся его верные помощники: животные, птицы, волшебные существа. У Гаршина пальма одинока. Обитатели оранжереи не понимают и не поддерживают ее. Свобода для нее остается несбыточной мечтой.

Произведение Гаршина часто сравнивают с поэмой Лермонтова «Мцыри», главной герой которой живет в неволе. Он не желает мириться с ней и начинает борьбу за свободу. В финале ему удалось познать радость освобождения, пусть даже и непродолжительного. Пальма в сказке испытала разочарование и поняла, что обречена на гибель.

В произведении Всеволод Михайлович Гаршин поднимает тему бунтарства. Неслучайно он противопоставляет главную героиню другим персонажам, которые смирились со своей судьбой и предпочитают жить в неволе. Смыслом существования пальмы становится борьба, которая приводит ее к разочарованию и гибели. Ее жизнь достойна уважения, поскольку она не отказалась мириться со своим положением и не покорилась обстоятельствам. Несмотря на грустный финал, сказка учит справедливости, добру, целеустремленности, чуткости.

Чтобы почувствовать настроение произведения, нужно сказку Всеволода Гаршина «Attalea princeps» читать. Краткое содержание подходит для читательского дневника или ответов на вопросы учителя на уроке литературы в 5 классе.

Автор считает, что каждое живое существо достойно уважения. Неслучайно действующими лицами произведения стали растения. Грустный финал произведения напоминает традиции сказок Андерсена, где в борьбе со злом и несправедливостью главные герои терпят поражение.

Сказка Attalea princeps

Поделиться в соц. сетях

Гаршин Всеволод Михайлович
Сказка Attalea princeps краткое содержание:

В сказке «Attalea princeps» описывается судьба пальмы, живущей в оранжерее и рвущейся на свободу. Живя под стеклянным колпаком теплицы, она стремилась выбраться наружу и увидеть голубое небо, живую природу. Она тосковала по своим родным странам, откуда ее привезли. С каждым месяцем пальма росла все выше и выше. Директор ботанического сада приписывал ее быстрый рост хорошему уходу. Наконец, пальма достигла такого роста, что сломала одну из решеток и разбила стекло. На улице был только холодный осенний ветер и моросящий дождь. Пальма начала замерзать и поняла, что для нее все кончено. Она хотела вернуться обратно в оранжерею, но уже не смогла. Тогда директор оранжереи приказал спилить её и выкинуть. Истерзанную пилой, пожелтевшую пальму безжалостно выбросили на задний двор прямо в грязь, вместе с маленькой травой, которая не захотела расстаться с бедным другом.

Эта сказка показывает, что даже у растений есть желания и, что нужно добиваться своей цели, несмотря ни на что.

Сказка Attalea princeps читать:

В одном большом городе был ботанический сад, а в этом саду – огромная оранжерея из железа и стекла. Она была очень красива: стройные витые колонны поддерживали все здание; на них опирались легкие узорчатые арки, переплетенные между собою целой паутиной железных рам, в которые были вставлены стекла. Особенно хороша была оранжерея, когда солнце заходило и освещало ее красным светом. Тогда она вся горела, красные отблески играли и переливались, точно в огромном, мелко отшлифованном драгоценном камне.

Сквозь толстые прозрачные стекла виднелись заключенные растения. Несмотря на величину оранжереи, им было в ней тесно. Корни переплелись между собою и отнимали друг у друга влагу и пищу. Ветви дерев мешались с огромными листьями пальм, гнули и ломали их и сами, налегая на железные рамы, гнулись и ломались. Садовники постоянно обрезали ветви, подвязывали проволоками листья, чтобы они не могли расти, куда хотят, но это плохо помогало. Для растений нужен был широкий простор, родной край и свобода. Они были уроженцы жарких стран, нежные, роскошные создания; они помнили свою родину и тосковали о ней.

Как ни прозрачна стеклянная крыша, но она не ясное небо. Иногда, зимой, стекла обмерзали; тогда в оранжерее становилось совсем темно. Гудел ветер, бил в рамы и заставлял их дрожать. Крыша покрывалась наметенным снегом. Растения стояли и слушали вой ветра и вспоминали иной ветер, теплый, влажный, дававший им жизнь и здоровье. И им хотелось вновь почувствовать его веянье, хотелось, чтобы он покачал их ветвями, поиграл их листьями. Но в оранжерее воздух был неподвижен; разве только иногда зимняя буря выбивала стекло, и резкая, холодная струя, полная инея, влетала под свод. Куда попадала эта струя, там листья бледнели, съеживались и увядали.

Читайте также:
Письмо матери 🖋️ анализ стихотворения Сергея Есенина по плану, история создания, жанр, тема, размер, образ матери, аргументы

Но стекла вставляли очень скоро. Ботаническим садом управлял отличный ученый директор и не допускал никакого беспорядка, несмотря на то что бóльшую часть своего времени проводил в занятиях с микроскопом в особой стеклянной будочке, устроенной в главной оранжерее.

Была между растениями одна пальма, выше всех и красивее всех. Директор, сидевший в будочке, называл ее по-латыни Attalea. Но это имя не было ее родным именем: его придумали ботаники. Родного имени ботаники не знали, и оно не было написано сажей на белой дощечке, прибитой к стволу пальмы. Раз пришел в ботанический сад приезжий из той жаркой страны, где выросла пальма; когда он увидел ее, то улыбнулся, потому что она напомнила ему родину.

– А! – сказал он, – я знаю это дерево. – И он назвал его родным именем.

– Извините, – крикнул ему из своей будочки директор, в это время внимательно разрезывавший бритвою какой-то стебелек, – вы ошибаетесь. Такого дерева, какое вы изволили сказать, не существует. Это – Attalea princeps, родом из Бразилии.

– О да, – сказал бразильянец, – я вполне верю вам, что ботаники называют ее Attalea, но у нее есть и родное, настоящее имя.

– Настоящее имя есть то, которое дается наукой, – сухо сказал ботаник и запер дверь будочки, чтобы ему не мешали люди, не понимавшие даже того, что уж если что-нибудь сказал человек науки, так нужно молчать и слушаться.

А бразильянец долго стоял и смотрел на дерево, и ему становилось все грустнее и грустнее. Вспомнил он свою родину, ее солнце и небо, ее роскошные леса с чудными зверями и птицами, ее пустыни, ее чудные южные ночи. И вспомнил еще, что нигде он не бывал счастлив, кроме родного края, а он объехал весь свет. Он коснулся рукою пальмы, как будто бы прощаясь с нею, и ушел из сада, а на другой день уже ехал на пароходе домой.

А пальма осталась. Ей теперь стало еще тяжелее, хотя и до этого случая было очень тяжело. Она была совсем одна. На пять сажен возвышалась она над верхушками всех других растений, и эти другие растения не любили ее, завидовали ей и считали гордою. Этот рост доставлял ей только одно горе; кроме того, что все были вместе, а она была одна, она лучше всех помнила свое родное небо и больше всех тосковала о нем, потому что ближе всех была к тому, что заменяло им его: к гадкой стеклянной крыше. Сквозь нее ей виднелось иногда что-то голубое; то было небо, хоть и чужое и бледное, но все-таки настоящее голубое небо. И когда растения болтали между собою, Attalea всегда молчала, тосковала и думала только о том, как хорошо было бы постоять даже и под этим бледненьким небом.

– Скажите, пожалуйста, скоро ли нас будут поливать? – спросила саговая пальма, очень любившая сырость. – Я, право, кажется, засохну сегодня.

– Меня удивляют ваши слова, соседушка, – сказал пузатый кактус. – Неужели вам мало того огромного количества воды, которое на вас выливают каждый день? Посмотрите на меня: мне дают очень мало влаги, а я все-таки свеж и сочен.

– Мы не привыкли быть чересчур бережливыми, – отвечала саговая пальма. – Мы не можем расти на такой сухой и дрянной почве, как какие-нибудь кактусы. Мы не привыкли жить как-нибудь. И кроме всего этого, скажу вам еще, что вас не просят делать замечания.

Сказав это, саговая пальма обиделась и замолчала.

– Что касается меня, – вмешалась корица, – то я почти довольна своим положением. Правда, здесь скучновато, но уж я по крайней мере уверена, что меня никто не обдерет.

– Но ведь не всех же нас обдирали, – сказал древовидный папоротник. – Конечно, многим может показаться раем и эта тюрьма после жалкого существования, которое они вели на воле.

Тут корица, забыв, что ее обдирали, оскорбилась и начала спорить. Некоторые растения вступились за нее, некоторые за папоротник, и началась горячая перебранка.

Если бы они могли двигаться, то непременно бы подрались.

– Зачем вы ссоритесь? – сказала Attalea. – Разве вы поможете себе этим? Вы только увеличиваете свое несчастье злобою и раздражением. Лучше оставьте ваши споры и подумайте о деле. Послушайте меня: растите выше и шире, раскидывайте ветви, напирайте на рамы и стекла, наша оранжерея рассыплется в куски, и мы выйдем на свободу. Если одна какая-нибудь ветка упрется в стекло, то, конечно, ее отрежут, но что сделают с сотней сильных и смелых стволов? Нужно только работать дружнее, и победа за нами.

Сначала никто не возражал пальме: все молчали и не знали, что сказать. Наконец саговая пальма решилась.

– Все это глупости, – заявила она.

– Глупости! Глупости! – заговорили деревья, и все разом начали доказывать Attale’е, что она предлагает ужасный вздор. – Несбыточная мечта! – кричали они. – Вздор, нелепость! Рамы прочны, и мы никогда не сломаем их, да если бы и сломали, так что ж такое? Придут люди с ножами и с топорами, отрубят ветви, заделают рамы, и все пойдет по-старому. Только и будет, что отрежут от нас целые куски…

– Ну, как хотите! – отвечала Attalea. – Теперь я знаю, что мне делать. Я оставлю вас в покое: живите как хотите, ворчите друг на друга, спорьте из-за подачек воды и оставайтесь вечно под стеклянным колпаком. Я и одна найду себе дорогу. Я хочу видеть небо и солнце не сквозь эти решетки и стекла, – и я увижу!

И пальма гордо смотрела зеленой вершиной на лес товарищей, раскинутый под нею. Никто из них не смел ничего сказать ей, только саговая пальма тихо сказала соседке-цикаде:

– Ну, посмотрим, посмотрим, как тебе отрежут твою большую башку, чтобы ты не очень зазнавалась, гордячка!

Остальные хоть и молчали, но все-таки сердились на Attale’ю за ее гордые слова. Только одна маленькая травка не сердилась на пальму и не обиделась ее речами. Это была самая жалкая и презренная травка из всех растений оранжереи: рыхлая, бледненькая, ползучая, с вялыми толстенькими листьями. В ней не было ничего замечательного, и она употреблялась в оранжерее только для того, чтобы закрывать голую землю. Она обвила собою подножие большой пальмы, слушала ее, и ей казалось, что Attalea права. Она не знала южной природы, но тоже любила воздух и свободу.

Читайте также:
Двадцать первое Ночь Понедельник - анализ стихотворения

Оранжерея и для нее была тюрьмой. «Если я, ничтожная, вялая травка, так страдаю без своего серенького неба, без бледного солнца и холодного дождя, то что должно испытывать в неволе это прекрасное и могучее дерево!» – так думала она и нежно обвивалась около пальмы и ласкалась к ней. «Зачем я не большое дерево? Я послушалась бы совета. Мы росли бы вместе и вместе вышли бы на свободу. Тогда и остальные увидели бы, что Attalea права».

Но она была не большое дерево, а только маленькая и вялая травка. Она могла только еще нежнее обвиться около ствола Attale’и и прошептать ей свою любовь и желание счастья в попытке.

– Конечно, у нас вовсе не так тепло, небо не так чисто, дожди не так роскошны, как в вашей стране, но все-таки и у нас есть и небо, и солнце, и ветер. У нас нет таких пышных растений, как вы и ваши товарищи, с такими огромными листьями и прекрасными цветами, но и у нас растут очень хорошие деревья: сосны, ели и березы. Я – маленькая травка и никогда не доберусь до свободы, но ведь вы так велики и сильны! Ваш ствол тверд, и вам уже недолго осталось расти до стеклянной крыши. Вы пробьете ее и выйдете на Божий свет. Тогда вы расскажете мне, все ли там так же прекрасно, как было. Я буду довольна и этим.

– Отчего же, маленькая травка, ты не хочешь выйти вместе со мною? Мой ствол тверд и крепок; опирайся на него, ползи по мне. Мне ничего не значит снести тебя.

– Нет уж, куда мне! Посмотрите, какая я вялая и слабая: я не могу приподнять даже одной своей веточки. Нет, я вам не товарищ. Растите, будьте счастливы. Только прошу вас, когда выйдете на свободу, вспоминайте иногда своего маленького друга!

Тогда пальма принялась расти. И прежде посетители оранжереи удивлялись ее огромному росту, а она становилась с каждым месяцем выше и выше. Директор ботанического сада приписывал такой быстрый рост хорошему уходу и гордился знанием, с каким он устроил оранжерею и вел свое дело.

– Да-с, взгляните-ка на Attalea princeps, – говорил он. – Такие рослые экземпляры редко встречаются и в Бразилии. Мы приложили все наше знание, чтобы растения развивались в теплице совершенно так же свободно, как и на воле, и, мне кажется, достигли некоторого успеха.

При этом он с довольным видом похлопывал твердое дерево своею тростью, и удары звонко раздавались по оранжерее. Листья пальмы вздрагивали от этих ударов. О, если бы она могла стонать, какой вопль гнева услышал бы директор!

«Он воображает, что я расту для его удовольствия, – думала Attalea. – Пусть воображает!»

И она росла, тратя все соки только на то, чтобы вытянуться, и лишая их свои корни и листья. Иногда ей казалось, что расстояние до свода не уменьшается. Тогда она напрягала все силы. Рамы становились все ближе и ближе, и наконец молодой лист коснулся холодного стекла и железа.

– Смотрите, смотрите, – заговорили растения, – куда она забралась! Неужели решится?

– Как она страшно выросла, – сказал древовидный папоротник.

– Что ж, что выросла! Эка невидаль! Вот если б она сумела растолстеть так, как я, – сказала толстая цикада, со стволом, похожим на бочку. – И чего тянется? Все равно ничего не сделает. Решетки прочны, и стекла толсты.

Прошел еще месяц. Attalea подымалась. Наконец она плотно уперлась в рамы. Расти дальше было некуда. Тогда ствол начал сгибаться. Его лиственная вершина скомкалась, холодные прутья рамы впились в нежные молодые листья, перерезали и изуродовали их, но дерево было упрямо, не жалело листьев, несмотря ни на что давило на решетки, и решетки уже подавались, хотя были сделаны из крепкого железа.

Маленькая травка следила за борьбой и замирала от волнения.

– Скажите мне, неужели вам не больно? Если рамы уж так прочны, не лучше ли отступить? – спросила она пальму.

– Больно? Что значит больно, когда я хочувыйти на свободу. Не ты ли сама ободряла меня? – ответила пальма.

– Да, я ободряла, но я не знала, что это так трудно. Мне жаль вас. Вы так страдаете.

– Молчи, слабое растенье! Не жалей меня! Я умру или освобожусь!

И в эту минуту раздался звонкий удар. Лопнула толстая железная полоса. Посыпались и зазвенели осколки стекол. Один из них ударил в шляпу директора, выходившего из оранжереи.

– Что это такое? – вскрикнул он, вздрогнув, увидя летящие по воздуху куски стекла. Он отбежал от оранжереи и посмотрел на крышу. Над стеклянным сводом гордо высилась выпрямившаяся зеленая корона пальмы.

«Только-то? – думала она. – И это все, из-за чего я томилась и страдала так долго? И этого-то достигнуть было для меня высочайшей целью?»

Была глубокая осень, когда Attalea выпрямила свою вершину в пробитое отверстие. Моросил мелкий дождик пополам со снегом; ветер низко гнал серые клочковатые тучи. Ей казалось, что они охватывают ее. Деревья уже оголились и представлялись какими-то безобразными мертвецами. Только на соснах да на елях стояли темно-зеленые хвои. Угрюмо смотрели деревья на пальму. «Замерзнешь! – как будто говорили они ей. – Ты не знаешь, что такое мороз. Ты не умеешь терпеть. Зачем ты вышла из своей теплицы?»

И Attalea поняла, что для нее все было кончено. Она застывала. Вернуться снова под крышу? Но она уже не могла вернуться. Она должна была стоять на холодном ветре, чувствовать его порывы и острое прикосновенье снежинок, смотреть на грязное небо, на нищую природу, на грязный задний двор ботанического сада, на скучный огромный город, видневшийся в тумане, и ждать, пока люди там внизу, в теплице, не решат, что делать с нею.

Директор приказал спилить дерево. «Можно бы надстроить над нею особенный колпак, – сказал он, – но надолго ли это? Она опять вырастет и все сломает. И притом это будет стоить чересчур дорого. Спилить ее».

Пальму привязали канатами, чтобы, падая, она не разбила стен оранжереи, и низко, у самого корня, перепилили ее. Маленькая травка, обвивавшая ствол дерева, не хотела расстаться с своим другом и тоже попала под пилу. Когда пальму вытащили из оранжереи, на отрезе оставшегося пня валялись размозженные пилою, истерзанные стебельки и листья.

Читайте также:
Признаки сказки во 2 классе отличительные черты волшебных, героических произведений

– Вырвать эту дрянь и выбросить, – сказал директор. – Она уже пожелтела, да и пила очень попортила ее. Посадить здесь что-нибудь новое.

Один из садовников ловким ударом заступа вырвал целую охапку травы. Он бросил ее в корзину, вынес и выбросил на задний двор, прямо на мертвую пальму, лежавшую в грязи и уже полузасыпанную снегом.

Энциклопедия сказочных героев

Все о сказках для читательского дневника. Русские народные сказки, сказки народов мира, сказки русских и зарубежных писателей.

вторник, 4 декабря 2018 г.

Гаршин В. “Attalea princeps”

Гаршин В., сказка “Attalea princeps”

Жанр: литературная сказка

Главные герои сказки “Attalea princeps” и их характеристика

  1. Attalea princeps, огромная южная пальма. Гордая и смелая, свободолюбивая, решительная, непослушная.
  2. Маленькая травка. Слабая, беззащитная, добрая, умеет поддержать друга.
  3. Директор оранжереи. Заносчивый, гордый, хвастливый.

План пересказа сказки “Attalea princeps”

  1. Большая оранжерея
  2. Красивая пальма
  3. Бразилец и родное имя
  4. Споры растений
  5. Решение пальмы
  6. Маленькая травка
  7. Проломленное стекло
  8. Мороз и снег
  9. Конец пальмы и маленькой травки

Кратчайшее содержание сказки “Attalea princeps” для читательского дневника в 6 предложений

  1. В большой оранжерее росли разные южные растения и среди них огромная Attalea princeps
  2. Бразилец называл пальму другим, родным именем, но директор говорил, что правильно ее называть на латыни.
  3. Attalea решила дорасти до окон и оказаться на воле.
  4. Все растения осуждали ее и только маленькая травка у корней поддерживала.
  5. Attalea пробила окна и стала замерзать под снегом, а директор приказал пилить ее
  6. Заодно с пальмой выбросили и маленькую травку.

Главная мысль сказки “Attalea princeps”
Борьба за свободу может быть лучше самой свободы.

Чему учит сказка “Attalea princeps”
Сказка учит всегда стремиться к свободе, учит не сдаваться и не покоряться обстоятельствам. Учит тому, что неволя не может быть хорошей. Учит тому, что даже краткий миг свободы окажется лучше веков, проведенных в темнице. Учит тому, что в споре великих часто страдают маленькие и беззащитные.

Отзыв на сказку “Attalea princeps”
Мне понравилась эта сказка, несмотря на ее печальный конец. Но в жизни не всегда все хорошо заканчивается. Гордая пальма стремилась к свободе, но оказалось, что свобода несет ей смерть. Пальма погибла напрасно в разочаровании. Но еще больше жаль маленькую травку, которая мечтала просто услышать о свободе, но погибла заодно с пальмой.

Пословицы к сказке “Attalea princeps”
Семь раз отмерь, один раз отрежь.
Снявши голову по волосам не плачут.
Воля птичке дороже золотой клетки.
Воля губит, неволя изводит.
Всяк кузнец своего счастья.

Читать краткое содержание, краткий пересказ сказки “Attalea princeps”
В одном большом городе был ботанический сад и его гордостью была оранжерея, сделанная их стекла и железа. Широкие окна в металлических рамах пропускали в оранжерею много света, там было тепло и влажно.
В оранжерее росли растения из далеких жарких южных стран и им было тесно в оранжерее, несмотря на все ее огромные размеры. Они сталкивались ветвями, ломали друг другу листья, сплетались корнями и отнимали друг у друга влагу.
Зимой оранжерею засыпало снегом и тогда в ней становилось темно. Иногда порывы ветра выбивали стекла и там, куда попадали холодные струи ветра и инея листья съеживались и увядали.
Росла в оранжерее одна пальма всех выше и красивей. Директор называл ее по латыни Attalea, но у нее было и другое имя, которое никто не знал.
Однажды в оранжерею пришел бразилец и увидев пальму назвал ее родным именем. Директор сухо поправил его, но бразилец сказал, что это имя пальме дали ученые, а у него на родине ее зовут иначе.
Он постоял, прижавшись к стволу пальмы и она напомнила ему родной дом. Он вспомнил, что объехал множество стран, но нигде не был так счастлив, как в родной Бразилии. И на следующий же день он сел на теплоход и уплыл на родину.
После этого пальме стало совсем одиноко. Она была выше других растений и те считали ее слишком гордой. А пальма была ближе всех к окнам и часто видела небо, пусть чужое, но такое же голубое. Она молча тосковала, слушая разговоры соседей.
Саговая пальма беспокоилась о поливе, так как любила влажность. Ее словам удивлялся кактус, которому нужно было очень мало воды, а он все равно был сочным и пузатым. Корица радовалась, что здесь ее никто не обдерет. А древовидный папоротник говорил, что некоторым и эта тюрьма кажется раем, по сравнению с теми условиями, в которых они жили на воле.
А Attalea призвала растения не ссорится, а лучше постараться всем вместе и выдавить эти проклятые стекла, чтобы выйти на волю.
Другие растения стали возражать, что все равно ничего не получится, что придут садовники и заделают окна, а их обрежут. Но Attalea гордо ответила, что все равно пробьется на свободу.
А саговая пальма тихо сказала, что посмотрит тогда на то, как гордячке отрежут ее голову.
Только одна маленькая и невзрачная травка, которая использовалась в оранжерее для того, чтобы закрывать землю, слушала Attalea и думала, что она права. Она ласково обвивала могучий ствол пальмы и посылала ей слова любви и поддержки. Маленькая травка говорила, что ей никогда не увидеть небо, потому что она слишком мала, но она знает, что там на воле есть прекрасные деревья – сосны и ели, и что Attalea сможет вырасти и пробиться наверх.
Attalea звала травку расти по ее стволу, чтобы уйти вместе, но травка отказывалась, говоря, что слишком слаба. Она лишь просила не забывать пальму о ее маленьком друге.
И Attalea принялась расти. Посетители оранжереи удивлялись могучему дереву, а директор гордился и приписывал рост пальмы своим заботам. Пальма вздрагивала, когда он стучал по стволу тростью и росла.
И вот ее листья коснулись стекол. Растения внизу заволновались.
Прошел еще месяц и Attalea уперлась в толстые рамы. Ее верхушка смылась, листья и ветки ломались, но Attalea не жалела их. Она упрямо давила на решетку и металлические прутья стали поддаваться.
Маленькая травка внизу жалела ее и спрашивала, не лучше ли отступиться, ведь пальме так больно. Но Attalea сердито обрывала ее и требовала замолчать, она мечтала умереть или освободиться.
И вот раздался резкий треск, лопнула железная полоса и осколки стекол посыпались на шляпу директора. Он выбежал на улицу и посмотрел вверх. Над оранжереей возвышалась макушка пальмы, которая теперь выпрямилась.
А Attalea испытывала разочарование. Стояла поздняя осень, шел дождь со снегом, ветер гнал низкие тучи. Деревья вокруг уже оголились и только сосны и ели стояли зелеными. Они казалось говорили пальме, что она замерзнет, что она не знает, что такое мороз.
Attalea замерзала и поняла, что для нее все кончено. Вокруг была грязь и серость, а она уже не могла вернуться в оранжерею.
И директор решил спилить пальму. Он приказал садовникам пилить ее под самый корень и пилы ухватили маленькую травку, которая обвивала ствол дерева. Тогда директор вырвал целый пук этой травы и выбросил на улицу, прямо на ствол мертвой пальмы, лежащей в грязи и уже полузасыпанной снегом.

Читайте также:
Трилогия о Кроше краткое содержание читать онлайн по частям

Рисунки и иллюстрации к сказке “Attalea princeps”

Сказка Attalea princeps

Сказка Attalea princeps краткое содержание

Это рассказ о пальме, которая жила в оранжерее. Она мечтала о своей родной стране, где сможет любоваться голубизной неба, нежится в лучах солнца и наслаждаться теплым ветерком. Пальма Атталея смогла проломать стекло в оранжерее, но на волю так и не попала.

Сказка Attalea princeps скачать:

Сказка Attalea princeps читать

В одном большом городе был ботанический сад, а в этом саду — огромная оранжерея из железа и стекла. Она была очень красива: стройные витые колонны поддерживали всё здание; на них опирались лёгкие узорчатые арки, переплетённые между собою целой паутиной железных рам, в которые были вставлены стёкла. Особенно хороша была оранжерея, когда солнце заходило и освещало её красным светом. Тогда она вся горела, красные отблески играли и переливались, точно в огромном, мелко отшлифованном драгоценном камне.

Сквозь толстые прозрачные стёкла виднелись заключённые растения. Несмотря на величину оранжереи, им было в ней тесно. Корни переплелись между собою и отнимали друг у друга влагу и пищу. Ветви дерев мешались с огромными листьями пальм, гнули и ломали их и сами, налегая на железные рамы, гнулись и ломались. Садовники постоянно обрезали ветви, подвязывали проволоками листья, чтобы они не могли расти, куда хотят, но это плохо помогало. Для растений нужен был широкий простор, родной край и свобода. Они были уроженцы жарких стран, нежные, роскошные создания; они помнили свою родину и тосковали о ней. Как ни прозрачна стеклянная крыша, но она не ясное небо. Иногда, зимой, стёкла обмерзали; тогда в оранжерее становилось совсем темно. Гудел ветер, бил в рамы и заставлял их дрожать. Крыша покрывалась наметённым снегом. Растения стояли и слушали вой ветра и вспоминали иной ветер, тёплый, влажный, дававший им жизнь и здоровье. И им хотелось вновь почувствовать его веянье, хотелось, чтобы он покачал их ветвями, поиграл их листьями. Но в оранжерее воздух был неподвижен; разве только иногда зимняя буря выбивала стекло, и резкая, холодная струя, полная инея, влетала под свод. Куда попадала эта струя, там листья бледнели, съёживались и увядали.

Но стёкла вставляли очень скоро. Ботаническим садом управлял отличный учёный директор и не допускал никакого беспорядка, несмотря на то, что большую часть своего времени проводил в занятиях с микроскопом в особой стеклянной будочке, устроенной в главной оранжерее.

Была между растениями одна пальма, выше всех и красивее всех. Директор, сидевший в будочке, называл её по-латыни Attalea! Но это имя не было её родным именем: его придумали ботаники. Родного имени ботаники не знали, и оно не было написано сажей на белой дощечке, прибитой к стволу пальмы. Раз пришёл в ботанический сад приезжий из той жаркой страны, где выросла пальма; когда он увидел её, то улыбнулся, потому что она напомнила ему родину.

— А! — сказал он. — Я знаю это дерево. — И он назвал его родным именем.

— Извините, — крикнул ему из своей будочки директор, в это время внимательно разрезывавший бритвою какой-то стебелёк, — вы ошибаетесь. Такого дерева, какое вы изволили сказать, не существует. Это — Attalea princeps, родом из Бразилии.

— О да, — сказал бразильянец, — я вполне верю вам, что ботаники называют её — Attalea, но у неё есть и родное, настоящее имя.

— Настоящее имя есть то, которое даётся наукой, — сухо сказал ботаник и запер дверь будочки, чтобы ему не мешали люди, не понимавшие даже того, что уж если что-нибудь сказал человек науки, так нужно молчать и слушаться.

А бразильянец долго стоял и смотрел на дерево, и ему становилось всё грустнее и грустнее. Вспомнил он свою родину, её солнце и небо, её роскошные леса с чудными зверями и птицами, её пустыни, её чудные южные ночи. И вспомнил ещё, что нигде не бывал он счастлив, кроме родного края, а он объехал весь свет. Он коснулся рукою пальмы, как будто бы прощаясь с нею, и ушёл из сада, а на другой день уже ехал на пароходе домой.

А пальма осталась. Ей теперь стало ещё тяжелее, хотя и до этого случая было очень тяжело. Она была совсем одна. На пять сажен возвышалась она над верхушками всех других растений, и эти другие растения не любили её, завидовали ей и считали гордою. Этот рост доставлял ей только одно горе; кроме того, что все были вместе, а она была одна, она лучше всех помнила своё родное небо и больше всех тосковала о нём, потому что ближе всех была к тому, что заменяло им его: к гадкой стеклянной крыше. Сквозь неё ей виднелось иногда что-то голубое: то было небо, хоть и чужое, и бледное, но всё-таки настоящее голубое небо. И когда растения болтали между собою, Attalea всегда молчала, тосковала и думала только о том, как хорошо было бы постоять даже и под этим бледненьким небом.

— Скажите, пожалуйста, скоро ли нас будут поливать? — спросила саговая пальма, очень любившая сырость. — Я, право, кажется, засохну сегодня.

— Меня удивляют ваши слова, соседушка, — сказал пузатый кактус. — Неужели вам мало того огромного количества воды, которое на вас выливают каждый день? Посмотрите на меня: мне дают очень мало влаги, а я всё-таки свеж и сочен.

— Мы не привыкли быть чересчур бережливыми, — отвечала саговая пальма. — Мы не можем расти на такой сухой и дрянной почве, как какие-нибудь кактусы. Мы не привыкли жить как-нибудь. И кроме всего этого, скажу вам ещё, что вас не просят делать замечания.

Читайте также:
Глава Тамань в романе Лермонтова Герой нашего времени

Сказав это, саговая пальма обиделась и замолчала.

— Что касается меня, — вмешалась корица, — то я почти довольна своим положением. Правда, здесь скучновато, но уж я, по крайней мере, уверена, что меня никто не обдерёт.

— Но ведь не всех же нас обдирали, — сказал древовидный папоротник. — Конечно, многим может показаться раем и эта тюрьма после жалкого существования, которое они вели на воле.

Тут корица, забыв, что её обдирали, оскорбилась и начала спорить. Некоторые растения вступились за неё, некоторые за папоротник, и началась горячая перебранка. Если бы они могли двигаться, то непременно бы подрались.

— Зачем вы ссоритесь? — сказала Attalea. — Разве вы поможете себе этим? Вы только увеличиваете своё несчастье злобою и раздражением. Лучше оставьте ваши споры и подумайте о деле. Послушайте меня: растите выше и шире, раскидывайте ветви, напирайте на рамы и стёкла, наша оранжерея рассыплется в куски, и мы выйдем на свободу. Если одна какая-нибудь ветка упрётся в стекло, то, конечно, её отрежут, но что сделают с сотней сильных и смелых стволов? Нужно только работать дружнее, и победа за нами.

Сначала никто не возражал пальме: все молчали и не знали, что сказать. Наконец саговая пальма решилась.

— Всё это глупости, — заявила она.

— Глупости! Глупости! — заговорили деревья, и все разом начали доказывать Attalea, что она предлагает ужасный вздор. — Несбыточная мечта! — кричали они. — Вздор! Нелепость! Рамы прочны, и мы никогда не сломаем их, да если бы и сломали, так что ж такое? Придут люди с ножами и с топорами, отрубят ветви, заделают рамы и всё пойдёт по-старому. Только и будет, что отрежут от нас целые куски…

— Ну, как хотите! — отвечала Attalea. — Теперь я знаю, что мне делать. Я оставлю вас в покое: живите, как хотите, ворчите друг на друга, спорьте из-за подачек воды и оставайтесь вечно под стеклянным колпаком. Я и одна найду себе дорогу. Я хочу видеть небо и солнце не сквозь эти решётки и стёкла, — и я увижу!

И пальма гордо смотрела зелёной вершиной на лес товарищей, раскинутый под нею. Никто из них не смел ничего сказать ей, только саговая пальма тихо сказала соседке-цикаде:

— Ну, посмотрим, посмотрим, как тебе отрежут твою большую башку, чтобы ты не очень зазнавалась, гордячка!

Остальные хоть и молчали, но всё-таки сердились на Attalea за её гордые слова. Только одна маленькая травка не сердилась на пальму и не обиделась её речами. Это была самая жалкая и презренная травка из всех растений оранжереи: рыхлая, бледненькая, ползучая, с вялыми толстенькими листьями. В ней не было ничего замечательного, и она употреблялась в оранжерее только для того, чтобы закрывать голую землю. Она обвивала собою подножие большой пальмы, слушала её, и ей казалось, что Attalea права. Она не знала южной природы, но тоже любила воздух и свободу. Оранжерея и для неё была тюрьмой. «Если я, ничтожная, вялая травка, так страдаю без своего серенького неба, без бледного солнца и холодного дождя, то, что должно испытывать в неволе это прекрасное и могучее дерево! — так думала она и нежно обвивалась около пальмы и ласкалась к ней. — Зачем я не большое дерево? Я послушалась бы совета. Мы росли бы вместе и вместе вышли бы на свободу. Тогда и остальные увидели бы, что Attalea права».

Но она была не большое дерево, а только маленькая и вялая травка. Она могла только ещё нежнее обвиться около ствола Attalea и прошептать ей свою любовь и желание счастья в попытке.

— Конечно, у нас вовсе не так тепло, небо не так чисто, дожди не так роскошны, как в вашей стране, но всё-таки и у нас есть и небо, и солнце, и ветер. У нас нет таких пышных растений, как вы и ваши товарищи, с такими огромными листьями и прекрасными цветами, но и у нас растут очень хорошие деревья: сосны, ели и берёзы. Я — маленькая травка и никогда не доберусь до свободы, но ведь вы так велики и сильны! Ваш ствол твёрд, и вам уже недолго осталось расти до стеклянной крыши. Вы пробьёте её и выйдете на божий свет. Тогда вы расскажете мне, всё ли там так же прекрасно, как было. Я буду довольна и этим.

— Отчего же, маленькая травка, ты не хочешь выйти вместе со мною? Мой ствол твёрд и крепок: опирайся на него, ползи по мне. Мне ничего не значит снести тебя.

— Нет уж, куда мне! Посмотрите, какая я вялая и слабая: я не могу приподнять даже одной своей веточки. Нет, я вам не товарищ. Растите, будьте счастливы. Только прошу вас, когда выйдете на свободу, вспоминайте иногда своего маленького друга!

Тогда пальма принялась расти. И прежде посетители оранжереи удивлялись её огромному росту, а она становилась с каждым месяцем выше и выше. Директор ботанического сада приписывал такой быстрый рост хорошему уходу и гордился знанием, с каким он устроил оранжерею и вёл своё дело.

— Да-с, взгляните-ка на Attalea princeps, — говорил он. — Такие рослые экземпляры редко встречаются и в Бразилии. Мы приложили всё наше знание, чтобы растения развивались в теплице совершенно так же свободно, как и на воле, и, мне кажется, достигли некоторого успеха.

При этом он с довольным видом похлопывал твёрдое дерево своею тростью, и удары звонко раздавались по оранжерее. Листья пальмы вздрагивали от этих ударов. О, если бы она могла стонать, какой вопль гнева услышал бы директор!

«Он воображает, что я расту для его удовольствия, — думала Attalea. — Пусть воображает. »

И она росла, тратя все соки только на то, чтобы вытянуться, и лишая их свои корни и листья. Иногда ей казалось, что расстояние до свода не уменьшается. Тогда она напрягала все силы. Рамы становились всё ближе и ближе, и наконец молодой лист коснулся холодного стекла и железа.

— Смотрите, смотрите, — заговорили растения, — куда она забралась! Неужели решится?

— Как она страшно выросла, — сказал древовидный папоротник.

— Что ж, что выросла! Эка невидаль! Вот если б она сумела растолстеть так, как я! — сказала толстая цикада, со стволом, похожим на бочку. — И чего тянется? Всё равно ничего не сделает. Решётки прочны, и стёкла толсты.

Читайте также:
Тема Родины в творчестве Ахматовой - анализ стихотворений

Прошёл ещё месяц. Attalea подымалась. Наконец она плотно упёрлась в рамы. Расти дальше было некуда. Тогда ствол начал сгибаться. Его лиственная вершина скомкалась, холодные прутья рамы впились в нежные молодые листья, перерезали и изуродовали их, но дерево было упрямо, не жалело листьев, несмотря ни на что давило на решётки, и решётки уже подавались, хотя были сделаны из крепкого железа.

Маленькая травка следила за борьбой и замирала от волнения.

— Скажите мне, неужели вам не больно? Если рамы уж так прочны, не лучше ли отступить? — спросила она пальму.

— Больно? Что значит больно, когда я хочу выйти на свободу? Не ты ли сама ободряла меня? — ответила пальма.

— Да, я ободряла, но я не знала, что это так трудно. Мне жаль вас. Вы так страдаете.

— Молчи, слабое растенье! Не жалей меня! Я умру или освобожусь!

И в эту минуту раздался звонкий удар. Лопнула толстая железная полоса. Посыпались и зазвенели осколки стёкол. Один из них ударил в шляпу директора, выходившего из оранжереи.

— Что это такое? — вскрикнул он, вздрогнув, увидя летящие по воздуху куски стекла. Он отбежал от оранжереи и посмотрел на крышу. Над стеклянным сводом гордо высилась выпрямившаяся зелёная крона пальмы.

«Только-то? — думала она. — И это всё, из-за чего я томилась и страдала так долго? И этого-то достигнуть было для меня высочайшею целью?»

Была глубокая осень, когда Attalea выпрямила свою вершину в пробитое отверстие. Моросил мелкий дождик пополам со снегом; ветер низко гнал серые клочковатые тучи. Ей казалось, что они охватывают её. Деревья уже оголились и представлялись какими-то безобразными мертвецами. Только на соснах да на елях стояли тёмно-зелёные хвои. Угрюмо смотрели деревья на пальму: «Замёрзнешь! — как будто говорили они ей. — Ты не знаешь, что такое мороз. Ты не умеешь терпеть. Зачем ты вышла из своей теплицы?»

И Attalea поняла, что для неё всё было кончено. Она застывала. Вернуться снова под крышу? Но она уже не могла вернуться. Она должна была стоять на холодном ветре, чувствовать его порывы и острое прикосновение снежинок, смотреть на грязное небо, на нищую природу, на грязный задний двор ботанического сада, на скучный огромный город, видневшийся в тумане, и ждать, пока люди там, внизу, в теплице, не решат, что делать с нею.

Директор приказал спилить дерево.

— Можно бы надстроить над нею особенный колпак, — сказал он, — но надолго ли это? Она опять вырастет и всё сломает. И притом это будет стоить чересчур дорого. Спилить её!

Пальму привязали канатами, чтобы, падая, она не разбила стен оранжереи, и низко, у самого корня, перепилили её. Маленькая травка, обвивавшая ствол дерева, не хотела расстаться со своим другом и тоже попала под пилу. Когда пальму вытащили из оранжереи, на отрезе оставшегося пня валялись размозжённые пилою, истерзанные стебельки и листья.

— Вырвать эту дрянь и выбросить, — сказал директор. — Она уже пожелтела, да и пила очень попортила её. Посадить здесь что-нибудь новое.

Один из садовников ловким ударом заступа вырвал целую охапку травы. Он бросил её в корзину, вынес и выбросил на задний двор, прямо на мёртвую пальму, лежавшую в грязи и уже полузасыпанную снегом.

Attalea princeps – краткое содержание рассказа Гаршина

В ботаническом саду одного из больших городов находилась оранжерея с теплолюбивыми заморскими растениями. Сооружение было очень величественно и красиво, особенно, когда солнца лучи попадали на стекла на восходе и на закате.

И хотя оранжерея была огромных размеров, но растениям было тесно и им не хватало воздуха и света. Когда их поливали, то деревья, кустарники и цветы боролись за влагу и им не хватало почвы. Растения, особенно деревья, быстро росли и их ветви касались стекол. Тогда приходили рабочие с пилами и топорами, чтобы обрезать ветви у “нарушителей”.

Тяжелее всего было зимой, когда стекла покрывались льдом и снегом. Растениям не хватало света и было душно. Иногда стекло выбивал сильный холодный ветер, но люди быстро все чинили. Листья деревьев, которые подвергались воздействию мороза, сразу же отмирали. Теплолюбивые жильцы оранжереи мечтали о солнце, теплом ветерке и чистом небе.

Главным в оранжерее был директор, который почти все время проводил в своём кабинете. Он что-то рассматривал под своим микроскопом и занимался важными исследованиями. При всей своей занятости он успевал следить за порядком в оранжерее.

Одним из важных экземпляров в оранжерее была большая пальма. Её привезли из тёплой Бразилии. Научное название пальмы было написано на дощечке по латински: “Attalea princeps”. Но бразильянец, который посетил оранжерею, назвал её другим именем, не научным языком. Директору не понравилось данное название и он закрылся у себя в кабинете, рассуждая о том, что люди называют растения по-своему.

Пальма росла очень быстро и стала выше всех остальных растений. Она смотрела на сородичей сверху вниз, а им это не нравилось. Растения считали, что пальма гордая и заносчивая. Пальма Attalea скучала по родине и мечтала о солнце. Она хотела дорасти до потолка и разбить стекла, чтобы вырваться на волю. Пальма подговаривала других обитателей оранжереи поступить также. Но они боялись делать это, потому что в этом случае придут люди с пилами и отрежут у них ветви.

Маленькая трава, которая росла у подножия пальмы, поддерживала дерево, но не могла ей помочь. Она лишь просила свою большую подругу, чтобы та не забывала о маленькой травке.

Attalea стала расти очень быстро. Посетители были в восторге от огромного размера пальмы, а директор гордился тем, что он устроил хороший уход своим растениям. Через некоторое время ствол пальмы достиг потолка и упёрся в металлическую решётку. Пальме было больно, но она терпела и мечтала поскорее выбраться на волю.

И наконец-то настал тот момент, когда пальма смогла разбить стекло и выбраться наружу. Но, к сожалению, это была поздняя осень. Пальме было так холодно, что она хотела вернуться назад, но не смогла.

Директор оранжереи приказал спилить огромную пальму и выбросить на улицу. Вместе с ней вырвали маленькую траву и швырнули её на мертвую пальму. На освободившееся место посадили другое растение.

Также читают:

Рассказ Attalea princeps (читательский дневник)

Популярные сегодня пересказы

История относится к циклу Записок охотника и рассказывает историю от лица главного героя остальных сюжетов. Автор говорит про Аркадия Павловича Печонкина, который является отставным офицером и молодым помещиком

Читайте также:
Аленький цветочек краткое содержание сказки С.Т. Аксакова , анализ

Когда открылась новая школа, профессиональной подготовки клоунов, дирекция заведения дала в газету объявление о наборе учащихся. На собеседование пришло много клоунов, но когда строгая женщина озвучила правила школы

На свет он появился в столице Шотландии 15 августа 1771 года, а именно Эдинбурге. Он был 9 по счету ребенком в семье, что возможно и сыграло свою роль в том, что в детстве он переболел параличом

Артур Конан Дойл родился 22 мая 1859 году. С самых ранних лет писатель увлекался литературой и искусством. Вся семья Артура так или иначе была связана с литературой. К примеру, мать писателя была знаменитой рассказчицей.

«Attalea princeps» — краткое содержание сказки В.М. Гаршина

Краткое содержание сказки

Много экзотических растений росло в оранжерее. Растения-пленники были уроженцами жарких стран. Выделялась среди них пальма, которую директор ботанического сада называл по-латыни «Attalea». Гордая пальма тосковала по родной Бразилии и ее яркому солнышку. Другие растения приспособились к жизни в красивой тюрьме. Хотя растения тосковали по родине, они не поддержали пальму, решившую бороться за свою свободу. Attalea осталась в одиночестве. Ее собратья отвернулись от гордячки. Только маленькая травка, росшая вокруг пальмы, поддержала свободолюбивые мечты Attalea. Поставив перед собой цель, пальма набиралась сил для борьбы. Она пробила верхушкой стеклянную крышу оранжереи и гордо выпрямила ствол. На воле южную красавицу ждало разочарование: моросящий дождь со снегом и пронзительный ветер погубили теплолюбивое дерево. Нужно было починить крышу оранжереи, поэтому директор приказал спилить пальму и выбросить на улицу. Судьбу пальмы разделила маленькая травка, росшая под ней. Читать сказку онлайн полностью можно на нашем сайте.

Attalea princeps — Гаршин Всеволод

В одном большом городе был ботанический сад, а в этом саду — огромная оранжерея из железа и стекла. Она была очень красива: стройные витые колонны поддерживали всё здание; на них опирались лёгкие узорчатые арки, переплетённые между собою целой паутиной железных рам, в которые были вставлены стёкла. Особенно хороша была оранжерея, когда солнце заходило и освещало её красным светом. Тогда она вся горела, красные отблески играли и переливались, точно в огромном, мелко отшлифованном драгоценном камне.

Сквозь толстые прозрачные стёкла виднелись заключённые растения. Несмотря на величину оранжереи, им было в ней тесно. Корни переплелись между собою и отнимали друг у друга влагу и пищу. Ветви дерев мешались с огромными листьями пальм, гнули и ломали их и сами, налегая на железные рамы, гнулись и ломались. Садовники постоянно обрезали ветви, подвязывали проволоками листья, чтобы они не могли расти, куда хотят, но это плохо помогало. Для растений нужен был широкий простор, родной край и свобода. Они были уроженцы жарких стран, нежные, роскошные создания; они помнили свою родину и тосковали о ней. Как ни прозрачна стеклянная крыша, но она не ясное небо. Иногда, зимой, стёкла обмерзали; тогда в оранжерее становилось совсем темно. Гудел ветер, бил в рамы и заставлял их дрожать. Крыша покрывалась наметённым снегом. Растения стояли и слушали вой ветра и вспоминали иной ветер, тёплый, влажный, дававший им жизнь и здоровье. И им хотелось вновь почувствовать его веянье, хотелось, чтобы он покачал их ветвями, поиграл их листьями. Но в оранжерее воздух был неподвижен; разве только иногда зимняя буря выбивала стекло, и резкая, холодная струя, полная инея, влетала под свод. Куда попадала эта струя, там листья бледнели, съёживались и увядали.

Но стёкла вставляли очень скоро. Ботаническим садом управлял отличный учёный директор и не допускал никакого беспорядка, несмотря на то, что большую часть своего времени проводил в занятиях с микроскопом в особой стеклянной будочке, устроенной в главной оранжерее.

Была между растениями одна пальма, выше всех и красивее всех. Директор, сидевший в будочке, называл её по-латыни Attalea! Но это имя не было её родным именем: его придумали ботаники. Родного имени ботаники не знали, и оно не было написано сажей на белой дощечке, прибитой к стволу пальмы. Раз пришёл в ботанический сад приезжий из той жаркой страны, где выросла пальма; когда он увидел её, то улыбнулся, потому что она напомнила ему родину.

— А! — сказал он. — Я знаю это дерево. — И он назвал его родным именем.

— Извините, — крикнул ему из своей будочки директор, в это время внимательно разрезывавший бритвою какой-то стебелёк, — вы ошибаетесь. Такого дерева, какое вы изволили сказать, не существует. Это — Attalea princeps, родом из Бразилии.

— О да, — сказал бразильянец, — я вполне верю вам, что ботаники называют её — Attalea, но у неё есть и родное, настоящее имя.

— Настоящее имя есть то, которое даётся наукой, — сухо сказал ботаник и запер дверь будочки, чтобы ему не мешали люди, не понимавшие даже того, что уж если что-нибудь сказал человек науки, так нужно молчать и слушаться.

А бразильянец долго стоял и смотрел на дерево, и ему становилось всё грустнее и грустнее. Вспомнил он свою родину, её солнце и небо, её роскошные леса с чудными зверями и птицами, её пустыни, её чудные южные ночи. И вспомнил ещё, что нигде не бывал он счастлив, кроме родного края, а он объехал весь свет. Он коснулся рукою пальмы, как будто бы прощаясь с нею, и ушёл из сада, а на другой день уже ехал на пароходе домой.

А пальма осталась. Ей теперь стало ещё тяжелее, хотя и до этого случая было очень тяжело. Она была совсем одна. На пять сажен возвышалась она над верхушками всех других растений, и эти другие растения не любили её, завидовали ей и считали гордою. Этот рост доставлял ей только одно горе; кроме того, что все были вместе, а она была одна, она лучше всех помнила своё родное небо и больше всех тосковала о нём, потому что ближе всех была к тому, что заменяло им его: к гадкой стеклянной крыше. Сквозь неё ей виднелось иногда что-то голубое: то было небо, хоть и чужое, и бледное, но всё-таки настоящее голубое небо. И когда растения болтали между собою, Attalea всегда молчала, тосковала и думала только о том, как хорошо было бы постоять даже и под этим бледненьким небом.

— Скажите, пожалуйста, скоро ли нас будут поливать? — спросила саговая пальма, очень любившая сырость. — Я, право, кажется, засохну сегодня.

Читайте также:
Сочинение на тему: «Берегите лес от пожара» ✒️ рассуждения о лесных пожарах

— Меня удивляют ваши слова, соседушка, — сказал пузатый кактус. — Неужели вам мало того огромного количества воды, которое на вас выливают каждый день? Посмотрите на меня: мне дают очень мало влаги, а я всё-таки свеж и сочен.

— Мы не привыкли быть чересчур бережливыми, — отвечала саговая пальма. — Мы не можем расти на такой сухой и дрянной почве, как какие-нибудь кактусы. Мы не привыкли жить как-нибудь. И кроме всего этого, скажу вам ещё, что вас не просят делать замечания.

Сказав это, саговая пальма обиделась и замолчала.

— Что касается меня, — вмешалась корица, — то я почти довольна своим положением. Правда, здесь скучновато, но уж я, по крайней мере, уверена, что меня никто не обдерёт.

— Но ведь не всех же нас обдирали, — сказал древовидный папоротник. — Конечно, многим может показаться раем и эта тюрьма после жалкого существования, которое они вели на воле.

Тут корица, забыв, что её обдирали, оскорбилась и начала спорить. Некоторые растения вступились за неё, некоторые за папоротник, и началась горячая перебранка. Если бы они могли двигаться, то непременно бы подрались.

— Зачем вы ссоритесь? — сказала Attalea. — Разве вы поможете себе этим? Вы только увеличиваете своё несчастье злобою и раздражением. Лучше оставьте ваши споры и подумайте о деле. Послушайте меня: растите выше и шире, раскидывайте ветви, напирайте на рамы и стёкла, наша оранжерея рассыплется в куски, и мы выйдем на свободу. Если одна какая-нибудь ветка упрётся в стекло, то, конечно, её отрежут, но что сделают с сотней сильных и смелых стволов? Нужно только работать дружнее, и победа за нами.

Сначала никто не возражал пальме: все молчали и не знали, что сказать. Наконец саговая пальма решилась.

— Всё это глупости, — заявила она.

— Глупости! Глупости! — заговорили деревья, и все разом начали доказывать Attalea, что она предлагает ужасный вздор. — Несбыточная мечта! — кричали они. — Вздор! Нелепость! Рамы прочны, и мы никогда не сломаем их, да если бы и сломали, так что ж такое? Придут люди с ножами и с топорами, отрубят ветви, заделают рамы и всё пойдёт по-старому. Только и будет, что отрежут от нас целые куски…

— Ну, как хотите! — отвечала Attalea. — Теперь я знаю, что мне делать. Я оставлю вас в покое: живите, как хотите, ворчите друг на друга, спорьте из-за подачек воды и оставайтесь вечно под стеклянным колпаком. Я и одна найду себе дорогу. Я хочу видеть небо и солнце не сквозь эти решётки и стёкла, — и я увижу!

И пальма гордо смотрела зелёной вершиной на лес товарищей, раскинутый под нею. Никто из них не смел ничего сказать ей, только саговая пальма тихо сказала соседке-цикаде:

— Ну, посмотрим, посмотрим, как тебе отрежут твою большую башку, чтобы ты не очень зазнавалась, гордячка!

Остальные хоть и молчали, но всё-таки сердились на Attalea за её гордые слова. Только одна маленькая травка не сердилась на пальму и не обиделась её речами. Это была самая жалкая и презренная травка из всех растений оранжереи: рыхлая, бледненькая, ползучая, с вялыми толстенькими листьями. В ней не было ничего замечательного, и она употреблялась в оранжерее только для того, чтобы закрывать голую землю. Она обвивала собою подножие большой пальмы, слушала её, и ей казалось, что Attalea права. Она не знала южной природы, но тоже любила воздух и свободу. Оранжерея и для неё была тюрьмой. «Если я, ничтожная, вялая травка, так страдаю без своего серенького неба, без бледного солнца и холодного дождя, то, что должно испытывать в неволе это прекрасное и могучее дерево! — так думала она и нежно обвивалась около пальмы и ласкалась к ней. — Зачем я не большое дерево? Я послушалась бы совета. Мы росли бы вместе и вместе вышли бы на свободу. Тогда и остальные увидели бы, что Attalea права».

Но она была не большое дерево, а только маленькая и вялая травка. Она могла только ещё нежнее обвиться около ствола Attalea и прошептать ей свою любовь и желание счастья в попытке.

— Конечно, у нас вовсе не так тепло, небо не так чисто, дожди не так роскошны, как в вашей стране, но всё-таки и у нас есть и небо, и солнце, и ветер. У нас нет таких пышных растений, как вы и ваши товарищи, с такими огромными листьями и прекрасными цветами, но и у нас растут очень хорошие деревья: сосны, ели и берёзы. Я — маленькая травка и никогда не доберусь до свободы, но ведь вы так велики и сильны! Ваш ствол твёрд, и вам уже недолго осталось расти до стеклянной крыши. Вы пробьёте её и выйдете на божий свет. Тогда вы расскажете мне, всё ли там так же прекрасно, как было. Я буду довольна и этим.

— Отчего же, маленькая травка, ты не хочешь выйти вместе со мною? Мой ствол твёрд и крепок: опирайся на него, ползи по мне. Мне ничего не значит снести тебя.

— Нет уж, куда мне! Посмотрите, какая я вялая и слабая: я не могу приподнять даже одной своей веточки. Нет, я вам не товарищ. Растите, будьте счастливы. Только прошу вас, когда выйдете на свободу, вспоминайте иногда своего маленького друга!

Тогда пальма принялась расти. И прежде посетители оранжереи удивлялись её огромному росту, а она становилась с каждым месяцем выше и выше. Директор ботанического сада приписывал такой быстрый рост хорошему уходу и гордился знанием, с каким он устроил оранжерею и вёл своё дело.

— Да-с, взгляните-ка на Attalea princeps, — говорил он. — Такие рослые экземпляры редко встречаются и в Бразилии. Мы приложили всё наше знание, чтобы растения развивались в теплице совершенно так же свободно, как и на воле, и, мне кажется, достигли некоторого успеха.

При этом он с довольным видом похлопывал твёрдое дерево своею тростью, и удары звонко раздавались по оранжерее. Листья пальмы вздрагивали от этих ударов. О, если бы она могла стонать, какой вопль гнева услышал бы директор!

«Он воображает, что я расту для его удовольствия, — думала Attalea. — Пусть воображает. »

И она росла, тратя все соки только на то, чтобы вытянуться, и лишая их свои корни и листья. Иногда ей казалось, что расстояние до свода не уменьшается. Тогда она напрягала все силы. Рамы становились всё ближе и ближе, и наконец молодой лист коснулся холодного стекла и железа.

Читайте также:
Глава Тамань в романе Лермонтова Герой нашего времени

— Смотрите, смотрите, — заговорили растения, — куда она забралась! Неужели решится?

— Как она страшно выросла, — сказал древовидный папоротник.

— Что ж, что выросла! Эка невидаль! Вот если б она сумела растолстеть так, как я! — сказала толстая цикада, со стволом, похожим на бочку. — И чего тянется? Всё равно ничего не сделает. Решётки прочны, и стёкла толсты.

Прошёл ещё месяц. Attalea подымалась. Наконец она плотно упёрлась в рамы. Расти дальше было некуда. Тогда ствол начал сгибаться. Его лиственная вершина скомкалась, холодные прутья рамы впились в нежные молодые листья, перерезали и изуродовали их, но дерево было упрямо, не жалело листьев, несмотря ни на что давило на решётки, и решётки уже подавались, хотя были сделаны из крепкого железа.

Маленькая травка следила за борьбой и замирала от волнения.

— Скажите мне, неужели вам не больно? Если рамы уж так прочны, не лучше ли отступить? — спросила она пальму.

— Больно? Что значит больно, когда я хочу выйти на свободу? Не ты ли сама ободряла меня? — ответила пальма.

— Да, я ободряла, но я не знала, что это так трудно. Мне жаль вас. Вы так страдаете.

— Молчи, слабое растенье! Не жалей меня! Я умру или освобожусь!

И в эту минуту раздался звонкий удар. Лопнула толстая железная полоса. Посыпались и зазвенели осколки стёкол. Один из них ударил в шляпу директора, выходившего из оранжереи.

— Что это такое? — вскрикнул он, вздрогнув, увидя летящие по воздуху куски стекла. Он отбежал от оранжереи и посмотрел на крышу. Над стеклянным сводом гордо высилась выпрямившаяся зелёная крона пальмы.

«Только-то? — думала она. — И это всё, из-за чего я томилась и страдала так долго? И этого-то достигнуть было для меня высочайшею целью?»

Была глубокая осень, когда Attalea выпрямила свою вершину в пробитое отверстие. Моросил мелкий дождик пополам со снегом; ветер низко гнал серые клочковатые тучи. Ей казалось, что они охватывают её. Деревья уже оголились и представлялись какими-то безобразными мертвецами. Только на соснах да на елях стояли тёмно-зелёные хвои. Угрюмо смотрели деревья на пальму: «Замёрзнешь! — как будто говорили они ей. — Ты не знаешь, что такое мороз. Ты не умеешь терпеть. Зачем ты вышла из своей теплицы?»

И Attalea поняла, что для неё всё было кончено. Она застывала. Вернуться снова под крышу? Но она уже не могла вернуться. Она должна была стоять на холодном ветре, чувствовать его порывы и острое прикосновение снежинок, смотреть на грязное небо, на нищую природу, на грязный задний двор ботанического сада, на скучный огромный город, видневшийся в тумане, и ждать, пока люди там, внизу, в теплице, не решат, что делать с нею.

Директор приказал спилить дерево.

— Можно бы надстроить над нею особенный колпак, — сказал он, — но надолго ли это? Она опять вырастет и всё сломает. И притом это будет стоить чересчур дорого. Спилить её!

Пальму привязали канатами, чтобы, падая, она не разбила стен оранжереи, и низко, у самого корня, перепилили её. Маленькая травка, обвивавшая ствол дерева, не хотела расстаться со своим другом и тоже попала под пилу. Когда пальму вытащили из оранжереи, на отрезе оставшегося пня валялись размозжённые пилою, истерзанные стебельки и листья.

— Вырвать эту дрянь и выбросить, — сказал директор. — Она уже пожелтела, да и пила очень попортила её. Посадить здесь что-нибудь новое.

Один из садовников ловким ударом заступа вырвал целую охапку травы. Он бросил её в корзину, вынес и выбросил на задний двор, прямо на мёртвую пальму, лежавшую в грязи и уже полузасыпанную снегом.

Анализ сказки Attalea princeps

По сюжету сказка близка к знаменитой поэме Лермонтова «Мцыри». В ней тоже автор воплотил вольнолюбивые идеи. Только Мцыри перед смертью познал радость свободы, а в сказке Гаршина Attalea, бунтуя против оранжерейного плена, погибает, не насладившись свободой. Тема бунтарства и смирения раскрывается в сказке Гаршина через противопоставление пальмы другим растениям оранжереи, которые предпочли жить в неволе. Отказаться от борьбы и довольствоваться «оранжерейным раем» или погибнуть в борьбе? У Гаршина этот вопрос остается открытым. Чему учит сказка Attalea princeps? Каждый извлекает из сказки-притчи для себя то, что ему ближе и понятнее.

Аудиосказки лучших сказочников

  • Астрид Линдгрен
  • Андерсен Г.Х.
  • Туве Янссон
  • Николай Носов
  • Популярное
  • Сборник аудиосказок
  • Арабские аудиосказки
  • Русские народные
  • Шарль Перро
  • Редьярд Киплинг
  • Джанни Родари
  • Гофман Э.Т.А.
  • Вильгельм Гауф
  • Братья Гримм
  • Зарубежные аудиосказки
  • Джоэль Харрис
  • Джонатан Свифт
  • Толстой А.Н.
  • Сергей Аксаков
  • Самуил Маршак
  • Салтыков-Щедрин М.Е.
  • Пушкин А.С.
  • Мамин-Сибиряк Д.Н.
  • Корней Чуковский
  • Всеволод Гаршин
  • Владимир Одоевский
  • Русские аудиосказки
  • Владимир Сутеев
  • Михаил Пришвин
  • Виталий Бианки

Читать книги, слушать детские песни и раскраски онлайн

Как еще, если не с помощью хорошей книги, музыки и рисования, ребенок познает мир? Этот сайт разработан специально для детей, чтобы при помощи творчества и литературы, они открывали мир вокруг себя.

Здесь родители найдут книги, которые читали, и будут читать все. Это лучшие сказки Пушкина, рассказы Гайдара, романы Марка Твена, стихи Чуковского и другие произведения зарубежных и отечественных писателей. Книги можно читать онлайн, слушать бесплатно аудио версии и скачать в mp3.

Если ваш ребенок любит петь и танцевать, у нас представлены детские песни онлайн. Это разные тематические подборки, по сезонам года, из любимых мультфильмов, для детских вечеринок, а также музыка Моцарта, звуки природы и т.д.

Чтобы развить творческое мышление, советуем скачать онлайн раскраски для детей или учиться рисовать пошагово. Разнообразие элементов для рисования с наглядными примерами, делают этот процесс простым. А от выбора раскрасок, разбегаются глаза: раскраски для девочек и мальчиков, развивающие, из игр и мультфильмов, новогодние, раскраски Винкс и не только. Для взрослых есть раскраска антистресс, скачать и распечатать любой из файлов можно в один клик. Приятного досуга!

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: